Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

135 лет назад. Казнь первомартовцев

Весь минувший год господа "декоммунизаторы" на Украине уничтожали память в том числе о народовольцах: тщательно стирали с карты городов улицы Желябова, Перовской, Кибальчича, Народовольцев... Не очень понятно — за что они их так ненавидят, ведь те убили не гетмана всея Украины, а русского царя? Но, может быть, на этот вопрос отвечают слова народовольца Рысакова, тоже казнённого 135 лет назад (выделение моё): "Я убежден в том, что вся масса страданий низшего класса всякого государства, что деления всякого народа на два весьма не похожих друг на друга лагеря — имущих и неимущих, что порабощение неимущих имущими и т. д. происходит от существующего строя, который я называю либеральным".
Что же странного в том, что если народовольцы ненавидели "либеральный строй", то победившие ныне на Украине либералы и ультраправые отвечают им взаимностью?

А ведь эти скульптуры Софье Перовской под Севастополем майданцы тоже повалили бы с радостным гиканьем, разрисовывали бы вольфсангелями, выкалывали глаза, разбивали на куски кувалдами... Возможно, даже сегодня, в годовщину казни, устроили бы "казнь номер два". К счастью, этого не случилось

А 3 (15 апреля) 1881 года состоялась казнь народовольцев. Это была последняя в Петербурге публично исполненная казнь. Так закончилась, по оценке В. И. Ленина, "отчаянная схватка с правительством горсти героев". Только седьмое покушение на царя закончилось успешно. Перед этим все покушения — взрыв царского поезда, отчаянный по дерзости взрыв в самом царском дворце — оставались безрезультатными, монарх ускользал от верной, казалось бы, смерти.


Картина Татьяны Назаренко "Казнь-народовольцев" (1969). Симпатии художницы, как нетрудно догадаться по обширным крупам жандармских коней, отнюдь не на стороне жандармов :)

И вот, наконец, успех задуманного. И — казнь... На эшафоте — Софья Перовская, первая в России женщина, осуждённая на смерть за революционную деятельность. Дочь бывшего губернатора Петербурга, порвала со своим кругом, участвовала в "хождении в народ", потом аресты, суд, ссылка... Это она взмахом белого платка подала метальщику Игнатию Гриневицкому (погибшему при взрыве) сигнал бросить бомбу, оборвавшую жизнь царя. Прокурор Муравьёв, выступавший обвинителем на процессе, был другом её детства и, по легенде, она даже как-то в юные годы спасла ему жизнь... Теперь он потребовал её казни.

Взрыв второй бомбы, унёсший жизнь императора

Рядом с Перовской — Николай Кибальчич. Именно он изобрел и изготовил применённые при покушении метательные снаряды с «гремучим студнем». Накануне казни он поразил тюремщиков и жандармов, когда подал записку для Академии наук о другом своём изобретении — оригинальном проекте реактивного летательного аппарата, способного совершать космические перелёты. Жандармы ожидали, что человек в его положении может интересоваться только одной бумагой — прошением о помиловании. Но Кибальчича занимало другое... Конечно, ни в какую Академию его письмо не попало, осталось пылиться в полицейских бумагах вплоть до самого 1917 года. Потребовалась революция, чтобы "планы, что раньше на станциях лбов задерживал нищенства тормоз", стали реальностью, и в космос действительно полетели реактивные аппараты...

Марки с изображением Кибальчича выпускали не только в СССР, но и — удивительное рядом — на независимой Украине:



Теперь уж, конечно, после декоммунизации, больше не выпустят.


Рядом с остальными первомартовцами — рабочий Тимофей Михайлов. Он пытался по дороге на эшафот обратиться к толпе, но барабаны заглушали его слова. Во время казни верёвка дважды не выдерживала веса Михайлова и обрывалась; его поднимали и вешали повторно, что вызвало бурю негодования в толпе свидетелей казни. По старой русской традиции, такого сорвавшегося с виселицы следовало помиловать (декабристов, впрочем, тоже вешали неоднократно).
Андрей Желябов. Был арестован за два дня до подготовленного им удавшегося покушения на Александра II. Сам потребовал приобщить себя к делу цареубийц. На суде произнёс яркую речь, попытавшись изложить историю и идеи "Народной воли".
Последний из казнённых в этот день первомартовцев — Николай Рысаков. Это именно он в ответ на слова царя, уцелевшего от первого взрыва — "слава Богу, я уцелел, но вот..." (показывая на раненных взрывом) ответил знаменитой фразой: "Ещё слава ли Богу?". И точно — прогремел второй взрыв, и император был смертельно ранен. На следствии и суде Рысаков проявил малодушие, давал показания против товарищей, но это его не спасло от виселицы. А Софья Перовская даже на эшафоте отказалась подойти попрощаться к Рысакову: не простила ему проявленной слабости и предательства.
В своё время Фёдор Тютчев написал о декабристах:
О жертвы мысли безрассудной,
Вы уповали, может быть,
Что станет вашей крови скудной,
Чтоб вечный полюс растопить!
Едва, дымясь, она сверкнула
На вековой громаде льдов,
Зима железная дохнула —
И не осталось и следов.

Но про народовольцев такого никак нельзя было сказать, да и про декабристов это в конечном итоге тоже оказалось неверным. И спустя ещё 36 лет, в очередном революционном марте, "весна железная дохнула", и от всей "вековой громады льдов", казавшейся Тютчеву вечной и нерастопляемой, "не осталось и следов".


Ян Нейман. Прощание. С. Перовская и А. Желябов

Tags: История, Россия, Украина
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments