Вячеслав Новицкий (viacheslav_sn) wrote in ru_polit,
Вячеслав Новицкий
viacheslav_sn
ru_polit

Какой капитализм в России

Смешно, но мы прыгнули на подножку поезда капитализма тогда, когда он уже начал рушиться в пропасть. Тем не менее, как сказано в предыдущей главе, «интегрироваться» в мировую экономику за счет Фантастических Технологий Древних нам удалось. Что же у нас получилось в конечном итоге? Это очень интересно, и не только для читателя из России. Ведь Россия подошла к краху капитализма как бы с «обратной стороны», не так, как развивался капитализм в странах, где никогда социалистических революций не было. И эту разницу очень интересно наблюдать, чтобы составить непредвзятое мнение о происходящем в мировой экономике.

В России чрезвычайно развит либерально-рыночный взгляд на экономику.Чрезвычайно – это значит, что никаких других взглядов просто нет, если не считать немногочисленных несчастных, к которым отношение, как к фрикам. Никаких относительно серьезных системных приверженцев социализма не сохранилось. Перестройка «перестроила» и социалистическое учение так, что Евгений Дюринг, против которого Энгельс выступал в своем «Антидюринге», мог бы гордиться. Мало того, что социалистов нет – их идеи очень непопулярны в народе, как и перестроившая их Перестройка, что вполне логично (но надо отметить, что вне проблематики организации экономики, социалистический антураж по-прежнему ценят).

На этом фоне понятно, какое направление стали задавать экономическому развитию. Я пишу «стали задавать», а не «направление приняло», неслучайно. Потому что то, что спускается сверху и то, что есть по факту – в России расходится самым принципиальным образом.

Сверху развивают бизнес, создают конкурентную среду, придумывают схемы льготного кредитования. Конечно, отчитываются об успехах, называют проблемы, «не все из которых» удается решить. Идут самые горячие дискуссии о том, что следует добиться «дешевых кредитов» от банков, хотя, если бизнесу нужен дешевый кредит, он его и из-за границы способен получить. Строится «Сколково», работает Роснано (это такие госкорпорации, созданные для того, чтобы поощрять инновации), и там тоже отчитываются об успехах, не забывая покритиковать то, что «не все еще у нас». Спорят о том, достаточна ли в России денежная масса или недостаточна, надо подчинить Центробанк Правительству или не надо (говорят, что надо, но аргументация лежит далеко за пределами науки и вообще логики). Все участники споров соглашаются, кто с определенным скрипом, а кто радостно, что государственные корпорации мешают развитию бизнеса, и неплохо бы их раздробить и раздать по частным рукам. Все говорят о какой-то «реформе», но говорят о ней уже 24 года и за эти 24 года столько нареформировано, что совсем непонятно, о чем вообще речь. В общем – жизнь кипит, гранты раздаются, информационное поле заполнено.

Не то в реальности. Реальные экономические отношения, как и везде в мире, подчинены мировой экономике и выстраиваются, исходя из нее. Как уже говорилось, основа участия Российской Федерации в мировой экономике углеводороды - газ и нефть. Мы экспортируем еще ряд полезных ископаемых, но они не имеют решающего значения по сравнению с газом и нефтью. Вот от этих газа и нефти и «выстраивается» внутренний бизнес в России.

Получая валютную выручку за экспорт, продавцы углеводородов направляют ее, частично, за минусом того, что приобретается за границей и коррупционной составляющей, в Россию. В России эта выручка перераспределяется по цепочке компаний, имеющих отношения с продавцами углеводородов – их подрядчикам и поставщикам. Далее поток экспортной выручки идет на смежные компании – и так возникает оборот в Российской Федерации, кстати, ложащийся в основу экономической статистики. Так как речь идет о как будто бы разных видах деятельности, каждый раз, когда выручка от продажи углеводородов проходит по цепочке от одного звена к другому, это фиксируется и складывается между собой – так получается статистика ВВП, экономического роста и целого ряда других показателей.

Суть подобного оборота в том, что оживляет его исключительно экспортная внешнеэкономическая деятельность, и, если бы эта деятельность вдруг прекратилась – рухнуло бы большинство оборота, как пересыхают горные реки во время летнего зноя. Фактически, в данном случае Россия работает как единая корпорация, создающая общий продукт для мирового рынка. Правда, в этой корпорации бардак, потому что отдельные ее подразделения юридически самостоятельны, и эта самостоятельность защищена всей мощью законов о частной собственности.

Вторая часть российской экономики – то, что можно назвать «затратами» корпорации, продающей углеводороды. Это военно-промышленный комплекс и другие высокотехнологичные производства, признанные по каким-либо причинам стратегически важными. В принципе, выделять это направление в самостоятельную часть неправильно: имеет корпорация расходы, ее дело. Проблема в том, что эта деятельность также попадает в статистику как экономический оборот и плюсуется с оборотом первой части. Из этого причудливого стечения обстоятельств вытекает, например, что самый легкий способ увеличить ВВП – больше и чаще тратить заработанное на мировом рынке. Что можно почерпнуть из получаемых данных? Какие решения можно принимать на их основе? Какие результаты получатся из этих решений? Результаты россияне ощущают на собственной шкуре.

Все остальное, что могло бы составить «диверсифицированную экономику», погибло вместе с СССР, не выдержав конкуренции с соседями, а нового ничего не заводится по причине все той же мировой конкуренции – самого холодного климата и относительно высокой, по сравнению с азиатскими крестьянами, заработной платы.

Последняя часть экономики России, как и в других странах, в которых нет уникального продукта для мирового рынка, связана с непосредственным воспроизводством населения – одеться, обуться, купить еду. Импорт здесь доминирует - фактически, мы обмениваем углеводороды на необходимое для жизни. Здесь, как и везде в мире, успело поработать «кредитование населения», что создало огромный внешний долг. Из которого, кстати, на момент написания данных строк, очень хорошо помогает выбираться Запад, отказавший нам в своем кредите в рамках санкций за Крым. Мы теперь не можем «перекредитовываться», что очень позитивно для российской экономики – иначе бы мы просто продолжили набирать кредиты, ни о чем не задумываясь. Сейчас же мы расплачиваемся по кредитам, и общий долг уменьшается.

Как видим, не только в России «умеют» пользоваться статистикой для принятия управленческих решений. По мнению Запада, отсутствие кредита должно было нас подкосить и уничтожить, так как сильно замедлило наш оборот. Однако нашему обороту плевать на кредиты, потому что он зависит только от одного: от продажи углеводородов. А вот падение цен на нефть, которого не ожидал никто в мире, а потом по факту свершившегося срочно придумывали истории про «идеальный шторм» (мне представляется, что чем «идеальнее» шторм, то есть чем больше факторов в нем совпало и его усилило, тем раньше он должен быть заметен, но я плохо разбираюсь в экономике и штормах), подкосило нашу экономику очень серьезно.

****

Можно ли назвать такие отношения, которые сложились в России капиталистическими, рыночными? От социализма, представляющего собой, прежде всего «государственно-капиталистическую монополию» (см. определение во второй части), здесь гораздо больше.

Мы оказались в капитализме во время его краха, точнее, последнего этапа перед крахом – возникновения единой мировой экономики. Мы пришли в него, не будучи отягощенными старыми и запутанными местными капиталистическими отношениями, наследством, искажающим истинную картину современных общественно-экономических отношений. У нас нет автономно созданных предприятий, ориентированных на рынок, конкуренцию, сейчас доживающих свой век или медленно пожираемых транснациональными корпорациями. Наша путаница связана с обратным процессом: мы транснациональные корпорации дробим на части, и хотим получить из этих частей самостоятельные субъекты рынка. И очень удивляемся в век, когда субъектами рынка выступают аж целые государства, что из этого ничего не выходит, кроме коррупции и экономических потерь.

Данный текст представляет собой главу из книги "Экономика: куда мы пришли и куда пойдем дальше".
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments