winilin (winilin) wrote in ru_polit,
winilin
winilin
ru_polit

И отважные грузинки)

"В Тбилиси давно уже не требуют Плана действий по подготовке к членству Грузии в НАТО (ПДЧ), это требование в прошлом; теперь речь идёт о вступлении Грузии в НАТО. В таком нервном тоне грузинский министр обороны Тинатин Хидашели отреагировала на слова специального представителя генерального секретаря НАТО по Южному Кавказу и Центральной Азии Джеймса Аппатурая, сообщившего  в интервью Общественному телевидению Грузии 8 февраля, что на предстоящем в июле саммите НАТО в Варшаве грузинским властям не следует рассчитывать на получение ПДЧ.

Грузин доходчиво предостерегли от завышенных ожиданий. Как заявил Аппатурай, вопрос о ПДЧ не следует политизировать, План был создан как практический инструмент, и только. Иное отношение к ПДЧ, предупредил Аппатурай, будет деструктивным для процесса евроатлантической интеграции Грузии.

Министр Хидашели в ответ говорила о том, что Тбилиси уже давно предлагает не зацикливаться на ПДЧ, а перешагнуть через него и форсированно приблизиться к членству Грузии в альянсе. Грузинские представители торопят Вашингтон, напоминая о  примерах Венгрии, Польши и Чехии, которых приняли в 1999 году  в НАТО без ПДЧ.

Начиная с Бухарестского саммита НАТО 2008 года, евроатлантические партнёры Грузии сами ставили получение ПДЧ обязательным условием последующего вступления в альянс. Итоговая декларация Уэльского саммита 2014 года и совещание глав внешнеполитических ведомств стран-членов НАТО в Брюсселе 1-2 декабря 2015 года подтвердили этот принцип. Как было сказано, Североатлантический блок поддерживает "политику открытых дверей", а, что касается Грузии, ПДЧ остаётся "неотъемлемой частью процесса" её вступления в НАТО.

Напомним, что по итогам натовского саммита 2014 года Грузии был предоставлен так называемый существенный пакет сотрудничества с НАТО и было предложено сосредоточиться пока на этом. В мае 2015 года заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу отметил, что в данный момент установить сроки и содержание процесса предоставления Грузии членского статуса затруднительно.

По ряду признаков в таких центрах принятия решений, как Вашингтон и Брюссель, определено, что процесс интеграции Грузии с Североатлантическим блоком должен быть растянут во времени. На этом настаивают Германия, Франция и Италия, исходя из обстановки, сложившейся на постсоветском геополитическом пространстве после воссоединения Крыма с Россией и возникновения вооружённого конфликта на востоке Украины.

В то же время делается акцент на создании в Грузии натовской инфраструктуры. "Существенный пакет", включающий двенадцать пунктов, часть которых остаётся закрытой для широкой общественности, "уникален своим объёмом и глубиной для партнёра НАТО", утверждают в Брюсселе.

Расхождение в подходах, существующих внутри НАТО, состоит в том, что США по-прежнему привержены "глобальному мышлению" в вопросе атлантической интеграции Грузии, тогда как Германия, Франция и Италия руководствуются "региональными интересами", относясь к расширению альянса на восток с большей осторожностью.

Расклад интересов среди основных сил внутри НАТО по "грузинскому досье" до недавнего времени выглядел примерно так. США, Великобритания и молодая Европа в целом поддерживают грузинский подход. Они готовы к обоим вариантам – предоставление ПДЧ или "прыжок" через него. Старая Европа  предпочитает растягивание процесса атлантической интеграции Грузии, указывая на  пример с Македонией: к 2008 году, когда было принято решение о принятии в альянс Хорватии и Албании, а перед Грузией зажёгся "зелёный свет", Македония выполнила уже девять (!) годовых национальных программ ПДЧ, но к членству в НАТО это её не приблизило.

Суть спора о сроках между Тбилиси и натовцами заключается в том, что руководство альянса не хотело бы посылать Москве сигнал,  который определённо вызовёт нежелательные для атлантического блока действия России. Об этом в октябре прошлого года на конференции по вопросам обороны и безопасности в Тбилиси заявил тот же Аппатурай.

В грузинской верхушке сейчас по данному вопросу нет единства. Госпожа Хидашели принадлежит к группировке, интересам которой отвечает форсированная политизация вопроса о вступлении Грузии в НАТО.  2016 год для Грузии важен тем, что действующее правительство политического объединения "Грузинская мечта" должно сдать первый экзамен на способность удержаться у власти. Некоторые грузинские политики из правящего блока связывают в одно целое три темы: получение ПДЧ по итогам Варшавского саммита, парламентские выборы предстоящей осенью и усиление антироссийских тенденций в евроатлантическом лагере.

"Скептицизм среди грузинского населения растёт. У народа расширяется разочарование в отношении перспективы вступления Грузии в НАТО и ЕС", – заявила, находясь с визитом в Вашингтоне в августе 2015 года, министр обороны Хидашели. В американской аудитории она попыталась сыграть на том, что на выборах осенью пророссийские силы в Грузии завоюют места в парламенте. В числе "пророссийских" партий она назвала "Демократическое движение – Единая Грузия" Нино Бурджанадзе. (Госпожа министр могла добавить к этой партии коалицию общественно-политических сил "Евразийский выбор – Грузия" и "Общество Ираклия II"). Однако на американскую администрацию, судя по последним заявлениям Аппатурая, намёки Хидашели впечатления не произвели."

История, даже не новейшая, увы...

"Это он, князь Михеладзе, владелец небольшого, но прелестного имения под Кутаисом, он отсечет одним ударом голову ядовитой гадине, которая ползет по побережью.

Русские – враги Грузии, прекрасной, культурной, великой Грузии, такие же враги, как армяне, турки, азербайджане, татары, абхазцы. Большевики – враги человечества, враги мировой культуры. Он, Михеладзе, сам социалист, но он… («Послать, что ли, за этой, за девчонкой, за гречанкой?.. Нет, не стоит… не стоит на позиции, ради солдат…»)…но он истинный социалист, с глубоким пониманием исторического механизма событий, и кровный враг всех авантюристов, под маской социализма разнуздывающих в массах самые низменные инстинкты.

Он не кровожаден, ему претит пролитая кровь, но когда вопрос касается мировой культуры, касается величия и блага родного народа, – он беспощаден, и _эти_ поголовно все будут истреблены.

Он похаживает с биноклем, посматривает на страшной крутизны спуск, на темень непроходимых лесов, на извилисто выбегающую из-за скал белую полоску шоссе, на которой никого нет, на алеющие вечерней алостью вершины и слышит тишину, мирную тишину мягко наступающего вечера.

И эта стройно охватывающая его красивую фигуру великолепного сукна черкеска, дорогие кинжал и револьвер, выложенные золотом с подчернью, белоснежная папаха единственного мастера, знаменитости Кавказа, Османа, – все это его обязывает, обязывает к подвигу, к особенному, что он должен совершить; оно отделяет его ото всех – от солдат, которые вытягиваются перед ним в струнку, от офицеров, у которых нет его опытности и знаний, и когда он стройно ходит, чувствует – носит в себе тяжесть своего одиночества.
...

Полковник вырвался из палатки и бросился вниз, туда, к порту. Кругом, прыгая через камни, через упавших, летели в яснеющем рассвете солдаты. Сзади, наседая, катился нечеловеческий, никогда не слышанный рев. Лошади рвались с коновязи и в ужасе мчались, болтая обрывками…

Полковник, как резвый мальчишка, прыгая через камни, через кусты, несся с такой быстротой, что сердце не поспевало отбивать удары. Перед глазами стояло одно: бухта… пароходы… спасенье…

И с какой быстротой он несся ногами, с такой же быстротой – нет, не через мозг, а через все тело – неслось:

«…Только б… только б… только б… не убили… только б пощадили. Все готов делать для них… Буду пасти скотину, индюшек… мыть горшки… копать землю… убирать навоз… только б жить… только б не убили… Господи!.. жизнь-то – жизнь…»

Но этот сплошной, потрясающий землю топот несется страшно близко сзади, с боков. Еще страшнее, наполняя умирающую ночь, безумно накатывается сзади, охватывая, дикий, нечеловеческий рев: а-а-а!.. и отборные, хриплые, задыхающиеся ругательства.

И в подтверждение ужаса этого рева то там, то там слышится: кррак!.. кррак!.. Он понимает: это прикладом, как скорлупу, разбивают череп. Взметываются заячьи вскрики, мгновенно смолкая, и он понимает: это – штыком.

Он несется, каменно стиснув зубы, и жгучее дыхание, как пар, вырывается из ноздрей.

«…Только б жить… только б пощадили… Нет у меня ни родины, ни матери… ни чести, ни любви… только уйти… а потом все это опять будет… А теперь – жить, жить, жить…»

Казалось, израсходованы все силы, но он напружил шею, втянул голову, сжал кулаки в мотающихся руках и понесся с такой силой, что навстречу побежал ветер, а безумно бегущие солдаты стали отставать, и их смертные вскрики несли на крыльях бежавшего полковника.

– Кррак!.. кррак!..

Заголубела бухта… Пароходы… О, спасение!..

Когда подбежал к сходням, на секунду остановился: на пароходах, на сходнях, на набережной, на молу что-то делалось и отовсюду: крррак!.. крррак!..

Его поразило: и тут стоял неукротимый, потрясающий рев, и неслось: кррак!.. кррак!.. и вспыхивали и гасли смертные вскрики.

Он мгновенно повернул и с еще большей легкостью и быстротой понесся прочь от бухты, и в глаза на мгновение блеснула последний раз за молом бесконечная синева…

«…Жить… жить… жить!..»

Он летел мимо белых домиков, бездушно глядевших черными немыми окнами, летел на край города, туда, где потянулось шоссе, такое белое, такое спокойное, потянулось в Грузию. Не в великодержавную Грузию, не в Грузию, рассадницу мировой культуры, не в Грузию, где он произведен в полковники, а в милую, единственную, родную, где так чудесно пахнет весною цветущими деревьями, где за зелеными лесными горами белеют снега, где звенящий зной, где Тифлис, Воронцовская, пенная Кура и где он бегал мальчишкой…

«…Жить… жить… жить!..»

Стали редеть домики, прерываясь виноградниками, а рев, страшный рев и одиночные выстрелы остались далеко назади, внизу, у моря.

«Спасен!!»

В ту же секунду все улицы наполнились потрясающе тяжелым скоком; из-за угла вылетели на скакавших лошадях, и вместе с ними покатился такой же отвратительный, смертельный рев: рры-а-а… Вспыхивали узкие полосы шашек.

Бывший князь Михеладзе, когда-то грузинский полковник, мгновенно бросился назад.

«…Спаси-ите!»

И, зажав дыхание, полетел по улице к центру города. Раза два ударился в калитку, – калитки и ворота были наглухо заперты железными засовами, никто не подавал и признаков жизни: там чудовищно было все равно, что делалось на улице.

Тогда он понял: одно спасение – гречанка. Она ждет с черно-блестящими жалостливыми глазами. Она – единственный в мире человек… Он на ней женится, отдаст имение, деньги, будет целовать край ее одеж…

Голова взрывом разлетелась на мелкие части.

А на самом деле не на мелкие части, а расселась под наискось вспыхнувшей шашкой надвое, вывалив мозги..."
(из "Железный поток", А.Серафимович)

Мой дед(по отцу), там был. )

Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments