Вячеслав Новицкий (viacheslav_sn) wrote in ru_polit,
Вячеслав Новицкий
viacheslav_sn
ru_polit

Кино и немцы

Примечание: если модераторы посчитают этот пост рекламой - просьба его убрать. Я не собирался никого рекламировать, этот пост - рассуждения на тему современного искусства, изображающего войну, на примере одного фильма. В конце концов, обсуждаем же мы всяких "Марсианинов", "Звездных войн" и т.п.? Все ссылки и названия, как и положено, в конце поста.


Я сегодня видел то, что я уже и не надеялся увидеть никогда. Это был фильм про войну. Фильм про войну, каких наши режиссеры больше не снимают и, судя по тенденции, больше не снимут.

Сюжет фильма такой. Советские войска вошли в Польшу. Активно начинает действовать польская армия. По полученным разведданным где-то в сельской глуши должна пройти немецкая колонна. Очевидно, немцы планируют какое-то контрнаступление на советские войска, но мы, Слава Богу, об этом только догадываемся.  Нам не показывают ставку Гитлера, со склонившимся над картой Фюрером с модной челкой и подтянутыми генералами в пенсне вокруг.Нет, соответственно, тоже Слава Богу, ставки Сталина, с Вождем, ходящим с трубкой в руках по ковровым дорожкам вдоль строя генералов и распоряжающимся плохо подделанным кавказским акцентом.Ведь фильм - про простого польского сержанта, перед отделением которого поставлена задача уничтожить немецкую  колонну до того, как она добьерется до цели. Просто Сержанта и просто колонны, которую надо уничтожить. Как жизнь этого Сержанта перекликается со ставкой Гитлера или Сталина? Да никак - с тем же успехом могли показать ставку Рузвельта или Людовика 13 во время осады ЛяРошели.

В рабочей военной атмосфере с элементами некоторой неразберихи и несогласованности, Сержант договаривается с параллельным отделением о взаимодействии, после чего все грузятся в два грузовика и выдвигаются к месту будущего боя. Сумбур вносит третье отделение, которому не хватило своего автомобиля. Сержант решает взять их с собой, довести до места их выгрузки. Боевой быт во всей своей примитивности и многогранности, предсказуемости и внезапности. Это очень много, это более чем достаточно, чтобы прибавлять сюда еще особиста и медсестру.

Пока грузовики едут, зритель может в полной мере проникнутся гнетущей тоской польской глубинки, серых будней войны, тишины и обманчивой безмятежности разоренного войной края. Тишины, которая в любую секунду разрывается в клочья внезапным выстрелом, свистом и ударами пуль, взрывами, криками, болью, кровью, смертью, а потом опять, как насмешка - тишина и унылая серость. Что было реальностью? Эта тишина или разрывающий нерв накал сражения? На этот вопрос не бывает ответа.

Какие шансы у польского сержанта остаться в живых в этом бою? Как показывает практика, даже в случае победы - 2/3 отделения, скорее всего, останутся в поле. Думает ли об этом сержант? Волнуется? Мы этого не видим. Сержант - не рефлексирующий студент-старшекурсник ГИТИСа, а боевой командир, и его эмоции по поводу собственной смерти меркнут перед необходимостью выполнить поставленную задачу. Он живет свою боевую жизнь обычного человека, волею судьбы оказавшегося в условиях войны и принимающего эти условия как должное. Он не пытается нам сквозь десятилетия, прошедшие после Мировой Войны, донести какую-то мысль режиссера и сценариста, бесконечно далеких от того времени и тех переживаний. И за это мы ему тоже благодарны. Впрочем, конечно, от внимательного зрителя волнение не скрыть, но и проявляется оно вовсе не так, как принято показывать в кино, а как в настоящей жизни - неожиданным смешком, нервической шуткой, лишним ненужным словом.

Слышна неторопливая, размеренная речь бойцов, для которых война давно уже часть их жизни. Они не изрекают Великих Истин и Мудростей, они говорят про какие-то пустяки, шутят на отвлеченные темы. Здесь очень чисто и качественно с точки зрения драматургии показана мысль, озвученная Ремарком и многими другими военными писателями: даже в таких адских условиях, когда после боя остается меньше трети личного состава, а боев еще видимо-невидимо впереди - люди находят способ жить обычной простой человеческой жизнью, как будто нет никакой войны, и никогда не было. О смерти здесь не говорят, но не потому что суеверно стараются обойти запретную тему - просто нет никакого смысла говорить  о рутине, давно всеми постигнутой и принятой как неизбежность. И мы опять благодарны режиссеру за то, что вместо этого очень нужного для нас понимания войны, он не напихал своих высоких абстрактных мыслей.

Но вот команды добрались до места. В противоположность предыдущему действию, настроившему зриталя на нужный лад, начинается, как говорится, "экшн". Главный герой принимает одно из тех решений, которые впоследствии становятся ключевыми для действия и открывают новые внезапные повороты сюжета. В отличие от второго отделения, загрузившегося обратно в свой  грузовик, он решает идти дальше пешком. Есть ли объективные причины у этого решения? Говорит ли оно о боевом опыте сержанта по сравнению с командиром другого отделения? Нет. Ничего этого нет и близко. Любое из решений может привести как к смерти, так и к победе. Очень много факторов на войне! Их все предусмотреть невозможно, иначе на ней не было бы проигравших и потерь.

Решение Сержанта оказывается судьбоносным: второе отделение выезжает прямо на засаду немцев. Сержант со своими бойцами их видит, но не успевает предупредить товарищей... Они не сразу добираются до точки, с которой можно наблюдать  место скоротечного боя, но все, что им удается разглядеть - группу бойцов, осматривающих трупы. "Наши или не наши?" - терзается вопросом отделение Сержанта. На принятие решения очень мало времени.... "Не наши!" - решает сержант. Так до конца и не идентифицированная группа бойцов в отдалении, садится в оставленный грузовик и... начинает движение в сторону холма, на котором Сержант и его солдаты! "К дороге, к дороге!" - командует на бегу Сержант, и бойцы занимают позицию.

И вот - грузовик, хоть и ожидаемо, но все равно как бы внезапно, вылетает из-за пригорка на большой скорости перед притаившимся отделением. Внезапно - потому что нельзя быть к такому готовым, даже если тщательно готовишься. Открыть огонь или пусть они едут к своей чертовой фашистской матери куда подальше? Ведь не видят они засаду! Сержант первый начинает бой, дав очередь по машине, из нее как горох рассыпаются и разбегаются по укрытиям люди. Но вопрос наши или не наши - так и не решен! И зритель понимает - этот вопрос в миллион раз важнее, чем нафантазированные режиссерами особисты, медсестры, Сталины и Гитлеры со своими ставками. Долгие секунды томительного напряжения - и, наконец, по ближе всего лежащему трупу становится окончательно ясно - немцы. Вздох облегчения, но теперь также ясно и то, что товарищи из второго отделения все-таки погибли. Немцы, оставив несколько трупов, уходят, не приняв боя. И такое бывает на войне, но никогда не бывает в фильмах.

Сержант, раненый в короткой перестрелке, принимает решение идти дальше и преследовать отступающих фрицев. Задача не выполнена, и то, что пока в его отделении еще все живы - не значит ровно ничего. Вдруг - чудо! Со стороны, откуда приехали немцы, появляется человек. "Наш!" - радостно докладывает рядовой из команды Сержанта, увидевший его первым. "Откуда ты? Где все?" - звучат тревожные вопросы. "Погибли" - отвечает солдат и кратко рассказывает, как было дело. Рассказ простой и без обычных сценарных выкрутасов - поэтому звучит очень реально.

Немцев догнать не удалось - и отделение разворачивается по направлению к дороге, по которой должна пройти основная колонна. Идут долго, начинаются споры о том, туда ли они направляются. Никаких терзаний, разделений, невыполнения приказа, истерик. Бойцы просто совещаются и принимают общее решение, куда двигаться. И это решение оказывается не менее судьбоносным, чем решение Командира идти пешком в самом начале фильма...

Пройдя еще некоторое время по полям и перелескам, бойцы выходят в какой-то пустой, оставленный жителями хутор. Вдруг, на другом его конце они видят всю немецкую колонну! Сержант не задумываясь принимает решение атаковать. В другом фильме он бы, конечно, полежал, почесался, поглазел в бинокль. Вспомнил медсестру, которую весь фильм до этого на сеновалах валял. Здесь реалистичность опять на высоте: ведь на протяжении всего действия эти люди шли к этой постылой колонне, задыхались под грузом амуниции, каждую секунду из каждого куста ждали выстрела и щелчка пули! И наконец - кончилось напряжение и наступила определенность! Вот он враг, вот он ты - и уже не так и важно, сколько их и сколько вас. Да и вообще вопрос о количествах не стоит и не может стоять: редко когда в настоящем бою удается разглядеть всех. Делай свое дело - и будь, что будет.

Несколько томительных минут, пока бойцы обходят по дворам колонну с фланга, пытаясь выйти на расстояние броска гранаты. Напряжение достигает невыносимых пределов, когда они бегут через поле, рискуя каждую секунду быть обнаруженными.  "Давай- давай-давай" - сквозь зубы и одышку бормочет командир, подбадривая себя и бойцов. Последний взгляд в бинокль - вот он, фриц, совсем рядом, бежит пригнувшись, как бы ожидая внезапного выстрела! Еще один мелькает сквозь штакетины забора... и Сержант начинат бой короткой очередью из своего автомата. Попал? Вроде попал, но почему фриц продолжает бежать? Он скрывается за кустами - ранен? Убит? Нет времени выяснять - Сержант грамотно меняет позицию и бросает гранату в ближе всего стоящий к нему автомобиль. Вторая граната пошла! "Гранаты, гранаты" - напряженно шепчет командир оказавшемуся рядом бойцу. " Нет гранат" - отвечает боец...  И они навсегда расходятся по разные стороны избушки, за которой прячутся - на этот раз решение, куда идти, уже не оказывается спасительным. И, вроде, не было сильного огня, не успел еще толком разгореться бой, но Сержант вдруг падает и последний кадр - родная польская земля квозь кровавые всплохи угасающего сознания...

Что случилось с остальными? Удалось победить и не допустить колонну к советским союзникам? Выжил ли тот паренек, с которым Сержант говорил в последний раз? Мы об этом не узнаем никогда. Наше кино обрывается вместе с жизнью Главного Героя Сержанта - одного из тысяч сержантов, погибших на этой войне.

*****

Вот такое, без сомнения, замечательное кино. Это и вправду тот фильм о войне, который я мечтал посмотреть. В нем нет любовной линии, которая нафиг не нужна. Нет предыстории, целостную картину не прерывают флэшбэки из прошлого. Нет даже обязательного атрибута таких фильмов - особиста, воюющего с собственной армией чуть ли не эффективнее, чем фашисты. Никто никого не ревнует и не пытается арестовать накануне Самого Главного Боя. Разве это не прекрасно?

Вы, наверное, очень хотите узнать, кто снимает такое прекрасное кино? Не буду дальше тянуть интригу: такое кино снимает т.н. лэтсплэйщик из Ютуба с ником Bad Santa, играющий в компьютерную онлайн-игру Arma-3 Wog на сервере с другими игроками, и просто записывающий весь процесс игры на видео. И у него получается намного лучше любого, самого лучшего режиссера, кто брался снимать фильмы о войне за последние 20 лет! Да они, даже если все вместе соберутся, такого кино не снимут! Они только еще больше напихают фильм нравоучениями и глубокими смыслами, они ни за что не дадут вам погрузиться и пережить то, чем тогда жили, заменив реальность своим убогим представлением о ней. Чем-то этот фильм похож на "Они сражались за Родину", только в "Они сражались за Родину" похуже реализм и спецэффекты.

Жизнь - самый лучший режиссер и сценарист. Выдуманная реальность всегда проигрывает настоящей. Убрать свое лишнее "Я", не мешать реальности разворачиваться в полную силу - вот секрет настоящего Искусства.

Ссылка на это эпохальное кино (осторожно, есть ненормативная лексика):








 
Subscribe
promo ru_polit april 1, 00:00
Buy for 80 tokens
Что делать, если вы не успели совершить все необходимые для самоизоляции покупки, а в 100 метрах от подъезда не оказалось торгового центра? aliexs рекомендует скоротать время и порадовать себя приятными мелочами на глобальной виртуальной торговой площадке. Нажимая на любую из картинок…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments