Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

Category:

У нас сейчас 1918 год... но без большевиков



Многим сейчас, с исторического расстояния, кажется, что Россия 16-17 июля 1918 года, когда расстреляли царскую семью, была какой-то совершенно другой страной по сравнению с нынешней. Но на самом деле было разное, а было и общее.
Общей была одна и та же привычная нам нынче картина деградации и регресса, распада общественного организма — то, что мы видим сейчас на развалинах СССР, с гражданскими войнами, властью на местах слетевших с катушек националистов и петлюровцев, было и тогда, на развалинах Российской империи. В те дни, как и сейчас, ещё выходили либеральные газеты (хотя многие полагают, что их все позакрывали на следующий день после Октября). Что они писали про расстрел последнего русского царя? Да вот примерно то же и писали, что сейчас пишет какая-нибудь "Новая газета". Хотя, надо отдать им должное, бывшего царя они критиковали не в пример жёстче. Так, петроградская кадетская газета "Наш век" писала в передовой статье: "Мы не будем распространяться о той обстановке, при которой погиб Николай. Казни без суда, казни по суду и расстрелы во имя спасения революции для нас явления, одинаково квалифицируемые, над кем бы они ни происходили... Живой Николай Романов оставался воплощением дискредитированной бессильной идеи. Насильственная смерть с её трагизмом прерывает развитие этого процесса... Во всяком случае, укреплению русской свободы это событие едва ли может содействовать". (Можно немножко поудивляться аккуратному дипломатическому тону, который взяла кадетская печать, и обтекаемости выражений, об этом иронически писал позднее Троцкий: кадеты "пытались взять "лояльный" тон, поджимая хвост между задних ног"). Публицист газеты П. Арзубьев замечал о покойном царе: "Он не только Россию привел на край пропасти, но и династию свою погубил и уронил в грязь самую идею монархии".
Сходную оценку давала и беспартийная петроградская газета "Вечерние огни": "Убив Николая второго, убил ли уральский совдеп вместе с ним идею монархизма? Конечно, нет. К сожалению, он ее безмерно возвеличил. Николай второй в заточении, Николай второй в расстрелянии станет мучеником. И весьма возможно, что сознание народных масс отпустит ему, мертвому, расстрелянному, многие и многие грехи, коих живому не забыло бы никогда".
Выходила, как и в наши дни, бульварная "жёлтая" пресса, которая мгновенно подхватила "жареную" тему расстрела бывшего императора и стала печатать картинки этого события. Вот Николай на рисунке стоит у стенки и, закрыв глаза, падает на землю от выстрелов отряда красноармейцев... Ничего общего с исторической реальностью, как мы её знаем, эти картинки, разумеется, не имели.
Ещё из привычных нам сегодня действующих лиц публичной политики присутствовала в той России июля 1918 года, разумеется, и церковь. Патриарх Тихон во всеуслышание, выступая перед толпой прихожан, осудил расстрел Николая II. В церквах стали служить панихиды по "невинно убиенному" государю, куда стекалась белогвардейская публика, офицеры и буржуа. Ещё немножко — и царя уже тогда, в 1918 году, провозгласили бы святым. Но — и здесь начинаются отличия от нашей реальности — в дело вмешалась революционная власть. Она поступила жёстко: просто запретила подобные панихиды, наплевав на "свободу вероисповедания".
А расстрел царя простой народ, между прочим, поддержал. Об этом мы имеем, среди прочего, такое свидетельство, как мемуары бывшего премьер-министра графа Владимира Коковцова. "На всех, кого мне приходилось видеть в Петрограде, — писал он, — это известие произвело ошеломляющее впечатление: одни просто не поверили, другие молча плакали, большинство просто тупо молчало. Но на толпу, на то, что принято называть "народом" — эта весть произвела впечатление, которого я не ожидал. В день напечатания известия я был два раза на улице, ездил в трамвае и нигде не видел ни малейшего проблеска жалости или сострадания. Известие читалось громко, с усмешками, издевательствами и самыми безжалостными комментариями... Самые отвратительные выражения: "давно бы так", "ну-ка — поцарствуй еще", "крышка Николашке", "эх, брат Романов, доплясался", — слышались кругом...".
Вообще, присутствие в обществе сильной революционной власти, партии большевиков, поддержанной народом — это что-то для нас невиданное и небывалое. Поскольку в нашей реальности ничего подобного нет... Можно сказать, что у нас в пост-СССР сейчас тоже вялотекущий 1918 год — но без большевиков. Именно большевики сумели вытащить страну из той ямы, в которую её погрузило правление святого Никки и трёхлетняя мировая бойня. Для этого им потребовались весьма жёсткие меры, включая и то, что было сделано в Екатеринбурге. Но не стоит забывать, что в тот момент против них шёл практически весь мир, разворачивался, по чеканному определению Уинстона Черчилля, "поход 14 держав" против Советской России. И спасти положение без отчаянных военно-революционных мер было невозможно. Им это удалось — честь им и хвала. А вот кто сумеет вытащить из нынешней глубочайшей ямы постсоветское общество, и найдётся ли вообще такая сила — это действительно вопрос...
Tags: История, Коммунизм, Россия
Subscribe
Buy for 90 tokens
Есть у меня конфиденциальная информация, которой бы я хотел с вами поделиться. (автор фото: Михаил Нефедов) Все вы наверняка читали недавний пост в блоге Елены Мироненко lena-miro.ru про меня. Если кротко, то в том посте меня окатили помоями и выставили слабоумным, больным и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments