oper_1974 (oper_1974) wrote in ru_polit,
oper_1974
oper_1974
ru_polit

Интервью с бывший сотрудником украинского МВД . Про Красный Лиман.

Евгений Швец - 6 апреля 2015. LB.ua.

        Милиционеры - люди служивые, у них, безусловно, есть своё мнение, но они привыкли исполнять приказы. А таковых не поступало. Вообще. Так что нет ничего удивительного, что проявлениям сепаратизма пытались противостоять лишь отдельные горотделы или личности - на собственное усмотрение.

   Но в Красном Лимане, который является крайней точкой на севере Донецкой области, "властью поделились" без лишнего шума.
   Отметим, что по захвату Краснолиманского горотдела поступала противоречивая информация. Сначала появилось сообщение, что около 20 вооруженных людей зашли в здание горотдела, которое окружили представители афганских и казачьих организаций.
   Другие источники сообщали, что милиционеры закрылись внутри и никого не пускают. Появилась и «официальная версия» пресс-службы МВД, которая гласила:
   «В городе Красный Лиман здание милиции еще в 8 утра было взято под охрану совместными силами правоохранителей и местных жителей. В результате, пришедшие около 15-00 часов вооруженные люди не смогли предпринять попытку штурма здания”.
   Арсен Аваков даже сообщил, что нападение боевиков с автоматами российского производства АК-100 отражено силами милиции и городскими дружинниками...





    Мы говорили с бывшим сотрудником Краснолиманского горотдела МВД о приходе сепаратистов и о жизни под ними, разговор же начали с вопроса, а как на самом деле в Красном Лимане поменялась власть:

    "- 12-го апреля возле горотдела собралась толпа гражданских, среди которых были и вооруженные люди в военной форме. Но их было немного - с десяток. Они требовали, чтобы милиция перешла на сторону ДНР. Вход в горотдел мы сразу заблокировали, а личному составу в экстренном порядке стали раздавать оружие.
      К ДНРовцам через какое-то время вышел наш начальник, переговорил с ними и толпа, более-менее, успокоилась. Скажем так: горотдел они и не собирались штурмовать, но там были люди, которые настойчиво искали диалога.
      В любом случае, с ними надо было разговаривать. Была бы заварушка, мы понимали, что помощи ждать неоткуда — потому что славянцам областное управление не помогло.
      В таких ситуациях мы работаем «треугольником»: если один горотдел захватывают — два других, ближайших, выдвигаются к нему на помощь и ждут помощи от областного УВД. На примере Славянска мы уже понимали, что помощи не будет ни из Краматорска, ни из Артемовска, ни из Донецка или других областей.
     Чтобы сохранить личный состав, начальник идет на переговоры. Потому что «митингующие, в отличие от нас, помощь получили бы — или из Славянска, или из Горловки, в которой уже начиналось брожение.



         Как их убеждал начальник горотдела, не знаю, но в итоге мы вместо украинского флага вывесили флаг Донецкой области, хотя нас убеждали повесить флаг ДНР. А вот на здании исполкома, по-моему, висел именно флаг ДНР.
      При этом начальник наш каким-то образом умудрился вывезти оружие. Нас же сначала вооружили, а затем мы сдали оружие, и его в срочном порядке вывезли — несколькими партиями.
      «Этих» же здание наше не интересовало вообще, они не собирались строить там баррикады — они искали оружие. И когда они, пообщавшись с начальником в его кабинете, потребовали показать оружейную комнату и убедились, что там ничего нет, то интерес к нам у них быстро угас.
      На этот момент оружие осталось только у оперативной группы — у восьми человек. Я знаю, что вывезенное оружие находилось в разных местах, но по факту сейчас на начальника заведено уголовного дело...

- Нет оружия, да?

- Ну, где-то так. В общем, вернуть его он не может. Человек сейчас находится под домашним арестом. Ты знаешь, у нас даже мыслей не было, что после Славянска они пойдут захватывать Лиман...

- А почему вы утром 12-го не поехали на помощь славянцам? У вас же «треугольник»...

- Этого я тебе не могу сказать - решение принималось без нас...

- Вас «захватывали» русские диверсанты или наши мужики?

- Это были наши - 100%. Мы же потом часть из них идентифицировали. И уже потом, когда приходилось с ними общаться, русскую речь я ни разу не слышал. Везде были наши, причем даже не из области, а с округи.



- Кто-то из сослуживцев высказывал недовольство сложившейся ситуацией или все радостно приняли ДНР?

- Понимаешь, выбора все равно не было никакого. Мы продолжали выполнять свою повседневную работу. Связь с областным управлением была постоянно, но никаких указаний мы оттуда не получали. Первые лица вызывались на совещания в Донецк, но не более...
     А я тебе так скажу: мы тогда были дезориентированы, но если бы генерал Пожидаев (на тот момент глава областного УВД.) организовал по области ментов — здесь бы никакой войны не было.
      Область уже давно была бы полностью подконтрольна ДНР. То же самое — в обратную сторону. Но никто не давал команд. Вообще! У нас есть документация, есть секретная документация — до последнего не было команды вывозить её.



- Тянули...

- Я даже не могу сказать, что «тянули» - это была полная неопределенность. А мы же без команды из УВД не можем и пальцем шевельнуть.

- Вы, получается, ходили тише воды, ниже травы?

- Ну, оружия у нас уже не было... Когда здесь была ДНР, мы выезжали в больницу на сообщение о пулевом ранении, а на нас стволы наставляют.
     Мы говорим: «Ребята, нам нужны данные». А в ответ — валите от сюда, с матом-перематом. И такие случаи мы просто фиксировали: пулевое ранение в голень, получено там-то, лицо пострадавшего — не установлено.
     Но, в целом, никто нас не унижал, не оскорблял. Каких-то «перехлёстов» не было. Стоп, забыл: двоих наших ребят — зама по криминальной и начальника розыска — прямо в рабочее время из кабинетов забрали, но их вывезли из города — на Горловку, здорово пытали, машины у них позабирали.
     Но сейчас у них всё нормально, работают. То же самое и начальник Никитовки — Сергей Чернышев. Он тоже вывез вооружение и спрятал. Его взяли в плен, ногу прострелили дважды. В итоге освободили его, насколько мне известно, как раз в обмен на оружие. Но он до сих пор хромает.



- Вооруженных боевиков в самом Красном Лимане было много?

- Их практически никто не видел. При том что по соседству с нами, в местной гостинице, у них был штаб. Они вокруг города кучковались.

- Вы фиксировали заявления о похищениях людей — может быть, патриотов Украины — со стороны ДНРовцев?

- Нет, в этом плане всё было чисто. Беспредела здесь не было.

- Твои сослуживцы нашивки «МВС України» не срезали?

- Да ты что! У меня до сих пор висит китель с этой нашивкой. Я всё время ходил одетым по форме. И никаких претензий от ДНРовцев по этой линии не было.



- Помнишь день, когда оккупация закончилась?

- 3-го июня. В этот день был авиудар по «Царицыно» — это такой ресторанно-гостиничный комплекс, где у боевиков база была, там был сильный блок-пост и там до этого был не один бой, потому что оттуда частенько раненые в больницу поступали.

- Сколько твоих ушло вместе с ДНР?

- Такие люди есть... Когда боевики оставили Славянск и Краматорск, некоторые ребята ушли вместе с ними. Но это даже не лиманские, а именно ребята из Краматорска и других «северных» городов.
        Мне потом приходилось бывать в Донецке, некоторых встречал там в гражданской одежде. Но чем они занимаются, не стал спрашивать — не хотелось попасть «на подвал». А я к этому времени уже был уволен за, скажем так, «сепаратизм».



- Ну, ты же «под сепарами» провел почти два месяца... Считаешь, несправедливо уволили?

- Да конечно! И почему мою судьбу решили люди, которые сами побоялись отдать четкий приказ и грели свои генеральские места, боясь, что это мы здесь, «не дай бог», сами примем какое-то решение, вследствие которого полетят уже их головы?!
       Почему нас никто не организовал, почему не было никаких команд?! Я же тебе говорю: если бы дали команду «валить» Украину - «валили» бы Украину.

- Стоп! И кто вы после этого?

- Я говорю об этом как о сложившейся системе. Ты пойми: мы люди подневольные - «Есть! Понял! Разрешите выполнять?». А нам не давали никаких команд. Вообще.
       А по поводу того, что «валили бы Украину» в случае приказа - не всё так плохо, всё равно бы кто-то «голову включал». Но теперь мы — крайние, а эти грёбаные генералы - молодцы.

- Ты мне раньше говорил, что был не прочь отправиться в АТО.

- Я отдал этой стране не один год своей жизни и готов был отдавать еще... А сейчас я враг и для тех, и для тех. Страна на мне поставила крест как на предателе. Мне говорят: «Пацан, гуляй. Ты — замазанный». И это решил какой-то дядя, который приехал сюда с проверкой и с кем-то пообщался...
      Бесит, что те, кого надо больше всего за предательство судить, сами решают, кого записать в предатели Родины. Бесит именно это, а не какие-то другие вещи. Сложилось, как сложилось, я уже принял эту реальность. Нужно продолжать жить - трудиться, сопротивляться, развиваться.



     Понимаешь, я не стремлюсь жить в России, хотя там, объективно, полегче... Но если начнется наступление на Краматорск со Славянском, то наши города перепашут минами и снарядами.
     У меня есть родня в Полтавской области, но туда сейчас идут гробы с украинскими солдатами, ты представляешь, как они нас там ждут?
      Дети моих сотрудников сейчас учатся в Харькове. Знаешь, что им говорят некоторые преподаватели: «Валите в свою ДНР!». И это в Харькове. Пускай не все, но находятся и такие.
      Детворе не дают общежитие — они вынуждены платить за квартиры. А мои подрастающие дети уже не смогут устроиться на госслужбу, потому что их отец, грубо говоря, предатель. А оставаться здесь, постоянно втягивать шею и доказывать всем, что ты хороший..."


http://oper-1974.livejournal.com/404375.html




Tags: Украина
Subscribe
Buy for 90 tokens
Есть у меня конфиденциальная информация, которой бы я хотел с вами поделиться. (автор фото: Михаил Нефедов) Все вы наверняка читали недавний пост в блоге Елены Мироненко lena-miro.ru про меня. Если кротко, то в том посте меня окатили помоями и выставили слабоумным, больным и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments