oleg_volyinets (oleg_volyinets) wrote in ru_polit,
oleg_volyinets
oleg_volyinets
ru_polit

Зверства казаков и непринятие Майдана беларусами.

"Детей в школах запугивают Крутами и Голодомором. Взрослых по телевизору – русским флотом в Севастополе. В результате народ вымирает без всякой войны. Неужели всегда было так? Да, ничего подобного! Нам есть чем гордиться! Наши предки умели не только умирать, но и убивать. Они оставили след в прошлом как первостатейные разбойники и головорезы.
О «подвигах» Романа Шухевича, уничтожавшего в составе полицейского батальона белорусских партизан во время Великой Отечественной, писали много. Но у него есть исторические предшественники – не менее дикие и жестокие. Имя им – казаки запорожские. Да-да, те самые лихие молодцы, воспетые украинской пропагандой. Они отметились военными преступлениями против мирного населения на территории Белоруссии еще в XVI веке. Если бы соседняя братская республика захотела, она могла бы выставить Украине солидный исторический счет – наподобие того «списка обид», который наши «патриоты» кстати и некстати подсовывают Москве.
ЗВЕРСТВА ЗАПОРОЖСКИХ КАЗАКОВ В БЕЛОРУССИИ. Профессиональным историкам хорошо известна «Баркулабовская летопись», составленная священником белорусского местечка Баркулабово Федором Филипповичем. Она описывает события с 1563 по 1608 год. Запорожцы предстают в ней как банды мародеров, которых время от времени нанимал польский король для войны против Швеции или Москвы. Боевая ценность этих «рыцарей удачи» была ничтожна. Зато, проходя через Белоруссию, они вытаптывали все на своем пути, как выражается автор, «горше злых неприятелей, албо злых татар».
В 1601 г. король навербовал четыре тысячи запорожцев во главе с Самуилом Кошкой, намереваясь сразиться со шведами. Тут наши предки проявили себя во всей «красе». Как пишет летописец, «ничего доброго» казаки не сделали, и ни гетману, ни королю «жадного ратунку не далы, толко з Швеции утеклы». А вот по дороге домой они «взяли штурмом» Полоцк и Витебск – то есть, свои собственные города (в это время Белоруссия, как и Украина, входили в состав Речи Посполитой). Полоцку, пишет «Баркулабовская летопись», запорожцы «великую шкоду чинили, а место славное Витебск звоевали, злата-сребра множество побрали, мещан учтивых порубали». Именно за этот «подвиг» священник Филиппович и сравнил казаков с татарами, поставив их на почетное первое место среди известных ему разновидностей изуверов.
Можно было бы сказать, что описанный случай выпадает из привычного ряда казачьих свершений. Но это не так. Через два года бравые запорожцы во главе с новым гетманом Куцковичем, избранным вместо отдавшего концы Кошки, появились в Белоруссии снова. В Баркулабовской и Шупенской волостях они ограбили все, что смогли. В длинный перечень причиненных местным крестьянам потерь, которые приводит Филиппович, входят 50 кабанов, 60 пудов меда, 500 мер жита, полторы сотни «яловиц» (то есть, коров), 500 кур и 300 возов сена. Это не считая денежных убытков, выраженных в звонкой монете. Впечатление такое, что по Белоруссии прошла настоящая орда. И это правда. Ведь запорожцев снова было четыре тысячи – примерно в таком же составе ходили в набег и татары.
КАЗАКИ НАСИЛОВАЛИ ДАЖЕ МАЛОЛЕТНИХ. Но особенно поразили несчастного попа сексуальные предпочтения пришельцев. Казаки умудрились изнасиловать даже шестилетнюю девочку, которую один мещанин едва живую вынес на руках королевскому посланнику, приехавшему усмирять запорожцев. Глядя на это, «вси люди плакали», пишет летописец.
И такое творилось постоянно! За несколько лет до походов Куцковича и Кошки те же места посетил знаменитый украинский герой Северин Наливайко всего с двумя тысячами единомышленников. В 1595 году он захватил Могилев, сжег там, по сообщению Филипповича, крепость, все дома, которых насчитывалось 500, а «мещан, бояр, людей учтивых так мужей, яко и жен, детей малых побили, порубали, попоганили, скарбов теж незличоных побрали с крамов и с домов». «Попоганили», кто не догадался, означает – изнасиловали.
Все это безобразие в современной украинской историографии почему-то именуется «народним повстанням проти польсько-шляхетського панування під проводом Наливайка». Хотя было обычным разбоем, закончившимся для Северина четвертованием в Варшаве – заслуженной карой любому маньяку, несмотря на его «историческое» значение.
Школьные учебники и официозные историки намеренно утаивают примеры казачьих зверств в Белоруссии от нас, руководствуясь принципом: если факт не вписывается в концепцию, тем хуже для факта. Но современники Наливайко и Кошки хорошо понимали, с кем имели дело. Поэтому в их воспоминаниях присутствуют образы не «святих лицарів», а насильников и головорезов.
АГРЕССИЯ САГАЙДАЧНОГО ПРОТИВ МОСКВЫ. Сколько вылито чернил на описания агрессивных войн Российской империи против якобы несчастной Украины. А ведь первыми напали на Россию именно «хохлы»! Случилось это задолго до похода воеводы Ромодановского на Конотоп и «більшовицької навали» на станцию Круты – в 1618 году. Как раз в августе круглая дата выпадает – 390-летие. Между прочим, событие это даже в народной песне описано:
Ой на горі та женці жнуть,
А попід горою
Яром долиною
Козаки йдуть.
Попереду Дорошенко
Веде своє військо,
Військо Запорізьке
Хорошенько.
А позаду Сагайдачний,
Що проміняв жінку
На тютюн та люльку,
Необачний.
Гетмана Сагайдачного и его заместителя Дорошенко вместе с двадцатью тысячами готовых на все профессиональных душегубов наняло варшавское правительство, чтобы посадить на московский престол польского королевича Владислава. Первой жертвой казаков стал город Путивль. Сейчас он входит в состав Украины. А тогда был русским – таким же, как Севастополь до передачи его Хрущевым.
Потом запылали Ливны, Елец, Лебядин, Данков, Скопин, Ряжск… Во всех этих городах оккупанты-запорожцы, по словам современных украинских исследователей Александра Чувардинского и Анатолия Палия (есть еще и у нас честные историки!), уничтожили «многих мужчин, женщин и детей до младенческого возраста». Этот факт приводится в их книге «Гетман Сагайдачный», изданной в 2002 году.
А у нас еще говорят о каком-то Батурине! Да казаки почти за столетие до взятия Меньшиковым мазепинской столицы устроили в соседней России чуть ли не десяток «батуринов»! Труп лежал на трупе! Вояки Дорошенко убивали священников даже на Рязанщине. Жители выдержавшего осаду Сагайдачного крошечного городка Михайлов отмечали 27 августа 1618 года (день, когда «злой Сагайдак» снял осаду) как самый великий праздник вплоть до Октябрьской революции! Да и отчего им было не праздновать? Ведь гетман, разозленный потерями своей «орды» под Михайловым, пообещал, что всем михайловцам от мала до велика прикажет отрубить руку и ногу и бросить псам!
Окончательно агрессию Сагайдачного остановили только под Москвой – прямо у Арбатских ворот, через которые собиралась победоносно войти в царскую столицу объединенная польско-казачья армия. Не вышло! А всего через полтора года тот же гетман Сагайдачный уже направляет миссию в Москву, сообщая о желании Войска Запорожского послужить русскому правительству! Его вислоусые послы еще и просили, как указывает запись в Посольском приказе, «чтоб их государь пожаловал, як своих холопей». Самое смешное, что злобные «москали», вместо того, чтобы разорвать этих дипломатов-погромщиков на части или отрезать у них по руке и ноге, по рецепту Сагайдачного, еще и наделили их жалованьем – отходчив, оказывается, русский народ!
КАК КИЕВЛЯНЕ СОЖРАЛИ БИБЛИОТЕКУ ИВАНА ГРОЗНОГО. Ущерб, нанесенный украинскими захватчиками культурному наследию России в эпоху Смутного Времени, не поддается точному исчислению. Можно только сказать, что он колоссален. Именно тогда теряются следы знаменитой библиотеки Ивана Грозного. Исследователи ищут ее до сих пор. И, уверен, никогда не найдут – ее слопали до последнего листика украинские и польские оккупанты, захватившие Кремль в 1612 году!
Большинство тогдашних книг были написаны на телячьей коже – пергаменте. Кроме пищи для ума, он содержал еще и обычные питательные вещества. А в корешках был такой вкусный органический клей! Не то, что нынешняя «химия»!
Когда армия Минина и Пожарского осадила Москву, изгоняя из нее казаков и польских солдат, среди которых тоже хватало украинцев, в блокированном гарнизоне начался голод. Жрали все – сначала собак и кошек, потом пояса и конскую упряжь, и, наконец, даже книги и друг друга!
Киевский купец Богдан Балыка, переживший эту осаду, оставил поучительнейшие воспоминания о своем участии в нашествии на Москву. Он описывает, как наемники на польской службе заморили червячка московскими пленными, которых им подали прямо из тюрьмы, как сжевали без соли выкопанного из могилы солдата Воронца, как не провисел и часа на виселице казненный за мародерство казак Щербина – его тут же «на штуки разрубили и изъели». Сам же Балыка со своим приятелем Супруном спаслись только тем, что нашли «килька книг пергаменовых; тым есмо и травою живилися». Эти воспоминания напечатаны в дореволюционном научном журнале «Киевская старина».
Видимо, не один Балыка разнообразил свой рацион литературными памятниками. Многие книги существовали в единственном экземпляре. Теперь их уже не восстановишь. А жаль. Ведь даже «Слово о полку Игореве» уцелело только потому, что его рукопись хранилась в отдаленном монастыре под Ярославлем. Сколько таких шедевров переварили в своем брюхе безграмотные казаки во время тогдашней оккупации Москвы?
ГЕРОИ КОЛОНИАЛЬНЫХ ВОЙН. «Солдаты с ружьями и мешками на плечах медленно шагали по пыльной дороге; в рядах слышались изредка малороссийский говор и смех», – это не описание петлюровского отряда, а ранняя проза Льва Толстого – рассказ «Набег». В нем великий писатель с документальной точностью повествует, как батальон русской армии, состоящий преимущественно из украинцев, сжигает чеченский аул. Сейчас бы это назвали карательной экспедицией. Обратите внимание: русского говора в шеренгах не слышно! Правда, офицеры в «Набеге» носят русские и немецкие фамилии – империя-то была многонациональной.
Зато в другом кавказском рассказе Толстого – «Рубка леса» -- вместе с рядовыми Веленчуком и Шевченко (распространенная все-таки фамилия!) появляется еще и капитан Тросенко – естественно, наш земляк. Украинцев вообще хватало в императорской русской армии от рядового до фельдмаршала. Фельдмаршал Паскевич родом из Полтавы был любимым полководцем Николая I. В 1831 году он взял штурмом Варшаву, покончив с польской независимостью. Генерал Перовский – потомок гетмана Разумовского – начал покорение Средней Азии. Генерал Котляревский вообще стал легендой кавказских войн. Запорожцы после ликвидации Сечи почти в полном составе были переведены Екатериной II на Кубань и переименованы в черноморских казаков. Главным занятием их стало усмирение черкесов. Среди друзей Великого Кобзаря числился атаман черноморцев Кухаренко. Тарас Григорьевич писал ему в 1857 году: «Ти все-тики напиши мені, чи будеш ти се літо на коші, чи, може, знову підеш вражого черкеса та прескурвого сина по кручах ганяти?» Мало кто помнит, что и сам Шевченко просился из Оренбургского корпуса служить на Кавказ – ему тоже хотелось погонять черкесов!
Ни одна колониальная война России после воссоединения с Украиной в 1654 г. не обошлась без украинцев. Они воевали от Польши и Венгрии до Афганистана и Манчжурии. Бывший гетман Многогрешный, став русским воеводой, даже чукчей на Чукотку ездил покорять! Руки наших предков – по локти в крови разномастных туземцев, а сапоги – топтали половину земного шара. Кое-кто любит говорить, что украинцы – нация сержантов. Неправда! На самом деле, это нация генералов-колонизаторов."
http://censor.net.ua/forum/516831/zverstva_zaporojskih_kazakov

"Одним из характерных событий для Беларуси XVII ст. было массовое проникновение на ее территорию отрядов украинских казаков. Однако начало этому было заложено еще в конце XVI ст. отрядом Северина Наливайко. Если в дореволюционной официальной историографии это преподносилось, как борьба в защиту православия, то в советской историографии – ни много, ни мало, а как проявление классовой борьбы трудового народа Белоруссии против феодального и национального угнетения.
Советская историография упорно не замечала того факта, что в результате Люблинской унии произошло окончательное разделение между белорусскими и украинскими землями. И если украинские земли вышли из состава ВКЛ и присоединились к «Короне», это значит непосредственно попали под власть Польши, то другие земли остались в ВКЛ, составляя там значительную и определяющую часть. И это политическое разделение совпало с этническим разделением. Если население Волыни и Киевщины входило в состав украинского этноса, то население бывшего Турово-Пинского княжества было уже частью белорусского этноса. Совпадение политической границы с этнической и делало ее исключительно прочной , и поэтому она сохранилась без изменений и до сегодняшнего дня.
Поэтому для ВКЛ, для белорусов, казачьи украинские войска, которые появлялись на его территории, воспринимались, как вражеские и иностранные, что вынуждало вести борьбу с ними. Это и проявилось уже в 1595 году, когда казачьи войска во главе с Северином Наливайко ворвались на юг и восток Беларуси.
Украинское казачество сформировалось в борьбе с крымскими татарами и турками под флагом защиты православия. Центром казачества являлась Запорожская Сечь, где были сконцентрированы его главные боевые силы и куда убегали те, кто не хотел терпеть неволи и угнетения. Среди них было значительное количество и выходцев из Беларуси. Польское правительство, видя в казачестве значимую военную силу, решило подчинить его себе. Для этого было предложено записать в реестр шесть тысяч казаков, которым выдавалась плата, что выделяло их, как привелигированных из общей казачьей массы, внося тем самым раскол в ее ряды.
Одним из таких реестровых казаков и был С.Наливайко. Выйдя из числа реестровых, он некоторое время служил у К .Острожского – одного из самых выдающихся защитников православия в Речи Посполитой, что повлияло и на Наливайко. Однако на решительную борьбу с польско-католическим угнетением его подтолкнула личная обида, когда у его отца была отобрана часть земли и он сам был избит до полусмерти. После похода с отрядом казаков в Молдавию и Трансильванию, Наливайко вернулся на родину, в Правобережную Украину, где, опираясь на недовольные массы горожан, захватил город Луцк. Дальнейшие действия Наливайко были направлены на погромы усадеб магнатов. Увидев в этом большую для себя угрозу, власть Речи Посполитой направило против Наливайко семитысячный отряд таких же реестровых казаков во главе с гетманом Лабодой. Таким образом, попытка польских верхов внести раскол в казачьи массы принесло свои первые результаты. Видя невозможность противостоять такой силе и спасаясь от нее, Наливайко принимает решение отступить на территорию Беларуси, что и произошло в октябре 1595 года. Как видим, не желание прийти на помощь белорусскому народу, а суровая необходимость избежать разгрома вынудила Наливайко на такой шаг.
Фактор внезапности принес первоначально ему успех и в Беларуси. Он захватил Петриков, а потом, видя опасность последствия наступления Лабоды, и Слуцк, который в то время был одним из крупнейших и богатейших городов Беларуси. Как на Украине, так и в Беларуси дальнейшие действия казаков проявлялись в разгромах усадеб феодалов. Однако ничего общего с классовой ненавистью это не имело. Проводились элементарные грабежи богатых усадеб и разгульное времяпрепровождение во время отдыха.
Власть ВКЛ не могла иначе воспринимать нахождение на территории его государства украинских казаков, как вторжение иностранного войска, которое творило здесь грабежи и насилие. И поэтому против него было выслано войско, что концентрировалось в районе Клецка. И когда казаки Наливайко увидели такую угрозу, также как угрозу и со стороны украинских реестровых казаков, что двигались на Беларусь, решили, не принимая боя, 27 ноября 1595 г. оставить Слуцк, захватив большое количество вооружения и получив с жителей города богатый выкуп. Заслуживает особое внимание то, что войско Наливайко после этого решило идти в Россию «на государево имя». Наливайко прекрасно понимал, что там, в Московии, его хорошо встретят, как своего союзника в борьбе с общим врагом – Речью Посполитой. Отступая на Бобруйск и не дойдя до него, отряд Наливайко, в котором было две тысячи казак и много вооружения захваченного в Слуцке, 18 декабря 1595 года захватил Могилев. Баркулобавская летопись рассказывает такие итоги этого события: «…дома, крамы, острог выжгли, домов всех 500, а крамов з великими скарбами 400. Мещан, бояр, людей учтивых так мужей, яко и жён, детей малых побили, порубили, попоганили, скарбов теж незличенных побрали з крамов и домов». Громили они и православные храмы, хотя и считали себя защитниками православной веры. Вряд ли это можно назвать освободительной борьбой народа, как это показывалось в советской историографии. Понятно, что ненависть народа к своим угнетателям была, но она использовалась казаками Наливайко в своих интересах.
Ограбив Могилев за две недели, казаки оставили его, видя угрозу со стороны наступающего на него войска. На Буйничском поле им удалось под прикрытием сильного пушечного огня оторваться от наседающего на них войска полковника Буйвида и отступить на юг через Быхов, Рогачев, Речицу, откуда пошли на Петриков. Им удалось захватить значительную часть юга Беларуси с Туровом, Давид-Городком, Ляхвой, Пинском, где «начали творить шкоду великую замкам и панам». И только весной 1596 года казаки Наливайко покинули Беларусь и перешли на Волынь. Однако там под Лубнами они вскоре потерпели поражение. Наливайко и его соратники были вывезены в Варшаву и там после жестоких мучений казнены.
Как видим, кроме вреда тем местам Беларуси, где действовал отряд Наливайко,он ничего не принес. Восстановление всего разрушенного и разграбленного легло новым грузом на плечи народа Беларуси. Такой характер и такие результаты имели и дальнейшие казачьи вторжения на Беларусь в XVII столетии."
http://vklrg.ru/?p=453

В заключение вот что скажу

"В войне 1654-1667 гг. Московии против ВКЛ и Польши погиб каждый второй беларус. Это стало чудовищной трагедией для нашего народа, и поэтому вполне понятен интерес беларуских историков к ней, желание разобраться в деталях и узнать правду. Однако сегодня историки России считают это желание «проявлением беларуского национализма».
Конечно, российские историки не отрицают самого факта гибели половины беларуского народа в этой войне. Но вот все обвинения в том, что к этому причастны оккупационные войска Московии, гневно отвергают. И, например, московский историк Широкорад в «Независимом военном обозрении» недавно написал: мол, это сами беларусы в лице беларуских партизан уничтожили половину своего народа, а войска московитов к этому никакого отношения не имеют."
http://hetman.by/neizvestnayavoina.html

А вот и объяснения потерь

Геннадий Саганович отметил также, что после выхода книги он продолжал работать над темой войны 1654-1667 гг., и теперь у него накоплено куда больше информации.
"С тех пор было опубликовано много уникальных документов по этой войне, вышло много новых исследований. Книгу нужно совсем другую писать. Переиздавать ту не имеет смысла", - подчеркнул он.
Сколько погибло людей - неизвестно
Коснулся историк и болезненного вопроса потерь. Согласно популярной версии, до войны в Беларуси насчитывалось 2,9 миллиона жителей, после войны - 1,4 миллиона. Эти же данные были приведены и в книге белорусского исследователя.
"Это примерные подсчеты потерь на территории ВКЛ от 1648 по конец 1667 г. Вместе с Хмельниччиной! И я только лишь привел подсчеты Юзефа Моржи и Василия Мелешки. Я нигде не писал, что столько московская армия уничтожила!
Страшно читать, что только мне не наприписывали! - cказал Геннадий Саганович. - Утверждают, даже, будто бы я в этой книге что-то писал про геноцид! Полный бред - в ней даже слово такое не использовалось. Сегодня мы видим, что эти подсчеты очень несовершенны. Но других в таком масштабе пока нет".
Тут стоит пояснить, что данные Юзефа Моржи и Василия Мелешки охватывают разницу в населении не только до и после войны с Московским царством - в промежуток между 1648 и 1667 гг. вписывается еще и период восстания Богдана Хмельницкого (1648-1654 гг.). Во время него по Полесью прошлись войска казачьих полковников, а в ряде поветов ВКЛ вспыхнули крестьянские восстания. Многие бунтари бежали в Запорожскую Сечь, где пополнили ряды казацкого войска. От всех этих событий Беларусь тоже понесла определенные демографические потери, а вот какие - опять-таки неизвестно.
По словам автора "Невядомай вайны", пока имеются источники, которые дают возможность определить лишь локальные потери в войне 1654-1667 гг. - в границах отдельных поветов или воеводств Великого княжества Литовского. Но не в масштабах всей страны.
http://news.tut.by/society/296142.html

То есть в эти чудовищные потери входят и безусловно огромные потери населения Беларуси от рук запорожских казаков. Московская армия тоже отличилась.
НО сейчас русские националисты давно не представляют угрозы беларусам, потому зверства армии Алексея Михайловича можно не учитывать в соседских отношениях: русские давно исправились.
ЗАТО бандеровцы если сегодня кричат "Москалей на ножи", то завтра могут поднять вопрос, что мол надо сделать то же самое и с беларусами, как их предки: мало какое зверство могут устроить беспредельщики. И про деяния дивизии "Галичина" тоже помним и остерегаемся, мемориал "Хатынь" напоминает нам об украинских карателях. Их меньшинство на Украине, но они очень опасны и сейчас во власти.
ИМЕННО ПОТОМУ Я, ГРАЖДАНИН БЕЛАРУСИ, ЗАНИМАЮСЬ АНТИБАНДЕРОВСКОЙ АГИТАЦИЕЙ!!!
Мало ли...
И большинство противников Лукашенко против бандерлогов, фактически нет массовой поддержки Майдана среди белорусской оппозиции, хотя некоторые их СМИ пытаются поддерживать бандерлогов.

Subscribe
promo ru_polit april 1, 00:00
Buy for 80 tokens
Что делать, если вы не успели совершить все необходимые для самоизоляции покупки, а в 100 метрах от подъезда не оказалось торгового центра? aliexs рекомендует скоротать время и порадовать себя приятными мелочами на глобальной виртуальной торговой площадке. Нажимая на любую из картинок…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments