Вячеслав Новицкий (viacheslav_sn) wrote in ru_polit,
Вячеслав Новицкий
viacheslav_sn
ru_polit

Category:

Крах капитализма. Кто деньги дает - тот и девочку танцует.

Итак, после Великой Депресии государство стало на постоянной основе поддерживать бизнес, давая ему деньги, чтобы компенсировать разницу между доходами и расходами. Государственная поддержка никуда не делась и сегодня, и активно продолжает оказываться. Такое новое в рыночной экономике явление не могло остаться без последствий. И последствия не заставили себя ждать.

Первое и главное последствие – государственный чиновник, пролетарий-наемник стал для бизнеса богом. Теперь от него зависит, будет существовать тот или иной бизнес или нет. Сделают реструктуризацию долга под госгарантии? Выступят соинвестором по новому направлению, соответствующему госпрограмме? Дадут ли щедрый государственный заказ? Найдут ли под свои гарантии нового частного владельца, готового инвестировать?..

Опять мы это все себе представляли по-другому!Мы думали – это бизнес захватит власть и подчинит ее себе. Ан нет – у кого деньги, тот и «банкует». Именно поэтому американские бизнесмены идут в американские президенты, а американские президенты в американские бизнесмены не идут.

Тесные отношения государственных чиновников и бизнеса не могли не породить также и новые финансовые отношения. Они хорошо известны под понятием «откат», более широкое понятие – коррупция. Если у государственного чиновника есть возможность принимать решения о том, как потратить государственный бюджет – конечно же, умный человек потратит его не без пользы для себя! А в чиновники идут только очень умные люди. Это нам, обывателям, они кажутся «тупыми», и то только потому, что как раз не забывают себя – от этого, собственно, нам их действия и видятся недостаточно эффективными. Нет, с эффективностью там абсолютный порядок, просто надо понимать, в каком месте эту эффективность искать!

Еще одно, можно даже сказать курьезное последствие государственной опеки частного предпринимательства – это философия «движение – все, цель – ничто». Оборот доминирует над прибылью. Менеджер корпорации – это тот же государственный чиновник, только расположенный с другой стороны процесса взаимодействия. Он такой же наемник и также заинтересован в том, чтобы управлять как можно большим «бюджетом». Кроме того, именно менеджер на уровне практической реализации совместных проектов взаимодействует с государственным чиновником, в том числе и по щекотливым вопросам.

Круг замкнулся: правящий класс капиталистов побежден классом наемных работников-пролетариев и переходит в подчинение им. Вот бы порадовался Маркс, если бы вообще мог вообразить такое!

Но и это еще не все! На данной почве происходят еще более забавные вещи: уже не государство помогает бизнесу выживать, а государственный чиновник и менеджер инициируют бизнес как некую техническую составляющую схемы по «освоению» государственных бюджетов, выделяемых на поддержку предпринимательства. Бизнес создается не для того, чтобы удовлетворять потребности населения и через это обогащать своего создателя, а для того, чтобы грамотно выводить государственные, то есть общественные, богатства в частную собственность. То, чем капитализм «оправдывался» на начальной стадии своего существования – мол, он наилучшим образом распределяет ресурсы в условиях их дефицита, при первой же весьма сомнительной возможности, отброшено как ненужный мусор. Если есть возможность получать прибыль без производства и распределения ресурсов – зачем тратить время и средства? Роль бизнесмена здесь еще более плачевна: он – техническая фигура, зиц-председатель, существующий в интересах чиновника. Перемена ролей стопроцентная: в прошлом нанимали подставного директора, теперь «директора» создают подставного бизнесмена.

***

Проблема победивших пролетариев-чиновников и пролетариев-менеджеров в том, что они никак не могут в рамках рыночного законодательства узаконить свою деятельность по присвоению доходов. А откажись они от рынка – исчезнет и источник дохода, как раз и состоящий в том, что государству непременно надо этот рынок поддерживать. Поэтому коррупция постоянно порождает борьбу с коррупцией, на которой также умудряются зарабатывать коррупционеры и которая прекрасно встроилась в новую систему отношений присвоения, став доминирующим средством этого присвоения. Это ни в коем случае не значит, что борьба с коррупцией – фикция. Нет, ведется она на серьезном уровне, и кто угодил под пресс – тот понесет всю тяжесть возмездия. Другое дело, что коррупции меньше не становится, так как порождают ее не асоциальные маргиналы, случайно оказавшиеся в обществе как паршивая овца в стаде, а вполне себе встроенные в общество элементы, считающиеся элитой. Коррупция стала наиболее эффективным способом присвоения из всех возможных на текущем уровне развития экономики, иногда - единственным. Коррупция перестала быть сопутствующим отрицательным явлением, выходящим за рамки норм поведения, она – способ существования. Представьте себе государство, в котором естественным, ненаказуемым деянием считалось бы воровство или убийство!

И здесь опять необходимо рассеять некоторые укоренившиеся представления. По мнению современных экономистов, коррупция – явление случайное, внешнее для экономических отношений. Они рассуждают так: есть формула, например, самая простая – «Прибыль=Доход-Затраты». И в эту формулу вдруг («вдруг» - это основное слово современных экономистов, оно прекрасно сочетается с понятием «идеальный шторм») вплетается коррупция, отягощая собой какой-нибудь из элементов этой формулы. В результате экономика начинает сбоить, наступает «системный кризис» и прочий негатив. Вывод из этого рассуждения, по мнению экономистов, вполне логичен: необходимо избавиться от коррупции, и тогда формула опять заработает как раньше, и начнется вожделенный экономический рост. А как избавиться от коррупции? Например, в России предлагают исключить государственного чиновника из экономических отношений. Забавно, что эти же люди самым активным образом ратуют за государственную поддержку бизнеса, стартапов и инноваций. Государственный чиновник, по их мнению, должен просто давать деньги и на этом его роль заканчивается. Идеализм в чистом виде!

Как беспомощно и наивно выглядят все эти рассуждения про борьбу с коррупцией и ограничении чиновничества, если вспомнить, что экономика – это наука об отношении людей, а не набор абстрактных формул! Они сродни рассуждениям, что, если все люди в мире возьмутся за руки и перестанут делать друг другу зло, наступит рай на земле. Мы знаем, что реальность устраивается совершенно не так. В реальности человек подстраивает свои отношения к прогрессу производительных сил, выбирая тот вариант развития событий, который принесет наименьшее количество потерь. Когда, вследствие кризиса рентабельности, обычная схема присвоения прибыли работать перестала, потому что сама прибыль перестала существовать или превратилась в величину незначительную, ей на смену пришла новая схема – коррупционная. Коррупция, таким образом, это не внешнее зло, а неотъемлемый элемент действующих сегодня экономических отношений, и искоренить ее без искоренения самих этих отношений, невозможно.

Нужно ли вообще бороться с коррупцией? Других вариантов жизнь не оставляет: коррупцию невозможно формализовать, узаконить никаким образом, то есть общество не может нормально существовать при коррупции в принципе, не разрушаясь и не деградируя. Однако вариант «все возьмемся за руки» или еще более смешной «назначим пламенного демократа, и он нам коррупцию искоренит» или смешные разговоры, что где-то этого демократа уже назначили и он там коррупцию искоренил – это для бульварной прессы и желтых журналов. «Серьезные» люди, которые «в теме», то есть примерно вся мировая бизнес-элита, предприниматели и чиновники, чей оборот начинается с 0,5 миллионов долларов в месяц, не исключая уроженцев самых «инклюзивных» на свете стран, слыша о таком только усмехаются, потому что прекрасно знают: если говорят, что коррупция где-то искоренена, значит там просто коррупция настолько традиционна, что даже незаметна или устроена на уровне офшоров, «не заходит» в страну. Эти «серьезные» люди закрывают журналы и газеты, рассказывающие про коррупцию и борьбу с ней, и идут на деловую встречу, где обсуждают схемы в рамках той самой коррупции. Все осуждают коррупцию, но все ею же и занимаются. Выработались специальные нормы поведения: говорить о коррупции абстрактно, в общем, не касаясь лично себя и своих конкретных дел. В отношении коррупции выступают так, будто все люди на земле – стартаперы из Силиконовой Долины, где, за счет особых условий, разобранных нами выше, коррупция минимальна и маргинальна (если не касаться государственных фондов, конечно). Такое лицемерие – это интуитивный поиск возможности ужиться с тем, с чем уживаться нельзя, способ закрыть глаза на проблему, но ни в коем случае не решить ее. Потому что решить коррупционную проблему – отказаться от присвоения, все просто.

Данный пост является слегка отредактированной главой из книги "Экономика: куда мы пришли и куда пойдем дальше"

Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments