Дорогой Доктор (dear_dr) wrote in ru_polit,
Дорогой Доктор
dear_dr
ru_polit

Вспоминая прогнозы из 2000-ых... (3)

Третий пост по разрешению администрации.

Марк Урнов:
"СЕГОДНЯ МЫ СТОИМ НА РАЗВИЛКЕ..."


1. Масштабы проблем, стоящих перед нынешней российской властью, прямо пропорциональны масштабам задач, которые она вынуждена сегодня решать.
А задачи эти крайне сложные. Речь идет о создании эффективной системы государственного управления, о реформе и усилении судебной системы, о создании условий для развития нормальных партий, о подавлении организованной преступности, о нормализации ситуации на Северном Кавказе, об обеспечении политической стабильности и благоприятного инвестиционного климата, о проведении болезненных реформ социальной сферы и бюджетной системы, о реформировании армии, об оптимальном позиционировании России во внешнем мире, и пр.
Уже одно короткое перечисление показывает, что эти задачи не имеют краткосрочных решений. Кроме того, совершенно очевидно, что усилия по решению каждой из этих задач будут до определенной степени усложнять решение всех остальных, задевая интересы весьма влиятельных сил и многочисленных групп населения.
Ответ на вопрос о том, в какой мере власть способна все эти задачи решить, существенным образом зависит от реалистичности ожиданий. Понятно, что ни за четыре, ни за восемь лет "первичный бульон" посткоммунистического общества невозможно превратить в хорошо структурированную и отлаженную систему. Так что если трезво оценивать ситуацию, то нынешняя власть в лучшем случае могла бы создать основы для подобной кристаллизации, закрепить начавшийся выход общества из организационной и психологической стагнации, в которой оно находилось последние два-три года президентства Ельцина.
Способна ли власть сделать это? Объективные предпосылки на сегодняшний день у нее имеются. Более того, можно смело утверждать, что с момента развала советского строя ситуация никогда не была более благоприятной для крупномасштабных политических и экономических инициатив государства. Президент молод, здоров и энергичен; экономическая ситуация улучшается (спасибо девальвации и высоким ценам на нефть); доверие к власти и общественный оптимизм находятся на рекордном для последних 15 лет уровне; региональные элиты пока еще боятся открыто сопротивляться инициативам федерального Центра; коммунисты утратили контроль над Думой.
Насколько власть сумеет реализовать эти преимущества и продвинуться в решении стоящих перед ней задач, во многом зависит от единства, слаженности и тонкости действий президентской команды.
Между тем именно здесь на сегодня существуют серьезные проблемы. Единства действий зачастую нет, тонкости - порой тоже. В результате ошибки и "грубости" покрываются и сглаживаются за счет одного ресурса - очень высокого доверия к президенту со стороны общества. Но этот ресурс не безграничен и не вечен. Всякое общество непостоянно в своих пристрастиях, российское - не исключение.
То, что единой мощной команды у президента пока нет, - не удивительно. Взлет Путина был слишком быстрым, чтобы такая команда успела сложиться и тем более обрести опыт совместной реализации сложных многошаговых стратегий. Однако объяснимость и естественность "слабых точек" власти этих слабостей не устраняет. Драматизм или, если угодно, напряженность положения в том, что времени на формирование команды у президента немного.

2. Так что сегодня мы стоим на развилке - перед двумя равновероятными, к сожалению, сценариями развития событий.
Успеет президентская команда сложиться и приступить к активным действиям до того, как ресурс доверия общества Путину и цены на нефть начнут снижаться, - значит, у России появляется шанс на выход из системного кризиса и реальное обновление. В этом случае наша страна через 10 лет будет выглядеть более или менее пристойно. Благосостояния на уровне постиндустриальных обществ Западной Европы и Северной Америки, конечно же, не будет. Характерной для этих обществ отлаженности государственной машины и развитости гражданского общества тоже ждать не следует. Но продвижение в желаемом направлении будет вполне ощутимым. Хотя тоже не везде, а в первую очередь в "точках роста" - в мегаполисах и в некоторых секторах экономики.
Если же президентская команда вовремя не сложится, то импульс будет утерян, преимущества останутся не реализованы, а государство и общество окажутся вновь в состоянии "броуновского движения". Описывать, как будет выглядеть Россия в этом сценарии, не хочется, особенно под Новый год.

3. То, что Путин будет переизбран на второй срок, у меня пока сомнений не вызывает. А будет ли он и через 10 лет по-прежнему руководить страной, зависит от того, как через 5-7 лет будет выглядеть российская Конституция, т.е. увеличат ли в ней срок президентских полномочий. Возможность таких изменений Конституции напрямую зависит от популярности президента среди населения и его авторитетности в элитах. А это, в свою очередь, зависит не только от того, успеет ли он вовремя сформировать сильную и единую команду, но и от большого числа других плохо прогнозируемых факторов. Так что ответа на этот вопрос у меня нет.
Как нет ответа и на вопрос, кто сменит Путина. Опыт последних президентских выборов показал, что в нашей стране прогнозировать в этой области на период, превышающий полгода, бессмысленно.
А сказать, кто будет лидером страны через 7 лет, вряд ли возможно даже в отношении Северной Кореи.

Александр Ципко:
"ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ ЛЕТ РОССИЯ УСПЕЕТ УСТАТЬ ОТ "ЖЕЛЕЗНОЙ РУКИ"..."


1. Путину, как и многим его предшественникам, решение морально-политической проблемы дается легче, чем экономических и социальных. Он активен во всем, что касается идеологии, устройства государства, борьбы политических сил, но до сих пассивен, не определился окончательно во всем, что касается экономики. Разрыв между нынешними глубинными реформами во всем, что касается и государства и его идеологии, и косметическими переменами в экономике - становится ахиллесовой пятой режима Путина. В надстройке и политике мы наблюдаем волю, решимость идти до конца. В экономике - напротив, созерцательность, надежды на автоматизм саморазвития. Трудно также объяснить созерцательность и пассивность во всем, что касается проблем преступности. Путин берет под свой контроль расследование громких заказных убийств. Но воз и ныне там.
Угрозы для власти Путина и нынешней политической стабильности будут быстро возрастать по мере исчерпания нынешних экстенсивных факторов развития, по мере уже скорого приближения к полной изношенности основных фондов, доставшихся нам в наследство от СССР. К тому же в условиях нынешней рыночной экономики, когда обострена жажда достатка и красивой жизни, трудно удерживать стабильность и консенсус исключительно за счет идеологии и политических побед.
Есть определенное сходство между началом Горбачева и началом Путина. И в первом, и во втором случаях бешеная популярность достигается благодаря прорыву в идеологии. Гласность Горбачева реабилитировала правду, мораль, общечеловеческие ценности. Путин реабилитировал российский патриотизм, национальное достоинство, государственнические ценности. Он достиг консенсуса подавляющей части общества вокруг программы сохранения, целостности, упрочения российской государственности.
Путин не только покончил с синдромом национального унижения, освободил национальное сознание от прежней угнетенности, но и обеспечил основные политические условия сохранения российской государственности.
Вторая чеченская война положила предел и распаду СССР, и начавшемуся распаду РСФСР. Центр вернул себе контроль над регионами и региональными элитами, добился восстановления единого правового пространства, политического и экономического единства страны. Восстановился авторитет армии как гаранта национальной безопасности.
Но чем быстрее наступление на идеологических и политических фронтах, тем острее проблема экономического и социального тыла. При нынешнем тощем бюджете в 20-30 млрд. долл. Россия может еще сохраниться, но лишена шансов на развитие. Пока что нет средств на восстановление властной вертикали, на содержание армии, государственного аппарата, правоохранительных органов. Сталин обеспечил державную мощь СССР, индустриальный рывок за счет коллективизации, мобилизации экономических и людских ресурсов села. За счет чего обеспечит державную мощь России Путин? Пока что вопрос остается без ответа.
Если Путин продолжает верить в возможность прорыва на пути либерализации экономики, то что следует делать, чтобы вывести из тени половину нашей экономики, избавиться от черного нала, создать конкурентную среду? Неужели он на самом деле верит, что само по себе снижение ставки налога сделает нашу экономику прозрачной?
Общество, как и при Ельцине, беззащитно перед преступным миром. Государство обеспечивает безопасность только для узкой группы высших чиновников. До сих пор криминальные авторитеты решают, кому из бизнесменов жить, а кому умереть. Нельзя всерьез говорить о государстве, если киллер больше защищен, чем судьи и прокуроры.

2. Для того чтобы обеспечить экономические и социальные условия выживания государства, Путин скорее всего пойдет по пути возвращения аппарату командных высот в экономике, во всей общественной жизни. Нынешняя реабилитация государственных интересов во внешней политике предполагает и более жесткое, прямое отстаивание государственных интересов в экономике. У Путина не будет времени ждать плодов очередной либеральной революции. В ближайшие десять лет мы будем решать проблему экономических ресурсов прежде всего путем новой национализации, возвращения природной ренты в руки государства. Спасти нынешнюю Россию от самораспада и саморазложения можно будет только при помощи чрезвычайных мер в борьбе с преступностью.

3. Если Путин не решится захватить командные высоты в экономике и пойти на жесткие меры в борьбе с преступностью, то новая политическая элита, которую составляют в основном выходцы из силовых структур, сменит его на более жесткого и властного лидера. Так что гадать, сколько лет Путин будет при власти, очень трудно. Многое зависит от того, какими методами он будет укреплять экономические и социальные предпосылки российской государственности. Ясно только, что в ближайшие десять лет роль силовиков и силовых методов в нашей политической жизни будет возрастать. Рассчитывать на либерализацию складывающегося сейчас режима не приходится.
Но этот цикл ужесточения власти будет намного короче, чем в советское время. У Путина нет и не может быть своей КПСС, со своей мессианистской идеологией, не может быть своего ЧК. Правый авторитаризм, к которому мы сейчас идем, в большинстве случаев более мягкий, чем левый авторитаризм.
А потому Россия уже через десять лет, на пороге второго десятилетия нового века, успеет устать от своей очередной "железной руки" и будет с нетерпением ждать новой оттепели, нового Хрущева. Скорее всего переход власти от спасителя российской государственности Путина к новому либеральному реформатору будет очень болезненным.


Вот такие были прогнозы.
Tags: Геополитика, История, Политика, Россия
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments