Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

Про русских верноподданных испано-китайской короны

Тут в соо г-н klatzer в комментах к моему посту (надеюсь, внутри соо ссылки можно давать свободно) поставил рядом фотки последнего китайского императора Пу И и его супруги, и рядом — председателя КНР Мао Цзэдуна и его супруги, и нравоучительно заметил: "Вот китайцы до Революции. А это после. Собственно если посмотреть на русских и советских, то отличия видны так же". И пояснил: "китайцы были как европейцы, а стали как магаданцы".


Конечно, мнение klatzer не стоило бы внимания, если бы так не рассуждали очень многие. Но о чём тут речь? О внешних данных? Вот портреты жены Мао Цзян Цин до революции и после: ну, и чем она, интересно, по внешности уступала в молодости той аристократической титулованной куколке? Да ничем. Значит, речь не об этом.



Речь о "ватничестве", о простонародной одежде. Да, одежда после революции — что после нашей 1917 года, что после китайской 1949 года — действительно стала другая. Руководящему слою общества пришлось сбросить шелка и прочие дорогие наряды, купленные ценой нищеты большинства населения, и одеться попроще. С точки зрения всяких разных булкохрустов, это плохо. А по-моему — очень хорошо! И так считали многие люди, посещавшие революционные страны, вроде СССР или КНР. Рабиндранат Тагор писал в 1930 году: "Улицы Москвы многолюдны, однако щеголей нет, а это значит, что праздность исчезла бесследно. Все живут своим трудом, и нигде не видно кричащей роскоши".
Андре Жид в 1936-м: "Летом почти все ходят в белом. Все друг на друга похожи. Нигде результаты социального нивелирования не заметны до такой степени, как на московских улицах, — словно в бесклассовом обществе у всех одинаковые нужды. Я, может быть, преувеличиваю, но не слишком. В одежде исключительное однообразие."
А это Илья Эренбург о народном Китае в 1951 году: "Я увидел Китай, когда Народной Республике было всего два года. В Шанхае ещё имелись рикши, модницы прогуливались в парижских платьях, старики не расставались с традиционными длинными халатами. А в Пекине все мужчины и женщины были одеты в одинаковые синие костюмы — куртка, штаны".
Это всё хорошо или плохо? Рабиндранат Тагор, сам имея в высшей степени аристократическое и древнее происхождение, считал, что когда нет праздности, нет щеголей и все одеваются просто и живут своим трудом — это хорошо. А вот холуям и холопам верноподданным разных наций такое никогда не нравилось. "Общество, в котором нет цветовой дифференциации штанов, лишено цели". (с)
Вот, например, мнение Виктора Шендеровича. У него есть чрезвычайно характерный и откровенный в этом смысле текст — "Желание быть испанцем". Г-н Шендерович в 1984 году увидел на улице крупную фотографию-плакат: К. У. Черненко с супругой и король Испании Хуан Карлос де Бурбон с супругой, королевой Софией, в Московском Кремле. Шендерович пишет: "Руки супруги товарища Черненко цепко держали сумочку типа ридикюль. Но бог с нею, с сумочкой: лица! Два — и два других рядом. Меня охватил антропологический ужас. Я не был диссидентом, я был вольнодумец в рамках, но этот контраст поразил меня в самое сердце. Я вдруг ощутил страшный стыд за то, что меня, мою страну представляют в мире и вселенной — эти, а не те. В одну секунду я стал антисоветчиком — по эстетическим соображениям".


Вот, в дополнение, ещё одна семейная фотография К. У. Черненко:


И семейная фотография четы де Бурбон:


А ведь в другой стране, или в другую, более здоровую эпоху, наоборот, передовые и просвещённые люди вроде того же Тагора гордились бы тем, что государство возглавляет не какой-нибудь де Бурбон, а человек рабоче-крестьянского происхождения, выходец из той самой "черни", т. е. гущи народной. Не говоря уж о том, что Константин Устинович к 1984 году давно уже не был "простым человеком", рабочим от станка или крестьянином от сохи, и носил такие изысканные, стильные западные галстуки, что они сделали бы честь любому британскому денди, хоть даже самому Оскару Уайльду. Но всё равно — у "эстета"-интеллигента возникает "антропологический ужас" к представителю "черни", "страшный стыд" и безотчётный порыв горячих верноподданнических чувств к королевской династии Бурбонов. Или императорской династии Цин... Или ещё к каким-нибудь аристократическим куклам, вроде той же императорской четы Пу И, который сам про себя в мемуарах писал следующее: "За сорок с лишним лет я ни разу не сложил одеяло, ни разу не постелил постель, не принёс воды, чтобы вымыться. Я даже ноги не мыл себе сам, не завязывал шнурки на ботинках. Я ни разу не притрагивался к таким вещам, как ложка, ручка ножа, ножницы, иголка и нитка". Кстати, ничего страшного с Пу И после революции не случилось — пришлось, правда, посидеть в тюрьме, где экс-императора научили завязывать шнурки и самостоятельно вытирать попу. (Хотя понятно, что для верноподданных испано-китайской короны это ужас-ужас-ужас, когда коронованную особу заставляют так чудовищно унижаться...) А потом выпустили на свободу, в 60-е годы он работал садовником и даже был избран депутатом.
Но давайте задумаемся, куда нас, граждан бывшего СССР, привели все эти чувства "страшного стыда", "антропологического ужаса" и "желание быть испанцами", возобладавшие в эпоху перестройки и позже, в том числе, разумеется, на киевском майдане-2014? Вся эта погоня за "цветовой дифференциацией штанов", чтобы было "как у европейцев"? (Хотя Ленин по поводу таких настроений отзывался с убийственной иронией: "Голый дикарь, который оденет себе на голову цилиндр и вообразит себя поэтому европейцем, будет довольно смешон"). К руинам. К гражданским и междоусобным войнам на развалинах СССР. К кричащему богатству немногих паразитов на фоне массовой бедности и нищеты. К "Майбахам" за миллион долларов, проезжающим на фоне объявлений о сборе пожертвований на жизненно необходимые операции для детей. Вам это всё нравится? Ну-ну...
Tags: История, Китай, Коммунизм, Россия
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments