Fidel (nerviouspilot) wrote in ru_polit,
Fidel
nerviouspilot
ru_polit

Большие группы в российском обществе

Российское общество может быть представлено в виде «народа», «населения», то есть массы, не способной выразить свои интересы. К «массе» относится подавляющее большинство наших соотечественников. Поскольку они сами о себе, от себя никак не говорят, с ними можно делать что угодно (или, что в долгосрочном аспекте фактически идентично, ничего нельзя сделать). «Масса» не структурирована, точнее, структурирована только на уровне примитивных малых групп: кругов непосредственного общения между индивидами («вытянутой руки»). Данная тенденция проявляется, в частности, в стремлении людей в зачислять себя в «средние», стремиться не быть среди «крайних»: по данным социологических опросов, подавляющее большинство членов российского общества относит себя к среднему классу, в том числе, к «средним» себя относит 70% пенсионеров, 77% жителей села, 64% людей с семейным доходом менее 3 тыс. руб. Причем, почти половина из тех, кто самоидентифицировался как «представитель среднего класса», относят себя к средней части среднего класса.

К «массе» «прилеплены» группы интересов, они все время из нее выделяются. Выделение групп по существу и является строительством общества. Все выделившиеся группы интересов — малые, малочисленные (например, большой бизнес). Интересующие нас группы (офисные работники, пенсионеры, работники силовых структур, чиновники и т.д.) групп интересов в этом смысле слова не образуют.


Парадокс российского общества в том, что выделяющиеся группы интересов существуют не в его ядре, а наоборот, на обочинах. То есть, гражданское общество в России всегда маргинально. Это — результат исторического процесса и причудливой жизни русской общины, созданной государством в качестве фискальной единицы, а потом претерпевавшей странные метаморфозы.

И такое положение вещей — норма. Люди считают это нормальным. Все меняется, когда возникает ситуация, воспринимаемая как ненормальная, как бедствие. Бедствием же воспринимается отсутствие ощущения власти. Тогда включаются другие программы поведения: когда «власти нет», «масса» немедленно (иногда счет идет на часы) начинает самоструктурироваться, там начинает течь другое время.

«Масса» может позволить себе быть аморфной и бесструктурной только постольку, поскольку ей задана оболочка, опора — власть, которая должна ощущаться. В этом смысле в России роль гражданского общества выполняет государство, обеспечивая опору для «массы». Только если нормальное гражданское общество обеспечивает «скелет», «каркас», то государство создает кокон, инкапсулирует «массу».

Все вышеизложенное не касается среды Интернет-общения: сеть обладает атрибутами общества (а не «массы»).

Здесь мы рассмотрим двенадцать больших групп специальных интересов, которые являются наиболее заметными в социальном пространстве современной России и/или от которых с наибольшей вероятностью можно ожидать попыток организации коллективных действий для отстаивания групповых интересов.

Условные обозначения:
—  фактор отсутствует
* фактор выражен слабо
** фактор выражен в средней степени
*** фактор выражен сильно

Характеристики группы Офисные служащие Пенсионеры Чиновники Работники силовых ведомств «Братки»
Численность 10-15 млн. чел. 38 млн. 184 тыс. чел. 1 462 тыс. чел. 4-5 млн. чел. 10-80 тыс. чел.
Специфический ресурс - Электоральная активность Внутригрупповые связи Внутригрупповые связи, наличие навыков и инструментов для силового решения проблем Очень сильные связи на локальном уровне
Равномерность распределения доходов ** ** * * *
Общность интересов ** *** * ** **
Обеспеченность ресурсами *** * ** ** ***
Плотность связей * ** ** ** ***
Централизация группы * * *** *** **
Избирательные стимулы * ** *** *** ***
Сила связей * ** ** *** ***
Высота порога участия *** * ** ** *
Обучаемость *** * ** ** **
Фрагментация ** *** ** ** ***
Вывод: оценка потенциала группы для организации коллективных действий Пренебрежимо низкий Высокий Довольно высокий Довольно высокий Невысокий

Таблица (продолжение)

Характеристики группы Бюджетники Студенты Активные пользователи Интернета Пассионарная политизи- рованная молодежь Автолюбители
Численность 4-5 млн. чел. 6-7 млн. чел. 600 тыс. — 1,5 млн. чел. 30-70 тыс. чел. 25-30 млн. чел.
Специфический ресурс - Низкий порог участия в сочетании с большими по численности группами первого уровня Информация Потенциал преодоления проблемы запуска массовых коллективных действий Относительно небольшие издержки и высокая эффективность (результа- тивность) коллективных действий
Равномерность распределения доходов ** ** ** *** **
Общность интересов *** *** * * ***
Обеспеченность ресурсами * * *** * ***
Плотность связей * ** * ** *
Централизация группы * ** * *** *
Избирательные стимулы * ** ** *** *
Сила связей * * * *** *
Высота порога участия ** * * * **
Обучаемость ** *** *** *** ***
Фрагментация *** ** ** *** *
Вывод: оценка потенциала группы для организации коллективных действий Низкий Высокий Низкий, но своеобразный Очень высокий на уровне подгрупп, отсутствует на уровне группы Высокий

Характеристики совместно предоставляемого блага

Здесь мы рассмотрим две главные характеристики благ, являющихся целью любых коллективных действий: форму производственной функции производимого группой блага и степень конкуренции в его потреблении.

Форма производственной функции блага. Как известно, производственная функция по своей форме может быть функцией убывающей отдачи, функцией возрастающей отдачи, либо совмещать в той или иной последовательности обе эти характеристики.

Для функции возрастающей отдачи характерна так называемая проблема запуска (start-up problem) — никто из членов группы непосредственно не заинтересован в инициации производства блага. Вместе с тем, если проблема запуска так или иначе решена, благо только случайно может быть предоставлено в объеме, близком к оптимальному для группы (при соответствующем распределении заинтересованности в благе среди членов группы). Если все входящие в группу индивиды примерно одинаково заинтересованы в клубном благе, оно будет либо произведено в полном объеме (например, если клубным благом является увеличение вероятности наступления какого-либо события, эта вероятность при выполнении данных условий будет равна 1), либо, в противном случае, совокупный объем производства блага будет равен 0.

Основная проблема производственной функции убывающей отдачи — так называемая проблема продолжения (follow-up problem): если заинтересованность в благе распределена среди членов группы равномерно, начиная с определенного объема выпуска, никто больше не захочет вкладывать средства в дальнейшее производство блага. Эта проблема обостряется, если заинтересованность в благе в группе распределена неравномерно: самые заинтересованные инвестируют первыми и получают максимальную отдачу, а у тех, кто слабо или средне заинтересован в благе, нет стимулов к дальнейшим инвестициям. Проблема могла бы быть решена, если бы первыми инвестировали наименее заинтересованные, но они, наоборот, как наиболее мотивированные субъекты, скорее всего будут первыми вкладывать средства в производство блага.

В большинстве случаев производственная функция совместно производимого блага — это S-образная функция: на первом этапе она является функцией возрастающей отдачи, а затем, начиная с определенного объема выпуска, становится функцией убывающей отдачи. Поэтому, первая и важнейшая проблема организации коллективных действий — это проблема запуска. Данная проблема касается всех без исключения больших групп и может быть решена тремя альтернативными путями.

Во-первых, проблема запуска решается, если в группе появляется достаточное количество (критическая масса) индивидов, очень сильно заинтересованных в благе. Примером здесь может служить достаточно распространенная в XX веке практика массовых демократических революций, произошедших не в условиях экономического кризиса, а наоборот, на фазе экономического подъема: если верна гипотеза ряда экономистов о том, что демократия является предметом роскоши, спрос на который увеличивается опережающим темпом с ростом благосостояния, экономический рост способствовал увеличению числа индивидов, готовых инвестировать ресурсы на начальном этапе

Во-вторых, проблема запуска может быть решена, если в обществе достаточно индивидов, готовых вложить в ее решение единовременно очень большое количество ресурсов. Примером здесь может служить деятельность У. Бен Ладена, организовавшего достаточно эффективные коллективные действия против «евреев и крестоносцев».

Наконец, данная проблема может быть решена, если в группе найдется достаточно индивидов, которые будут вести себя стратегически, то есть инвестировать ресурсы в предоставление блага не в расчете на положительную отдачу непосредственно от этих инвестиций, а в расчете на то, что их первоначальные вложения изменят соотношение ожидаемых выгод и издержек у других членов группы в пользу выгод, и уже эти индивиды будут инвестировать в производство блага, руководствуясь мотивом непосредственной выгоды. Примером такого рода может служить деятельность большинства профессиональных революционеров, которые, как правило, не рассчитывают на непосредственную отдачу от собственных усилий.

Степень конкуренции в потреблении блага. Чем выше степень конкуренции в потреблении блага, тем меньше надежды на то, что в группе найдутся люди, настолько заинтересованные в благе, что они захотят финансировать его производство самостоятельно, без участия других членов группы. Равным образом, чем выше степень конкуренции в потреблении блага, тем больше критическая масса — минимальное число индивидов, которые должны объединиться для того, чтобы благо было произведено.

Чем выше конкуренция в потреблении блага, тем меньше, при прочих равных условиях, у входящего в группу индивида стимулов к инвестированию в его производство. Не стоит, однако, забывать о существующей для членов группы возможности вести себя стратегически: даже если индивид непосредственно заинтересован в предоставлении блага (то есть его собственные инвестиции могут увеличить его благосостояние), индивид может воздержаться от участия в финансировании производства блага в надежде, что оно будет предоставлено в оптимальном объеме другими членами группы.



Здесь мы полагаем, что предельные издержки производства блага постоянны и равны для всех членов группы.

Факторы эффективности коллективных действий

В данном разделе мы рассмотрим основные факторы, определяющие эффективность организации коллективных действий большими группами: размер группы, заинтересованной в предоставлении блага; распределение ресурсов и заинтересованности в благе между членами группы; обеспеченность группы ресурсами; степень централизации и плотность группы; возможность предоставления и эффективность избирательных стимулов для организации коллективных действий; силу и характер внутригрупповых социальных связей; обучаемость членов группы; фрагментация группы.

Размер группы. Вопреки распространенному мнению, восходящему к работам Мансура Олсона, большой размер группы далеко не всегда является препятствием для производства коллективного блага.

В соответствии с логикой Олсона, оптимальным для индивида является такое количество совместно производимого блага, при котором предельная выгода для группы превосходит предельные издержки во столько же раз, во сколько групповая выгода превышает личную. Из этого Олсон делает вывод, что заинтересованность индивида в благе сокращается с увеличением размера группы. Однако, как продемонстрировали Марвелл и Оливер, заинтересованность индивида в совместно предоставляемом благе, в действительности, не зависит от размера группы. Более того, если это благо неконкурентно в потреблении, чем больше размер группы, тем больше вероятность того, что в ней найдется индивид настолько заинтересованный в благе (и/или обладающий такими большими материальными ресурсами), что он добровольно возьмет на себя все издержки производства этого блага (при условии, что доходы и заинтересованность распределены в группе хоть сколько-нибудь неравномерно).

Наконец, чем больше группа, тем меньше ожидаемая критическая масса — ожидаемое число индивидов, участие которых необходимо для того, чтобы благо было предоставлено в оптимальном для группы объеме. Этот эффект ослабляется и постепенно сходит на нет с ростом конкуренции в потреблении блага.

Распределение заинтересованности в благе и доходов среди членов группы. О распределении заинтересованности в благе внутри группы сказано уже довольно много: чем выше степень гетерогенности группы по интересам, тем больше вероятность того, что будет решена проблема запуска в условиях возрастающей отдачи, тем больше вероятность появления «мецената», готового самостоятельно произвести благо для всей группы, и тем меньше ожидаемая величина критической массы.

Вместе с тем, гетерогенность заинтересованности в благе может отражать слабость социальных связей в группе, а следовательно — слабость реакции членов группы на слова и поступки окружающих. Слабость социальных связей при определенных условиях может быть непреодолимым препятствием для успешной организации коллективных действий. Кроме того, высокая, в среднем, заинтересованность в благе членов группы может стать источником стратегического поведения (в особенности это касается групп со слабыми социальными связями): даже сильно заинтересованные в благе индивиды, зная, что многие другие члены группы заинтересованы не меньше, будут пытаться «проехать без билета», избежать участия в финансировании коллективно производимого блага. Естественно, данная угроза увеличивается с уменьшением конкуренции в потреблении блага.

Фактор распределения доходов в группе действует так же, как и предыдущий. Момент, на который здесь следует обратить внимание, — корреляция между распределением доходов и заинтересованности в благе. Если эта корреляция большая и положительная, благо почти наверняка будет произведено в оптимальном объеме. Отрицательная корреляция между этими параметрами, при прочих равных условиях, затрудняет совместное производство блага. Учитывая, что нами рассматриваются большие группы со стабильными интересами, можно с большой вероятностью утверждать, что во всех рассматриваемых нами группах корреляция между доходами и интересами будет в большей или меньшей степени положительной.

Обеспеченность группы ресурсами. Склонность индивидов к участию в коллективных действиях зависит от цели этих коллективных действий, а именно, от того, заключаются ли предполагаемые коллективные действия в приобретении какого-то дополнительного блага, которого раньше у членов данной социальной группы не было, или в предотвращении для группы угрозы лишиться какого-то уже имеющегося блага. В последнем случае, как показывает практика и здравый смысл, индивиды в большей степени готовы прикладывать усилия для отстаивания своих интересов, хотя ожидаемый доход от этих усилий может быть равным или даже быть меньше ожидаемого дохода от коллективных действий, направленных на приобретение ранее не имеющихся благ.

Данный парадокс тесно связан и является фактически отражением известного и описанного в экономической литературе эффекта владения (endowment effect), проявляющегося в том, что блага, которыми индивиды уже обладают, какое-то время представляют для них большую ценность по сравнению с точно такими же, но совершенно новыми благами.

Применительно к вопросам организации и участия индивидов в коллективных действиях парадокс эффекта владения проявляется в том, что индивиды, при прочих равных условиях, будут с большей готовностью самоорганизовываться для предотвращения попыток ущемления уже имеющихся у них прав (попыток изъятия у них благ, которыми они на данный момент уже обладают), чем для приобретения новых прав (благ). С этой точки зрения, индивиды, которым есть что терять, будут, при прочих равных условиях, проявлять большую склонность к самоорганизации при возникновении внешних по отношению к данной группе угроз, по сравнению с менее обеспеченными индивидами. В качестве примеров коллективных действий, стимулируемых эффектом владения, можно привести ставшие в последнее время регулярными выступления автовладельцев (в особенности — владельцев праворульных автомобилей) и, отчасти, массовые выступления пенсионеров против монетизации льгот.

Фактором, ослабляющим и даже сводящим на нет действие эффекта владения, является ощущаемая возможность (действительная или мнимая) справиться с возникшей проблемой своими силами, не прибегая к кооперации с себе подобными, то есть попытаться произвести необходимое благо (предотвратить угрозу) как частное благо. Естественно, при этом, что чем большими ресурсами индивид располагает, тем больше у него возможностей замены необходимых коллективных действий своими индивидуальными действиями. В качестве примера здесь можно привести во многом парадоксальное отсутствие в нашей стране массовых выступлений граждан против обязательного призыва в армию: людям кажется менее затратным путь индивидуального уклонения от призыва по сравнению с весьма затратными (в особенности, на первых этапах) мероприятиями по организации коллективных действий. В связи с этим, можно предположить, что активизация усилий власти и военных по борьбе с уклонистами может привести к результату, прямо противоположному желаемому: индивиды, рассматривающие службу в призывной армии как абсолютно неприемлемую для себя или для своих детей альтернативу (альтернативу, реализация которой связана с запретительно высокими издержками), почувствовав невозможность получения блага «избежание призыва» как частного, фактически будут вынуждены начать организацию коллективного сопротивления этому злу.

Плотность связей в группе. Плотность связей (компактность, density) в группе (не то же самое, что сила связей) — это отношение числа имеющихся связей к максимально возможному числу связей.

В принципе, плотность связей в группе может оказывать как положительное, так и отрицательное воздействие на эффективность совместного производство блага — это зависит от места, которое в групповой сети занимает волонтер (волонтеры) — инициатор коллективных действий, — и от индивидуальной плотности его связей.

Централизация группы. Параметр, с помощью которого можно оценить степень централизации группы — стандартное отклонение числа связей членов группы от среднего значения.

Если, принимая решение об участии в коллективных действиях индивиды в группе ориентируются друг на друга, и если при этом волонтер занимает одно из центральных мест в групповой сети (то есть, число его связей превосходит среднее число связей входящих в группу индивидов), то увеличение плотности связей в группе оказывает отрицательное воздействие на эффективность совместного производства блага. Происходит размывание созданного волонтером стимула: если волонтер (то есть человек, участвующий в производстве коллективного блага вне зависимости от других членов группы) в группе только один, то увеличение среднего числа связей у входящего в группу индивида сокращает вероятность того, что средний член группы последует за волонтером и примет участие в коллективных действиях (и/или сокращает объем его участия в коллективном производстве блага).

Наиболее эффективными в таких случаях будут так называемые «звездные» сети, в которых каждый член группы связан только с волонтером. Если же волонтер не является центральным агентом сети, а наоборот, занимает периферийное положение, рост плотности способствует увеличению эффективности совместного производства блага.

В случае, если входящие в группу индивиды ведут себя рационально, то есть принимая решение о своем участии или неучастии в совместном производстве блага, ориентируются только на собственные ожидаемые выгоды и издержки, а не на действия других членов группы (или принятые ими решения), увеличение централизации группы также в большинстве случаев будет способствовать росту производства совместно предоставляемого блага.

Этот достаточно парадоксальный результат объясняется тем обстоятельством, что чем больше связей у организатора внутри группы, тем больше у него возможности выбора потенциальных участников совместного производства благ, то есть тем меньше для него ожидаемые издержки успешного присоединения к коллективным действиям одного члена группы (произведение издержек взаимодействия с одним из членов группы на вероятность того, что данный индивид присоединится к коллективным действиям). Иными словами, обладающий большим количеством связей внутри группы организатор в состоянии a priori выбрать наиболее перспективных кандидатов для участия в производстве совместно предоставляемого блага.

Избирательные стимулы. Вместо того чтобы инвестировать средства в непосредственное производство коллективного блага, некоторые члены группы могут счесть для себя более выгодным вложение средств в создание избирательных стимулов (selective incentives) для других ее членов. Эти стимулы, естественно, могут быть как положительными, так и отрицательными.

На первый взгляд, у рационального индивида не может быть стимулов к тому, чтобы финансировать производство избирательных стимулов для других индивидов, если для него самого ожидаемые выгоды от кооперации не превышают ожидаемых издержек. Однако финансирование производства избирательных стимулов означает введение этих стимулов в функции ожидаемых выгод членов группы и, соответственно, увеличение математического ожидания числа кооператоров. Таким образом, использование избирательных стимулов (как положительных, так и отрицательных) для организации коллективных действий имеет смысл, если ожидаемый прирост полезности, связанный с увеличением объемов производства коллективного блага, превышает издержки производства стимулов.

Различия в эффективности применения положительных и отрицательных избирательных стимулов определяется долей членов группы, участие которых необходимо для производства блага в оптимальном (или близком к оптимальному) объеме для группы. Иначе говоря, если для успешной организации коллективного производства блага нужно участие небольшого процента членов группы, дешевле материально поощрить кооператоров, чем наказывать отлынивающих. В противоположном случае — наоборот, наказание безбилетников будет более эффективным решением проблемы.

Важно также обратить внимание на так называемую «лицемерную кооперацию» (hypocritical cooperation): ситуацию, в которой некоторые члены группы не считают для себя выгодным непосредственное вложение средств в совместное производство блага, однако находят оправданными инвестиции в создание отрицательных стимулов (наказание) для других отступников. Побочный эффект лицемерной кооперации заключается в ослаблении социальных связей в группе, что, естественно, оказывает негативное воздействие на эффективность организации коллективных действий.

Сила социальных связей в группе. Данный параметр отражает степень реакции среднего члена группы на действия других ее членов. Такого рода реакция имеет место, в первую очередь, благодаря действию так называемого эффекта порога, феномен которого был впервые описан Марком Грановеттером.

Для индивидов, в силу их ограниченной рациональности, очень часто представляется невозможной адекватная оценка ожидаемых выгод и издержек принятия ими тех или иных решений. Очень часто в такого рода случаях индивиды склонны при принятии решений ориентироваться друг друга. При этом индивиды часто принимают чужую точку зрения тем охотнее, чем большее число людей уже к ней присоединилось.

Иными словами, для каждого индивида по каждому рассматриваемому вопросу существует так называемый порог — минимально необходимое число людей (или доля всех индивидов, входящих в сообщество), поддерживающих ту или иную точку зрения, которое необходимо для того, чтобы к этой точке зрения присоединился и данный индивид. Формально, для индивида, который не поддержит какую-ту точку зрения ни при каких обстоятельствах (то есть, вне зависимости от того, какова доля членов сообщества, поддерживающих эту точку зрения), порог равен единице. Наоборот, для индивида, отстаивающего свой, абсолютно оригинальный взгляд на какую-ту проблему порог равен нулю.

Понятно, что при прочих равных условиях, чем сильнее социальные связи внутри группы, тем более низким будет ожидаемый уровень порога у членов этой группы и тем более эффективными окажутся коллективные действия ее членов. Вместе с тем, слишком тесные социальные связи внутри группы препятствуют образованию даже слабых связей с другими группами и тем самым затрудняют получение группой информации извне и организацию межгрупповых коллективных действий. Фактически, в спаянной тесными социальными связями группе происходит консервация статус-кво, действующих правил игры, что, конечно, не может способствовать увеличению общественного капитала и адаптации группой передовых общественных институтов, однако данная проблема не имеет непосредственного отношения к вопросу организации группой коллективных действий для совместного производства благ.

Обучаемость группы. Параметр, отражающий среднюю способность к обучению, присущую членам рассматриваемой большой группы: ожидаемое количество раз, которое средний участник данной группы должен «наступить на грабли», прежде чем он поймет, что в этом нет ничего хорошего.

Естественно, обучаемость членов группы с точки зрения перспектив организации коллективных действий — это палка о двух концах. С одной стороны, успешный предыдущий опыт коллективных действий должен менять для членов группы структуру ожидаемых выгод и издержек самоорганизации в сторону сокращения последних. Иными словами, положительный предыдущий опыт организации коллективных действий будет в большей степени стимулировать к дальнейшим действиям такого рода более обучаемую группу.

С другой стороны, отрицательный предыдущий результат коллективных действий, аналогичным образом оказывает большее дестимулирующее воздействие на более обучаемую группу.

Представляется, однако, что задача предварительного отбора перспективных, с точки зрения ожидаемого результата, коллективных действий, может решаться лучше обучаемыми группами более успешно. Поэтому вероятность появления положительного опыта коллективных действий тем выше, чем более обучаемой является рассматриваемая группа.

Фрагментация группы. Характеристика, отражающая разделение группы на локальные подгруппы и силу связей между этими подгруппами. Фактически, речь идет о возможности для группы организовать коллективные действия второго уровня.

Данный параметр зависит от, во-первых, силы связей внутри локальных подгрупп каждой из рассматриваемых групп — чем она выше, тем меньше, как уже было отмечено, у большой группы возможностей организации коллективных действий второго уровня, а во-вторых, от издержек взаимодействия индивидов представляющих отдельные подгруппы большой группы

Текст целиком - здесь, анализ перспектив организации коллективных действий.

Публикация вызвала бурление говен, срач в комментах, анальные боли, в общем день удался. Для неумеющих читать - доклад подготовлен Институтом современного развития. Претензии, угрозы жизни и здоровью и попоболь можно излить здесь.

Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 110 comments