tipaeto (tipaeto) wrote in ru_polit,
tipaeto
tipaeto
ru_polit

Кровавый тризуб Бандеры


Исторические архивы наглядно и убедительно разрушают майдановские мифы о «герое Украины» Степане Бандере. Льготная отсидка и почётная изоляция Бандеры в бункере «Целленбау» при концлагере Заксенхаузен: «Он мог свободно передвигаться по лагерю, получал посылки с продуктами и деньгами, имел право переписки… Бандера был освобожден самими же немцами

"Ещё два года назад Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) издал в двух томах сборник «Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. 1939–1945». Ответственный составитель сборника Татьяна Царевская-Дякина рассказала в интервью  о реальной деятельности бандеровцев на территории Украины.


15 КРУПНЕЙШИХ АРХИВОВ ПРОТИВ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ

– Татьяна Викторовна, как родилась идея сборника?

– В конце 90-х начался вал публикаций, героизирующих националистическое движение на Украине. Он резко возрос после 2004 года, когда в страну рекой потекли зарубежные гранты. Особенно усердствовал в этом направлении созданный по инициативе Виктора Ющенко Украинский институт национальной памяти. О качестве этих публикаций и монографий и говорить не приходится, однако они имели результат: на Украине стали возводить памятники Бандере (на фото) и Шухевичу, называть их именами улицы, превозносить членов ОУН (Организации украинских националистов) и УПА (Украинской повстанческой армии) как «борцов с фашизмом». В противовес этим памятникам и множеству поверхностных наукообразных публикаций мы решили документально показать деятельность украинских националистических организаций в годы Второй Мировой войны.

– Представляется, что издания, подобные вашему, достаточно редки – как по количеству представленных документов, так и по объёму выполненных работ...

– Это действительно так. В книгу вошли документы из 15 крупнейших архивов России, Украины, Германии, Польши и Беларуси. Мы очень тщательно вычищали переводы (это особенно касается извлечений из немецких документов) и старались не допускать никакой избирательности или небрежности – понимали, что нас «съедят» за любую неточность. Добавлю также: мы не использовали в сборнике расхожие версии, которые бродят по интернету. Копии с копии достоверным источником не считаем, опираемся только на подлинные документы.

– Деятельность каких организаций представляла для Вас наибольший интерес?

– ОУН (в первую очередь, ее радикальное крыло, представляемое Степаном Бандерой) и УПА, которую возглавлял Клим Савур, а затем Роман Шухевич. Это были наиболее активные движущие силы в военный период. Чтобы глубже понять историю ОУН, мы также изучили её деятельность на территории Польши до начала Второй мировой войны. Очень важны предвоенные документы, которые свидетельствуют о подготовке групп украинских националистов к террористической и диверсионной деятельности на территории УССР, а также документы, раскрывающие механизмы сотрудничества ОУН и УПА с нацистской Германией. Крайне интересно общение этих организаций с зарубежными «спонсорами» в послевоенный период. На удивление много документов обнаружилось об активности УПА на Украине и в Польше. А ещё чрезвычайно интересны и важны программные документы и инструкции, авторами которых являются Бандера и его сторонники, поскольку они раскрывают идеологическую подоплеку и неслучайность всего происходящего.

– В чем заключалась главная идея и цель ОУН?

– Цель у них была одна – создание самостийного и соборного Украинского государства и борьба с его «врагами» – вначале с Польшей, затем с «Московской империей».

– Любопытно: это дословно совпадает с тезисами сегодняшних украинских националистов.

– Именно так. А вот в методах оуновцы расходились. Весной 1941 года Степан Бандера вместе со своими сторонниками откололись от ОУН Мельника, образовали радикальное крыло ОУН-Б («ОУН-Бандеры»), оно же называлось «революционная ОУН» – «ОУН-Р»). Это произошло на II-м Великом Сборе украинских националистов – именно там в качестве организационного пароля члена ОУН было принято приветствие со словами «Слава Украине» — «Героям Слава» (оно заменило традиционное западно-украинское «Слава Иисусу Христу!»), сопровождаемое выкидыванием руки наподобие нацистского зига. Там же были приняты цвета флага ОУН — красный и чёрный.

Мельник полагал, что путём сотрудничества с гитлеровской Германией, в случае её победы, можно политическими методами добиться для Украины преференций в рамках новой Европы. А фракция Бандеры стремилась к активной революционной борьбе, к террористическим действиям, которые ускорили бы «вооруженный взрыв» на Западной Украине.

Кстати, «Вооруженный взрыв» («Збройний зрив») – название программного документа ОУН-Бандеры, содержащего план действий организации в случае войны Германии с СССР. В принципе, ОУН с момента своего создания в 1929 году действовала очень «активно». Были и нападения на государственные учреждения, и поджоги имущества польских помещиков, и покушения на представителей власти. А в 1933 году, когда Краевую Экзекутиву на Западной Украине возглавил Бандера, применение террористических методов в практике ОУН усилилось.



«Войну» между Москвой и другими державами, в особенности, если она будет вестись на украинской земле, ОУН использует как удобный момент для полного разгорания освободительной революционной борьбы за Самостоятельную Соборную Украинскую державу


– Известно, в 1934 году Степан Бандера принимал участие в подготовке теракта, в результате которого погиб польский министр Бронислав Перацкий…

– Да, и заметьте: Бандера был осуждён не как политический деятель, а по уголовной статье – за террористическую деятельность – бомбы, политический убийства, грабежи...В этом, кстати, Бандеру обвинял даже Мельник, руководитель умеренного крыла ОУН. Бандера изначально был экстремистом и в последующем продолжал оставаться руководителем правого экстремистского крыла Организации украинских националистов – любые насильственные действия были для него нормой.


«В АПРЕЛЕ 41 БАНДЕРА ПОЛУЧИЛ ОТ НЕМЦЕВ 2,5 МИЛЛИОНА МАРОК»

– Но как Организация украинских националистов-Бандеры предполагала в условиях войны установить свою власть на Украине, если на неё претендовала Германия?

– Они и не собирались действовать наперекор Германии, а предполагали войти в страну «на плечах» немецкой армии и установить там свой порядок, как говорится, «под шумок». По сути, это была авантюра, и сам Бандера был не слишком уверен в её успехе. Войну они считали «подходящей ситуацией» для «вооруженного восстания против Москвы и создания Украинского государства». А страны, ведущие борьбу с Москвой, трактовались как «естественные союзники».



Листовка ОУН: «Для нашего самостийного движения мы имеем наимощнейшего и справедливого протекора Германию и АДОЛЬФА ГИТЛЕРА, властного хозяина Европы, который реализуя новый порядок и раздел мира, ценит всю важность этнографического чувства и национального сознания каждого народа!»


– Как это было реализовано?

– Следует провести параллель с сегодняшними событиями – всё было подготовлено очень грамотно, и схемы действия радикальных украинских националистов с тех пор особенно не изменились.

С 1939 года ОУН вербовала группы безработных украинцев, попавших с территории Польши в Германию, большое количество вчерашней сельской молодежи – неустроенной, ни к чему не приспособленной. Проводили пропагандистские занятия, направленные на вовлечение молодежи в активную борьбу на независимость Украины, в том числе с оружием в руках, а заодно использовали этот контингент для сбора и передачи информации о состоянии приграничных территорий СССР Абверу. Бандера хорошо знал свой край, своих соотечественников, и понимал, что радикальные идеи ОУН позволят вербовать сторонников в огромном количестве. Все его лозунги – это такая очень прямолинейная, простая, очень доходчивая пропаганда. И она действовала, поскольку очень соответствовала настроению молодежи, которая вначале жила под поляками, потом, хоть и недолго, под Советами… «Мы наследники великих традиций» – оружие в руки, и вперёд.

– Куда направляли этих молодых людей?

– Часть из них проходила серьёзное военное и диверсионное обучение в лагерях Бранденбурга-800 (структура, управляемая Абвером). Эти лагеря существовали под прикрытием вспомогательной силы для горных крестьян (Bergbauernhilfe). Здесь украинских националистов учили, в том числе, подрывному делу, организации поджогов – вспомним сегодняшние «коктейли Молотова». Особое внимание уделялось умению проводить самостоятельные партизанские операции, «построенные на хитрости и внезапности» – (все эти документы нами опубликованы в упомянутом сборнике). Остальных тоже обучали и организовывали – из них формировали «походные группы», которые потом вступили на Украину вместе с немцами. Они должны были следовать за немецкими войсками и тут же захватывать и организовывать гражданскую власть на местах, подконтрольную ОУН.




То есть, пока немецкая армия шла дальше, выполняя свои задачи, в украинские местечки входила группа подготовленных молодых людей, объясняла, что «власть теперь наша», быстро поднимала украинский флаг, «тризуб», организовывала простейшее местное самоуправление.

– Вспоминаются захваты обладминистраций на Украине в январе-феврале этого года…

– Создавалась администрация всякого рода – начиная от бургомистра городка, старосты в селе до руководителя в сфере культуры. Не забудьте и про «народную милицию». И так «походные группы» катились валом с запада на восток. Размах действий впечатлял – дошли до Днепропетровска… Это была спланированная, тщательно подготовленная акция. Понятно, что за пару месяцев такое не организуешь – на разработку и подготовку ушло как минимум года полтора-два.

– Кто финансировал подготовку? Были ли там замешаны немецкие деньги?

– Да, этому есть безусловные доказательства. ОУН находилась в постоянном поиске сильного внешнеполитического партнера – ещё одна характерная особенность украинского национализма – таким партнёром и стала на тот момент Германия.

То, что она финансировала ОУН Мельника – это общеизвестно. Бандеровцы же всегда старались от этого откреститься. Однако существуют подтверждающие это показания зам. начальника Абвер-2 Эрвина Штольце, который непосредственно курировал «работу» украинских националистов. Его слова о «финансировании созданного подполья в целях организации подрывной деятельности» цитируются достаточно часто.



– Что же позволяет сегодня украинским неонацистам утверждать, что Бандера и его сторонники героически боролись с фашистской Германией?

– Это был временный разрыв отношений. Действительно, 29 июня 1941 года, несколько опережая первые части вермахта, во Львов вступил украинский батальон «Нахтигаль» под командованием Шухевича, а вслед за ним – Львовская походная группа во главе с Ярославом Стецько. Стецько срочно созвал Национальное собрание, на котором 30 июня был провозглашен акт воссоздания независимого Украинского государства (оно, по сути, просуществовало всего два дня). В зале присутствовали представители Абвера, которые сомневались в происходящем, но активного противодействия не оказывали. А оккупационная администрация, гестапо и СД прибыли во Львов только через несколько дней.



На всех листовках и транспорантах этого времени идет рядом: «Слава Бандере!», «Да здравствует немецкий народ, хайль Гитлер!», «Слава героям!»


– Как немцы отнеслись к провозглашению Украинского государства, ведь очевидно, что для Германии украинские националисты были временными союзниками и людьми второго сорта?

– Гитлер эту самостийную республику категорически не признал. Бандере пришлось объясняться, оправдываться. Есть протоколы переговоров, вернее, «беседы» от 3 июля 1941 года, на которую немецкие представители вызвали Стецько и Бандеру. Главный вопрос был: «Кто вам вообще разрешил это совершить?»

У Бандеры позиция была такая: «Мне никто не запрещал, вот мы это и сделали». Уверял, что ОУНовцы «искренне во всех отношениях сотрудничали со всеми немецкими инстанциями», «не собирались действовать вопреки интересам Германии» – часть его людей, как и было договорено, сражалась в рядах немецкого вермахта, часть – действовала в тылу большевистких войск, а третья часть – в советской армии ради её ослабления – я цитирую документы.

Немцы потребовали, чтобы Стецько и Бандера отказались от самоуправства, но Бандера упорствовал, наивно надеясь, что Германия изменит свою позицию в отношении украинской государственности. В итоге его отправили в Берлин под домашний арест.

– Это поведение современные бандеровцы обычно истолковывают в его пользу – как несгибаемость в борьбе за построение самостийного Украинского государства...

– Знаете, даже сами немцы писали о Бандере как о хитром и беспринципном фанатике, который ни перед чем не остановится и готов продать и поменять всех и вся при необходимости – это есть в сборнике. Уже в 1940-41 годах у немцев не возникало по его поводу никаких иллюзий.





КОМФОРТНАЯ ОТСИДКА «МУЧЕНИКА»

– Как развивались события после ареста Бандеры и ряда его сторонников?


– В Берлине он, как и Стецько, продолжал писать объяснительные во все немецкие инстанции, доказывая, что Украинское государство на Востоке принесет пользу Великой Германии – многословно, высокопарно, с историческими реминисценциями… Все эти документы тоже существуют. Однако немцам уже было слишком очевидно – ОУН-Б им не подчиняется.

В результате 15 сентября Бандера был помещен в тюрьму, а в 42-м году оказался в концлагере, в Заксенхаузене, и просидел там до 30 сентября 1944 года, когда был освобожден самими же немцами. Правда, просидел на льготных условиях – некоторые исследователи называют его заключение в бункере «Целленбау», скорее, «почетной изоляцией». Для чего-то их приберегали – он, как и Стецько, и Стахив, и Лебидь, и другие бандеровцы, мог свободно передвигаться по лагерю, получал посылки с продуктами и деньгами, имел право переписки…

– И даже, говорят, имел право покидать лагерь с целью контактов с конспиративными ОУН-УПА и замком Фриденталь (в 200 метрах от «Целленбау»), в котором находилась школа агентурно-диверсионных кадров той же ОУН-б?..

– Я не поднимала специально этих документов, поэтому не могу говорить об этом подробно. Однако скажу, что образ мученика, который возникает сразу при упоминании Заксенхаузена, и который активно эксплуатируют нынешние последователи Бандеры, не соответствует реальности.

– Есть подписи Бандеры на преступных приказах?

– Бандера поступал достаточно грамотно – особенно нигде свои подписи не оставлял. Все приказы либо издавались от имени ОУН, либо подписывался Стецько как председатель правительства «Украинского государства».

Да, предъявить подписанный им приказ о массовом терроре невозможно. Но заметьте: Феликс Эдмундович Дзержинский также не подписал ни одного расстрельного приговора. И подписи Гитлера на каких-то жестких приказах типа истребления евреев вы не найдете. Люди такого уровня изначально никаких следов не оставляли. То, что я видела – какие-то письма, записки, но ни в коей мере не приказы.




Автор книги «Боротьба с Москвой» («Борьба с Москвой») – один из известных деятелей ОУН Ярослав Старух


Конечно, политическая и военная программа ОУН, составленная до начала Великой Отечественной войны в расчете на войну Германии с Советским Союзом, не могла быть составлена без участия Бандеры. Например, та же инструкция «Борьба и деятельность ОУН во время войны» от мая 41 года, в которой значится, что «национальные меньшинства подразделяются на: а) дружественные нам, то есть члены всех порабощенных народов; б) враждебные нам, москали, поляки, жиды», которые «уничтожаются в борьбе кроме тех, кто защищает режим…».


Или: «Наша власть должна быть страшна для её противников. Террор для «чужинцев-врагов и своих предателей». «Чужинцы», кстати, это «разные азиаты, которыми Москва колонизирует Украину с намерением создания на Украине национальной чересполосицы».



Из книги «Боротьба с Москвой»: «Москва должна погибнуть! – белая или красная, царская, советская, пролетарская, православная или безбожная – все одно! – Украина должна быть свободной!»



«ДЕТЕЙ СТАРШЕ 12 ЛЕТ УНИЧТОЖАТЬ СООБРАЗНО С РЕВОЛЮЦИОННОЙ СОВЕСТЬЮ»

– И как проходило установление оуновцами «порядка» на Украине?


– Первые два-три месяца совместного продвижения на Восток ОУН-Бандеры достаточно успешно сотрудничала с немцами. Причем поначалу очень многие оуновцы на местах напрямую обращались к немецким структурам (документов много), в том числе, к представителям Абвера – действовали вместе. Отношения начали осложняться, когда немцы начали создавать собственную администрацию на местах и пытаться ликвидировать украинскую. В том числе, пытались подчинить себе «народную милицию», в чьи обязанности, кстати, входило очищение украинских земель от коммунистов, работников НКВД, жидов, «чужинцев» и пр. Это удавалось немцам не так просто, тем более, что изначально оуновцам была дана ещё одна команда: прятать оружие и обмундирование отступающей Красной Армии, запасаться для себя…

В начале сентября 41-го года немцы распустили «Роланд» и «Нахтигаль», по той же причине – поняли, что эти украинские батальоны им не особенно подчиняются. Кто-то ушёл в переводчики, кто-то заключил годовой контракт на службу у немцев. В том числе, кстати, и нынешний Герой Украины и «борец с фашизмом» Шухевич, получивший звание офицера Гитлеровского Вермахта.



Дальше пошли аресты особо активных лиц из ОУН, примерно с конца 41-го. А во второй половине 1942 г. в связи с нарастанием террора против ОУН-Б, начались призывы о создании национальной Украинской повстанческой армии (УПА), которую возглавил Клим Савур, а после его гибели – Шухевич.

– Теперь наследники Бандеры гордятся тем, что они оказывали сопротивление немцам с оружием в руках…

– Политика ОУН все время менялась. В 1941 году они приветствовали Гитлера, имена Гитлера и Бандеры на всех плакатах были рядом. В конце 42-го начался период борьбы с немцами, что сегодня позволяет некоторым называть ОУН-УПА «героическими борцами с фашизмом» (у них даже книжка, говорят, о этом недавно вышла – «100 боев УПА»). Бывало даже такое, что отряды УПА объединялись с советскими партизанами в борьбе против общего врага (есть показания белорусского партизана и разведчика Бринского), несмотря на полное несоответствие главных целей...

– Бандере была позволена переписка – можно ли сказать, что в это время он продолжал активно влиять на действия Украинской повстанческой армии из лагеря?

– Нет, это было невозможно – просто до этого он смог, так сказать, хорошо поставить работу. Но к борьбе УПА с силами нацистской Германии он никакого отношения не имел.

– А в дальнейшем ОУН-УПА продолжили сотрудничество с немецкими нацистами?

– В начале 1944-го стало понятно, что Красная Армия неумолимо движется на запад. И УПА меняет тактику: они опять идут на переговоры с немцами. Мы обнаружили много документов о переговорах командиров УПА различного уровня с немцами о совместных действиях – то выдача советских парашютистов, то помощь в борьбе против советских партизан, то какие-то диверсии... (В марте-апреле 1944 г. на переговоры с немцами выходит официальный представитель ОУН-Б И.Гриньох). А Германия начинает хвататься за любые предложения, тем более, что УПА – это реальная сила. В обмен она снабжала УПА оружием, боеприпасами, перебрасывали через линию фронта немецкие разведгруппы для контакта. О чём тут говорить как не о сотрудничестве с гитлеровцами? Очевидном, задокументированном сотрудничестве.

И тем не менее, с бандеровцами было невозможно всерьёз договариваться – они мгновенно меняли союзников в зависимости от политической ситуации, и сегодня это тоже надо иметь в виду. Причём это относится не только к взаимоотношениям с немцами, но и с поляками.



Украинская женщина благословляет немецкого солдата


– 1943 год был ознаменован для УПА еще одной важной чередой событий – летом началась так называемая Волынская резня…

– В конце 42 года отношения с поляками достигли уже такого накала, что в УПА стали составлять списки – кого следует уничтожить. Поляки шли вслед за комсомольцами и коммунистами. Как объясняют это украинцы? Говорят: «Они тоже нас резали»... И это тоже правда. Стоит понять: белых и пушистых там не было. И с той, и с этой стороны это были уже люди совершенно психически неустойчивые.

Вид крови возбуждал настолько, что доходило до невероятного ужаса – к примеру, сам украинец живописует, что насаживал на пику детские головы и бегал с ней по деревне… Можете себе такое представить? Он пишет об этом как о подвиге! Мы опубликовали и это… Все убийства, как свидетельствуют материалы, характеризуются не поддающимся описанию садизмом – женщины, посаженные на кол, мужчины, раздираемые конями, маленькие дети с разрезанными от уха до уха ртами, с надписью на листке: «Польша от моря до моря»…

– Такими зверствами славилась именно УПА?

– Прежде всего, УПА, хотя и хотя поляки тоже вырезали украинцев, запирали их в церкви и поджигали. Но у поляков так действовали разрозненные бандитские группы, а УПА – это все-таки была целая армия. В 1943 году у нее уже был главнокомандующий – Клим Савур, была очень чёткая организация, железная дисциплина, прекрасно организованная связь, подготовка новобранцев, пропаганда на высоком уровне... И даже собственная служба безопасности, которая следила за любым проявлением инакомыслия.

У них даже существовал финансовый отдел – люди, которые собирали с населения гроши, считали, прятали в схроны. Все члены ОУН-УПА платили ежемесячные взносы. Суммы были строгим образом регламентированы, писались ежемесячные финансовые отчёты… Было ещё понятие «симпатики» – те, кто симпатизировали, те тоже платили. Что-то типа сбора дани – армия же сражалась за их независимость.



Инструкция ОУН для населения: как войти в доверие красноармейца


– Напоминает сегодняшнее: «Объект находится под охороною Правого Сектора»…

– Да, и следили за этим строго. В УПА вообще была разработана очень жёсткая внутренняя система наказаний. Высшая мера – за пьянство, воровство, разгульный образ жизни, за попытки дезертировать, за недонесение по поводу дезертирства... Также следили и за населением – в случае малейшего неповиновения сурово наказывали – например, палками. Прогоняли человека сквозь строй – 40-50 ударов, были нормой, но иногда виновный получал и 150, а после этого выживали немногие.

Повсеместная слежка, доносительство, железная дисциплина – это была крайне жёсткая организация, из которой очень сложно было вырваться, членство – пожизненное. Тем более, что родственники бойцов УПА тоже были под контролем – угроза жизни нависала над всей семьей. То же самое касалось и мирного населения.

– Некоторые украинские исследователи теперь пишут, что всё это оправдано военным временем – да и в СССР, мол, уничтожили куда больше народу…

– Поймите, для УПА это были вещи не спонтанные, не случайные, а программные. Все было очень четко расписано в документах, регламентировано – как себя вести, кого и в каком случае уничтожать. Писались бесконечные приказы о смертных казнях. Доходило до абсурда, когда людей (это уже после войны) присуждали к смерти по подозрению: «Два раза за месяц съездила в район. Не иначе как она агент НКВД»... И даже если речь об особых законах военного времени – за что же вырезались целые семьи, вплоть до грудных детей – к примеру, семьи фронтовиков? Где вы видели такое при Советской власти? Самостийное Украинское государство – это идол, ради которого они уничтожали свой собственный народ.



Объявление в городе Хырове – стандартная форма о казни, куда вписывается фамилия жертвы


АМЕРИКАНСКИЕ СПОНСОРЫ БАНДЕРЫ

– Почему немцы выпустили Степана Бандеру?


– В начале 44-го года на связь с гитлеровцами вышел один из руководителей ОУН-Бандеры Иван Гриньох, и одним из условий сотрудничества ОУН с Германией он поставил – облегчение жизни всем арестованным оуновцам, вплоть до освобождения Бандеры.

Кстати, чуть позже УПА пытается наладить связь уже со всеми без разбора – в этом смысле ОУН-УПА отличала поразительная беспринципность. Они резко меняют отношение к полякам, выходят на Армию Крайову с предложениями о совместной борьбе против Красной Армии. Пытаются договориться с различными вооруженными формированиями славянской части Европы, чтобы объединиться против общего врага – Красной Армии. А в январе-марте 45-го года представители УПА вышли на переговоры и с советским правительством. Было, по меньшей мере, две встречи, где они пытались договориться о том, как прекратить кровопролитие. Они просили привлечь к диалогу видных украинских деятелей культуры. В том числе, на переговоры ездил писатель Андрей Головко.

– В них участвовал и Бандера?

– Так Бандера же все время был за границей, руководил из-за кордона! Он и не появлялся на любимой Украине... Он вообще старался никогда не лезть в гущу схватки. Связной поставил его в известность о переговорах, но, судя по тому, что после двух встреч, переговоры прекратились, Бандера был против контактов с Советским Союзом. Политически ему, как и другим руководителям ОУН, находившимся в Германии, было выгодно продолжение активных действия УПА в пользу нацистов. Чем они масштабнее, тем больше можно было получить от Германии (и не только) вооружения и любой возможной помощи. Найти в поствоенном мире новых сторонников, готовых оказывать поддержку борьбе УПА, была задача ОУН и Степана Бандеры.

И УПА продолжала действовать на Украине вплоть до 1954 года, когда был арестован ее последний руководитель Василий Кук. Он, кстати, умер только в 2007 году. Сидел в лагерях, был освобожден, жил на Украине, собирал материалы об УПА в архивах, написал ряд исследований по теме.




– Почему оказалось так сложно справиться с Украинской повстанческой армией после войны?

– В первую очередь, потому, что до 1947 года включительно к ним шли поставки оружия и помощь из-за границы. После войны Бандера быстро сориентировался и стал обращаться за содействием к западным державам. «Спонсорами» выступили американцы. Не забывайте и об огромной украинской диаспоре в Штатах и в Канаде – они тоже всегда оказывали поддержку. Фактически, это были незаконные вооруженные формирования, но очень масштабные, охватывающие огромное количество областей, отлично организованные, с очень четкой структурой, вплоть до «четверок»-«пятерок» – маленьких групп. В качестве связных они использовали девушек, подростков, которые свободно передвигались между селами…

– И сегодня, как мы знаем, молоденькие девушки заходили в киевские палаты «проведать» беркутовцев, а узнав, где те лежат, звонили по телефонам Правого Сектора...

– Кстати, очень часто в качестве связных задействовали и детей. Шла активная переписка – я даже не ожидала, что от УПА сохранится столько материалов в архивах. Когда гарнизоны Красной Армии ещё стояли, было немножко потише, а потом назначенная советская администрация и силовые структуры просто боялись ездить по селам и хуторам – сидели по райцентрам. Хотя УПА нападала и на райцентры. А население было вообще смертельно запугано, и потому не давало никаких сведений. Повсюду в лесах и населенных пунктах были схроны, отовсюду выглядывали бандеровские «глаза и уши», и люди боялись, что их семья может не встретить следующее утро. Когда ночью к тебе в любой момент могут прийти – сосед на тебя показал...




– Как трансформировалось отношение к УПА простых украинцев?

– Поначалу они, конечно, их приветствовали, тем более, что пропаганда была на высшем уровне. А потом наступил такой страх, что он затмил всё. Ведь бандеровцы занимались показательным устрашением – вешали на воротах, на деревьях, бросали в колодцы, пытали… все это описано в сборнике, и на ночь читать не рекомендую, просто страшно. После 1945-го на Западную Украину возвращались фронтовики, и в страхе за свои семьи они скрывали, что они имеют награды и воевали в Красной Армии. А ещё послевоенную Украину надо было восстанавливать, началась мобилизация на работы. Естественно, УПА и ОУН категорически выступали за саботаж любых работ «на Советы». Плюс диверсии – подрывы нефтепромыслов, нападение на маленькие районные городки, уничтожение связи…

Фактически, это была война с собственным населением, вот что самое ужасное. Этот тотальный ужас продолжался до конца 47-48 года. То есть, представьте: с 39 по 48 год – в течение 9 лет – люди жили в постоянном страхе. За это время выросли дети. Этот ужас закрепился в сознании народа очень сильно.




– Но почему же, в таком случае, на Западной Украине нет какой-то массовой прививки против бандеровской идеологии?

– Думаю, дело в том, что промывке мозгов они всегда уделяли огромнейшее внимание, особенно в последние 20 лет. Пропагандистская работа не прекращалась и до самого 1954 года – многочисленные листовки, призывы. А еще фальсификации.

– Тоже нормальная сегодняшняя практика. Насколько они были распространены?

– По крайней мере, могу сказать о двух совершенно официальных фальшивках. Это приказ НКВД СССР о тотальном выселении всех украинцев в Сибирь – с номером, с датой, все как положено... Такие приказы распространялись в виде листовок. Во второй половине 90-х украинцы даже публиковали этот документ как реальный, но потом решили о нём тихо забыть. А вторую фальшивку мы обнаружили при подготовке сборника в архиве Министерства обороны – постановление Совета народных комиссаров о выселении всех украинцев в Якутию. Но это позволяло УПА занимать позицию: «Мы же боремся за вас, чтобы вас не выселили». Таким образом, сотрудничество с органами Советской власти продвигалось очень плохо. А сегодня массовая пропаганда и фальсификации снова приводят к шквалу русофобских настроений на Украине.





ЖЕЧЬ, ГРОМИТЬ, УБИВАТЬ

– Получается, суть украинского националистического движения во многом остаётся сегодня прежней?


– Именно так, и потому его характер и идеологические корни невероятно важно уяснить. Посмотрите: поиски внешнеполитического партнёра в стремлении получить оружие и финансирование, подготовка групп к террористической и диверсионной деятельности, жесткая структура, мощная пропагандистская машина, призывы к самопожертвованию на грани культа смерти, подогревание людского недовольства провокациями (а вооружённые группы при этом уже наготове) – все как во времена Бандеры... Ведь откуда возникла такая неожиданная для многих готовность Майдана жечь, громить, убивать?

– Многих поразила стремительная «эволюция» интеллигенции, хорошо выраженная в восторженной исповеди одного из лидеров Автомайдана Сергея Пояркова («Бульвар Гордона № 8 (460) февраль 2014 г.). От осуждения методов Правого Сектора они быстро перешли к дружескому и даже восхищенному: «Теперь я регулярно общаюсь с Ярошем, и он с улыбкой Чеширского Кота смотрит на меня, когда признаюсь: «Дима, я недавно противником твоим был!... А теперь понимаю, что коктейли Молотова гораздо более действенны!». С некоторых пор горящий беркутовец не вызывает у меня чисто человеческого сочувствия…»

– Идентичность сценария, конечно, поражает. Но какое развитие он примет в современных условиях?




(Источник: Politikus.ru)


– Вы объяснили, что договориться с такими людьми невозможно. Что же получается – остановить эту силу можно только силой?

– В конце сборника мы опубликовали докладную записку Берии, адресованную в 1953- году Молотову. В ней Берия признавал: мы допустили ошибку – надо было искать другие пути… В частности, следует бороться с националистическим украинским подпольем и его вооруженными бандами не «применением чекистско-войсковых операций», а преимущественно «агентурно-оперативными методами».

– Что вы имели в виду, говоря у культе смерти у бандеровцев? Ведь они христиане?

– В документах ОУН-УПА очень много говорится о призвании к высшей цели, о самопожертвовании. Взять, например, знаменитый Декалог 1929 года – «10 заповедей украинского националиста» – это же просто Библия фанатика




Жизнь как героический подвиг, гибель в борьбе за Украинское государство, культ смерти, культ героев – важнейшие элементы бандеровской идеологии. «Небесная сотня» – продолжение этого оуновского культа. Сегодня последователи Бандеры, по сути, обращаются к внукам загубленных ими людей со словами: «Да, ваши родственники пострадали, но это были не напрасные жертвы, ведь УПА боролась за нашу независимость. И мы ее наконец достигли! А теперь должны её отстоять»…

– Вероятно, как и когда-то, это идея особенно хорошо ложится на душу молодых людей, которые ещё ничем не заполнены…

– Вы знаете, если ознакомиться с протоколами допросов, все сторонники Бандеры были действительно очень молоды – 20-25 лет. Когда им было 14-15, им внушили идею героической борьбы за процветание Украинского государства. Воспитанию молодежи, как и пропагандистской литературе ОУН уделяла огромное значение – в подтверждение есть масса документов.

Очень точны слова митрополита Галицкого Андрея Шептицкого, написанные ещё в 1934 году на смерть директора гимназии Бабия – он был убит по приказу Степана Бандеры: «Украинские террористы, которые безопасно сидят за границами края, используют наших детей для убийства родителей, а сами в ореоле героев радуются такому выгодному житью».


Электронная версия сборника «Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. 1939–1945» выложена на сайте Федерального Российского агентства («Росархив»): http://archives.ru/press/12-11-12-sbornik.shtml#sb


Subscribe
promo ru_polit апрель 1, 00:00
Buy for 80 tokens
Что делать, если вы не успели совершить все необходимые для самоизоляции покупки, а в 100 метрах от подъезда не оказалось торгового центра? aliexs рекомендует скоротать время и порадовать себя приятными мелочами на глобальной виртуальной торговой площадке. Нажимая на любую из картинок…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment