tipaeto (tipaeto) wrote in ru_polit,
tipaeto
tipaeto
ru_polit

Categories:

Ах, зачем нас забрили в солдаты?

Ах, зачем нас забрили в солдаты?

Ах, зачем нас забрили в солдаты,
Угоняют на Дальний Восток?
Неужели я в том виноватый,
Что я вырос на лишний вершок?
Оторвет мне иль ноги, иль руки,
На носилках меня унесут.
И за все эти страшные муки
Крест Георгия мне поднесут…


Это текст песни времен Русско-японской войны. Официально она была запрещена и распевалась солдатами “подпольно”. Но благодаря “жалостливому”, легко запоминающемуся напеву она быстро распространилась, легла, как говорится, на душу. История умалчивает, где и когда впервые услышал эту песню молодой штабс-трубач 7-го запасного кавалерийского полка Василий Агапкин.

Василий Иванович Агапкин родился в Михайловском районе, в селе Шанчерово, 3 февраля 1884 года в семье крестьянина-батрака. Рано осиротев, вместе с братьями и сёстрами был вынужден нищенствовать. В 10-летнем возрасте был зачислен музыкантским учеником в оркестр 308-го резервного Царёвского батальона. В 1906 году Василий Агапкин был призван на военную службу, в 16-й драгунский Тверской полк, стоявший под Тифлисом.

В декабре 1909 года, по окончании срока службы, Агапкин оказался в Тамбове. Там 12 января 1910 года он поступил на сверхсрочную службу штаб-трубачом в 7-й запасный кавалерийский полк, а с осени 1911 года без отрыва от службы стал заниматься в классе медных духовых инструментов Тамбовского музыкального училища.

Свой знаменитый марш Василий Агапкин написал в далеком 1912 году. Молодой, с залихватски подкрученными усами кавалерийский штаб-трубач листал газету «Тамбовский край». Среди рекламы заметил сводку — на Балканах началась война…

— Мама рассказывала: в тот вечер у папы было очень нехорошо на душе, — говорит дочь Агапкина, Аза Васильевна Свердлова. — Из кавалерийской академии все время забирали ребят — каждый день папа видел слезы жен. Пришел в плохом настроении, даже с мамой разговаривать не стал.

«Оставьте меня в покое!» — крикнул и закрылся в комнате. К утру марш был написан.

Марш этот знают, кажется, все. Он известен и любИм в Болгарии, Франции, Сербии, Польше и в Скандинавских странах. Однажды услышав, вряд ли забудешь эту музыку, где соединились грусть и ликование, скорбь и нежность… Имя марша – «Прощание славянки».

Марш состоял поначалу из двух частей, мелодической первоосновой которых послужили запев и припев упомянутой мной песни времен Русско-японской войны. В таком виде он и повез свое сочинение в Симферополь к известному военному капельмейстеру, композитору и нотоиздателю Якову Богораду. Тому марш понравился. Но в нем недоставало еще одной части — трио. Над ней пришлось потрудиться вдвоем. Богорад помог начинающему композитору записать клавир и оркестровал его детище. Вместе они придумали и название маршу — “Прощание славянки”. Там же, в Симферополе, марш был вскоре издан. На обложке этого первого издания — рисунок: молодая женщина прощается с воином, вдали видны Балканские горы, отряд солдат. И надпись: “Прощание славянки” — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина”.

Марш Славянки

Впервые марш был исполнен в 1913 году на строевом смотре в Тамбове оркестром 7-го запасного кавалерийского полка, в котором служил Василий Агапкин. Партию первого корнет-а-пистона играл автор. Летом 1915-го киевская фирма граммофонной записи «Экстрафон» выпустила пластинку с «Прощанием славянки», а уже спустя несколько месяцев под марш Агапкина стали уходить на фронт русские войска. Популярность марша была фантастической, не сравнимой ни с какой другой военной мелодией: скоро его стали исполнять не только в союзных с Россией странах Антанты, но и во вражеских Германии, Австро-Венгрии, Болгарии. Поразительно: солдаты по обе стороны фронта уходили бить друг друга под одну и ту же музыку...
А в трагические годы Гражданской войны автор и его детище оказались по разные стороны фронта: Агапкин служил в Красной армии, а песнями на мотив его марша вдохновлялись в армиях Колчака и Врангеля, в Сибирской народной армии и Дроздовской дивизии.

Из-за популярности в среде белогвардейцев марш на долгие годы оказался под неофициальным запретом.
При этом репрессии 1930-х счастливо миновали автора. Более того, Агапкин служил старшим капельмейстером Отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского войск НКВД.
В 1938 году участвовал в работе комиссии по усовершенствованию музыкальной части боя часов Спасской башни.

Своеобразным звездным часом его биографии стал военный парад 7 ноября 1941 года в Москве, на Красной площади. Василию Ивановичу была оказана высокая честь дирижировать сводным духовым оркестром Московского гарнизона, провожая участников этого исторического парада с Красной площади прямо в бой.

В качестве помощника главного дирижера полковник Агапкин участвовал и в Параде Победы 24 июня 1945 года. Его китель украшали орден Ленина, два ордена Боевого Красного знамени и медали.

А «реабилитировала» «Прощание славянки» замечательная кинокартина о войне – «Летят журавли». Есть там незабываемая сцена – проводы добровольцев. Напряжение последних секунд. Отчаяние. И в это мгновение оркестр грянул «Прощание славянки». Под звуки старого военного марша по обеим сторонам улицы вместе с движущейся колонной добровольцев с криком, плачем, махая шапками, платками, бегут провожающие…

Марш этот звучал потом и в «Белорусском вокзале», и в «Великой Отечественной», и во многих других фильмах, спектаклях и телевизионных передачах. Его фонограмму задним числом «подложили» и под документальные съемки того самого парада 1941 года на Красной площади, во время которого марш не звучал. Но теперь в сознании миллионов людей эта пронзительная музыка уже навсегда слилась с легендарным героическим временем.

Восемьдесят лет прожил автор бессмертного марша, отдав более шестидесяти из них военной музыке.

Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments