dedxassan (dedxassan) wrote in ru_polit,
dedxassan
dedxassan
ru_polit

Category:

Дневник Фёдора фон Бока. На юг!



После невыполнения поставленной перед ним задачи, Фёдор фон Бок ушёл с поста командующего группой армий "Центр" и из негостеприимной России уехал в родную Германию.

22/12/41
В полдень отдал рапорт фюреру в его штаб-квартире. Фюрер, как всегда, встретил меня очень сердечно. Он довольно долго разговаривал со мной о сложившемся положении, серьезность которого он очень хорошо себе представляет. Кроме того, он сказал мне, что мои рапорты доходили до него в несколько измененном виде! Я воспользовался представившейся мне возможностью в очередной раз привлечь внимание фюрера к необходимости радикального улучшения транспортной системы. Я также повторил свое предложение от 1 декабря о создании оборонительной системы на значительном удалении от фронта, чтобы военные действия на передовой не отражались на ходе и сроках строительства.
Уже собираясь уходить, я произнес: «Русская болезнь», а также общее перенапряжение так сильно сказались на моем здоровье, что я уже начинаю опасаться, сохранились ли у меня прежние способности к командованию. Смогу ли я снова приступить к исполнению своих обязанностей, когда почувствую, что обрел прежнюю форму?» — «Разумеется», — ответил фюрер.
Шмундт в очередной раз уверил меня, что я всего лишь нахожусь в отпуске по болезни и что фюрер никаких неприязненных чувств по отношению ко мне не испытывает.
Отправился в Берлин.

25/12/41
Из Берлина послал телексы Гальдеру и Шмундту с сообщением, что врачи надеются поставить меня на ноги через три или четыре недели.
Разговаривал по телефону с Грейффенбергом; последний подтвердил расхожий слух о Гудериане, который, будучи источником вечной головной боли у «вышестоящих», отправлен наконец домой. Потом Грейффенберг сказал, что Клюге заменил 1-го адъютанта группы армий Бюлова одним из своих адъютантов из 4-й армии (Кюблер). Когда я выразил по этому поводу удивление, Грейффенберг заметил, что хотя не поступило никаких разъяснений относительно того, занял ли Клюге мое место на постоянной основе или лишь временно меня замещает, он склоняется к мысли, что сохранит командование группой армий за собой! Я позвонил Гальдеру и попросил его прояснить этот вопрос.
Положение на фронте группы армий продолжает оставаться серьезным; наиболее болезненной является проблема с железнодорожным транспортом.

1/1/42
Кейтель, начальник отдела кадров высшего командного состава, приехал ко мне и сказал, что «фюрер считает очередную смену командования группы армий нежелательной по причине сложного положения на фронте», и попросил меня с пониманием отнестись к этой проблеме.
Итак, меня перевели в офицерский резерв.
Когда я спросил, если ли смысл при таких обстоятельствах являться к начальству и докладывать, что я готов приступить к исполнению своих обязанностей, Кейтель ответил:
«Ну конечно! Вы в любое время сможете возобновить командование войсками, как только сочтете, что к этому готовы».
Я опять задал вопрос, не осталось ли у кого-нибудь из руководства тяжелых чувств на мой счет, и снова получил отрицательный ответ. Когда я сказал, что в некоторых кругах мой уход в отпуск для восстановления здоровья увязывают с отставкой Браухича, Кейтель заявил, что никакой общей подоплеки здесь нет и быть не может и что слухи на этот счет лишены всяких оснований.

5/1/41
Шмундт прислал мне письмо, написанное в теплой, дружеской манере, которое, совершенно очевидно, имело своей целью снять у меня с души неприятный осадок. В частности, там было сказано, что фюрер доверяет мне, как и прежде. В ответном послании я написал, что мое выздоровление, возможно, затянется до начала февраля, но что я готов, если это необходимо, приступить к своим обязанностям и раньше.

16/1/42
Генерал фон Драбих позвонил мне и спросил, готов ли я немедленно принять на себя командование группой армий «Юг». Так как я по настоянию врачей собирался ехать в Земмеринг, где в течение нескольких недель должен был проходить реабилитационный курс и где все уже было для этого подготовлено, я попросил четверть часа на размышление. Когда я потом дал положительный ответ, Драбих сказал, что я как можно скорее должен сообщить о своем согласий фюреру. Рейхенау (командующий группой армий «Юг» с 1 декабря 1941 года) перенес сильнейший удар, и неизвестно, выживет ли он после этого.
Верховное командование отправило домой Гепнера. Штраус и несколько других генералов из моей прежней группы армий сказались больными.

17/1/42
Поехал на поезде в нетопленом спальном вагоне в Инстербург. В поезде полно испанских офицеров. Мне было стыдно за наши железные дороги, так как в вагоне было грязно; ко всему прочему мы еще и опоздали!

18/1/42

В Ягерхёхе около Ангербурга я узнал, что Рейхенау умер (17 января 1942 года). Доложил фюреру о том, что готов приступить к исполнению своих обязанностей. Фюрер описал положение на фронтах, задержав мое внимание на том, что касалось группы армий «Юг». Он считает, что в настоящее время стратегическая угроза со стороны противника ликвидирована, хотя еще многое требуется исправить и урегулировать! Относительно группы армий «Юг» он сказал, что о ней «требуется позаботиться». Иначе говоря, зимой она должна держать оборону, а весной — атаковать. Фюрер знает, в каком ужасном состоянии находятся железные дороги на фронтах, и понимает, что это источник вечных забот для каждого командующего. Фюрер хочет сосредоточить руководство железнодорожным транспортом и железными дорогами, включая железные дороги на оккупированных территориях, в одних руках, а именно: Министерства железных дорог (министр Дорпмюллер).
О современном политическом положении фюрер говорил с оптимизмом. Он считает, что наша главная цель на Среднем Востоке — лишить Англию основных источников нефти — вполне достижима.
Фюрер пригласил меня на завтрак, где, кроме фюрера, присутствовали только военные.
Лееб, командующий группой армий «Север», отправлен домой по его просьбе. Шмундт сказал, что Лееб разуверился в своих способностях разрешать сложные кризисные ситуации, которые неминуемо должны возникнуть в будущем. Шмундт знает, что имевшие место многочисленные перестановки в высшем командовании являются постоянным источником сплетен и различных спекуляций как в нашей стране, так и за рубежом. Шмундт и другие пытаются, как могут, эти слухи и сплетни контролировать. Так, все газеты перепечатали телеграмму фюрера, в которой он осведомляется о здоровье Браухича после перенесенной им операции. В средствах массовой информации сообщалось также, что на похоронах Рейхенау как представитель фюрера будет присутствовать фельдмаршал Рундштедт. Кроме того, в печати должны опубликовать фотографии фюрера, занятого дружеской беседой со мной, — и так далее.

19/1/42
За три часа двадцать минут я преодолел по воздуху 1050 километров, отделяющих Растенбург от Полтавы (штаб-квартира группы армии «Юг»). Гот (17-я армия), который возглавляет группу армий в настоящий момент, встретил меня на аэродроме. Вчера крупные силы русских предприняли наступление против внутренних крыльев 17-й и 6-й армий и в нескольких местах добились глубокого вклинивания в нашу оборону. Противник атаковал также в секторе 2-й армии. Единственным резервом группы армий сейчас являются неполная (две трети состава) 73-я дивизия (Бюнау), которая дислоцируется за южным крылом 1-й танковой армии, и 88-я дивизия (Гольвитцер), части которой прибывают в Курск в медленно следующих один за другим эшелонах. Почти во всех армиях царит чудовищная мешанина из различных частей. В Крыму 11-я армия (Манштейн) снова захватила Феодосию, которую мы потеряли в декабре.

20/1/42
Принял командование группой армий «Юг», о чем в скором времени сообщило английское радио.
Положение серьезное. Ситуации, близкие к критической, сложились на севере от Артемовска и на западе и северо-западе от Изюма. Там противник при поддержке танков прорвал наши позиции. Вклинивание в районе Артемовска придется ликвидировать, задействовав последние резервы 17-й армии и резерв 1-й танковой армии (Клейст). В настоящее время свободных войск, которые могли бы облегчить положение под Изюмом, у меня нет. Третье опасное проникновение в наши боевые порядки имело место в секторе 2-й армии на северо-востоке от города Щигры, где русский кавалерийский корпус при поддержке пехоты глубоко вклинился в наши позиции и с боями движется в направлении Курска. В этом секторе у нас тоже очень слабые резервы; что же касается 88-й дивизии, то ее части прибывают в количестве одного эшелона в день! Максимальное напряжение испытывает 17-я армия, на фронте которой атакуют до пятнадцати пехотных дивизий противника, поддержанных четырьмя танковыми бригадами. Подобное сильное давление 17-я армия, да и группа армий в целом, учитывая имеющиеся у нее в этом секторе силы, вряд ли сможет сдерживать слишком долго. 1-я румынская дивизия, подтягивающаяся сейчас из Румынии, и 113-я дивизия (Зиквольф), которые — обе — предназначены для операций в Крыму, будут задействованы на этом участке фронта с целью усиления обороны. К сожалению, из-за ужасного состояния железных дорог на это потребуются недели! И это при том, что у русских здесь сильные резервы и они не только могут непрерывно атаковать, но и наращивать мощь ударов. Факты, указывающие на возможность такого развития событий, наблюдаются на итальянском участке фронта на северном крыле 1 — й танковой армии. Я разговаривал с Клейстом, снявшим по моему требованию со своего участка фронта дивизию, чтобы направить ее в распоряжение 17-й армии, о необходимости создания новых резервов, которые должны располагаться за его северным крылом. Мы сообщили о создавшемся положении Верховному командованию сухопутных сил и потребовали от него передачи хотя бы одной дивизии в распоряжение группы армий, причем в самые сжатые сроки.
Разговаривал с Паулюсом, который сегодня принял на себя командование 6-й армией; в частности, предложил ему сосредоточить резервы за его южным крылом, чтобы сдержать опасное проникновение противника на северо-востоке от Изюма посредством атаки с северного направления.
Попытка 11-й армии посредством резкого поворота на северо-восток от Феодосии неожиданным ударом прорвать позиции русских успеха не принесла.

21/1/42
Сегодня утром пришло известие, что колонны русской бронетехники прорвались в западном направлении из района Изюма. Я приказал задействовать против русских танков все имеющиеся в нашем распоряжении силы авиации. Неожиданно выяснилось, что это наши танки! При всем том ситуация остается напряженной, хотя нам до сих пор удается с успехом отбивать многочисленные атаки русских. 17-я армия намеревается ликвидировать прорыв у Артемовска посредством контратак; однако прорыв в районе Изюма какое-то время останется незапечатанным, так как одновременно атаковать в двух направлениях 17-я армия не в состоянии. Кавалерия противника в секторе 2-й армии (Вейхс) рвется все дальше в юго-восточном направлении. Что ж, армии придется помогать себе самой, так как у меня больше резервов не осталось.
Я позвонил фюреру, охарактеризовал ситуацию в зоне ответственности группы армий и сообщил о намерениях. Относительно Крыма я доложил, что противнику снова удалось занять сильные позиции на северо-востоке от Феодосии и что наши дивизии в этом секторе находятся на пределе своих возможностей. Так как мне пришлось забрать из Крыма авиационные силы группы армий для того, чтобы остановить противника в районе Изюма, я в настоящий момент не в силах поддержать атаку 11-й армии в направлении Керчи, хотя быстрые решительные действия в этом направлении были бы очень кстати. Фюрер внимательно меня выслушал и согласился со всеми моими предложениями.
1-я танковая армия получила указание энергично атаковать противника, концентрирующего свои силы против ее левого крыла. В соответствии со вчерашней договоренностью 100-я легкая пехотная дивизия снята с линии фронта и направлена в распоряжение 17-й армии. Какое-то время у нас за линией фронта в качестве резерва будет находиться 73-я дивизия.

22/1/42
Противник продолжает оказывать давление на 17-ю армию. Одна за другой следуют мощные атаки со всех направлений против южного углового укрепленного пункта в районе бреши на фронте вокруг Славянска. Несмотря на попытки снабжать по воздуху гарнизоны укрепленных пунктов на северном фронте 17-й армии, у обороняющихся подходят к концу боеприпасы, и некоторые из этих укрепленных пунктов уже окружены или захвачены. Дальше к западу танки и кавалерия противника наступают в направлении Барвенкова. Разрозненные части 298-й дивизии (Зелер), которая была атакована 18 января, смята и понесла тяжелые потери, снова собрались на севере более чем 40-километровой бреши. В северной оконечности бреши противник атакует южное крыло 6-й армии. 17-я армия требует разрешить отвод 257-й (Закс) и 68-й (Мейсснер) дивизий на 5 или 6 километров к югу, поскольку снять давление с окруженных укрепленных пунктов невозможно по причине нехватки войск, и следует ожидать полного разгрома их гарнизонов. Я коротко охарактеризовал сложившееся положение Хойзингеру из Верховного командования сухопутных сил и сказал, что планирующийся отход положения не облегчит, но что отступление в этом секторе должно быть одобрено, так как попытка удержать эти позиции становится бессмысленной по причине неминуемой утраты расположенных там укрепленных пунктов. Но два наиболее удаленных от центра укрепленных пункта справа и слева необходимо сохранить. Во всяком случае фюрер, оставивший за собой право решать, удерживать ли передовые позиции на фронте в этом секторе или нет, сказал, что надо оставлять только те укрепленные пункты, где полностью закончились запасы продовольствия и боеприпасы.
Русский кавалерийский корпус, прорвавший фронт 2-й армии, сегодня почти не продвинулся; разрозненные атаки на севере и юге от бреши были успешно отражены.
Когда смотришь на карту, складывается впечатление, что несложно собрать штурмовую группу из частей 1-й румынской дивизии, прибывающей со стороны Днепропетровска, остатков 298-й дивизии, собравшихся в районе бреши на западе от Изюма, и резервов, находящихся за южным крылом 6-й армии, и восстановить с их помощью положение на стыке между 17-й и 6-й армиями. Но в реальности, когда температура достигает 30–40 градусов ниже точки замерзания, шоссейные и грунтовые дороги обледенели, железные дороги едва функционируют, лошади болеют и не кормлены, а состояние автомобильного транспорта и того хуже, и все передвижения отнимают ужасно много времени, ничего нельзя сказать заранее, и рассчитывать на достижение какого-либо результата со стопроцентной уверенностью не приходится.
Для нынешней ситуации характерно, когда на фронте группы армий артиллерийские части в составе двадцати одной батареи с исправными орудиями, изрядным запасом амуниции и полностью укомплектованными батарейными командами торчат без дела в тылу, поскольку их тягачи и трактора находятся в плачевном состоянии и не могут сдвинуться с места!
Все, кто может носить оружие, объединяются в сводные отряды с целью залатать наиболее опасные разрывы в линии фронта; к операции также привлечены подразделения Люфтваффе, части тылового обслуживания, бронепоезда — и так далее.
Трудно разобраться во всей этой мешанине и собрать под единым командованием все эти небольшие разрозненные подразделения, отряды и формирования, а также подключить к ним резервы, которые с черепашьей скоростью следуют к линии фронта в пешем строю и в эшелонах. Это части 100-й легкопехотной дивизии, 1-й румынской дивизии, а теперь еще и 113-й дивизии, предоставленной в наше распоряжение Верховным командованием сухопутных сил. Необходимо отметить, что время и место их сосредоточения напрямую зависят от состояния шоссейных, грунтовых и железных дорог и их пропускной способности. Русские же имеют в своем распоряжении большие массы кавалерии и исправно функционирующие железные дороги, которые они умело используют для развития достигнутого ими успеха. В нынешней ситуации русские действуют куда быстрее, чем мы!

23/1/42
Еще несколько укрепленных пунктов, гарнизоны которых израсходовали все боеприпасы, оставлены на южной стороне изюмской бреши. На северной стороне около Балаклеи в секторе южного крыла 6-й армии идут тяжелые бои. В центре противник оказывает сильное давление на остатки разбитой 298-й дивизии. В южной бреши севернее Артемовска противник также оказывает давление на наши части — настолько сильное, что наши контратаки здесь успеха не имеют.
Сегодня 17-я армия снова подчеркнула серьезность сложившегося на ее фронте положения, особенно выделив угрозу для железной дороги Днепропетровск — Сталино, по которой поступает снабжение для армии. Армия хочет эвакуировать Барвенково; я запретил эвакуацию, поскольку удержание этого города имеет большое значение для будущих операций. Но понять обеспокоенность армии в принципе нетрудно, так как она имеет под собой основания, особенно учитывая то обстоятельство, что русские подвозят по железной дороге резервы в направлении проделанной ими в нашей обороне бреши.
1 — я танковая армия вывела с линии фронта штаб-квартиру и XI корпус (Кортцфлейш) и передвинула его за центр проникновения русских в районе Изюма. Войска, направляемые в район бреши, должны концентрироваться под командой его штаб-квартиры и по возможности проводить только согласованные контратаки. Успех этих контратак будет зависеть от скорости наступления русских, для замедления продвижения которого мы намереваемся использовать авиацию чуть ли не всей группы армий. Плохо то, что у 298-й дивизии осталось всего две батареи и что артиллерия 1 — й румынской дивизии все еще находится в распоряжении 1-й танковой армии. Однако все, что в наших силах, сделано. Помимо всего прочего из тылов группы армий подтянуты подразделения войск безопасности — преимущественно для охраны мостов через Днепр для недопущения прорыва русских танков.
Сегодня русский кавалерийский корпус в районе бреши наступал против частей 2-й армии довольно вяло. Наши собственные контратаки с южного направления имели некоторый успех.
Телеграмма от Верховного командования сухопутных сил требовала создания единого командного центра в районе бреши, но мы уже об этом позаботились, о чем было упомянуто ранее. Верховное командование сухопутных сил, кроме того, требует продолжать действия по вытеснению противника с Керченского полуострова с целью высвобождения войск для наступления на Севастополь, каковое пока дело далекого будущего.
В полдень приехал генерал-полковник Лёр, командующий 4-м воздушным флотом, с которым мне предстоит сотрудничать. Во второй половине дня приехал Лендорф, он должен занять место Харденберга.

Небольшой перерыв - и снова в бой, на этот раз осваивать территории Украины и Крыма.
Tags: В эфире фельдмаршал, История
Subscribe

promo ru_polit april 1, 2020 00:00
Buy for 80 tokens
Пройдите обучение и получите пакет акций стоимостью до 25 000 ₽. Подробности по ссылке на сайте Тинькофф.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments