dedxassan (dedxassan) wrote in ru_polit,
dedxassan
dedxassan
ru_polit

Category:

Дневник командующего группой армий Центр. Битва за Москву. Часть первая



Фон Бок вплотную приблизился к решению основной своей задачи - захвату Москвы.

30/9/41
Гудериан перешел в атаку. Его левое крыло продвигается вперед, южное отстает и отбивает атаки с восточного направления.
Ездил в штаб-квартиру и в расположение VIII корпуса (Хейнц), боеготовность которого не на должном уровне. [180]

1/10/41
Пытаясь отогнать противника от южного крыла группы Гудериана, 25-я (моторизованная) дивизия была атакована русскими танками и поспешно отступила, бросив застрявшую в грязи технику, которой хватило бы, чтобы вооружить и снарядить целый полк.
ХХIV танковый корпус (Гейр фон Швеппенбург) уверенно продвигается вперед; однако я буду испытывать беспокойство за правый фланг 2-й танковой группы, пока не высвободятся те ее части, которые все еще находятся в зоне ответственности группы армий «Юг». Мне обещано, что они начнут передислокацию сегодня вечером. Впрочем, правый фланг танковой группы окончательно избавится от давления противника только после подхода переданных Гудериану пехотных дивизий, но до этого еще далеко.
Положение в Сербии серьезное. Также назревает кризис в Голландии, Норвегии и в Протекторате. Англичане придумали эффектный пропагандистский лозунг для оккупированных стран. Он гласит:
«Работай медленнее!»

2/10/41
Группа армий перешла в наступление в полном соответствии с планом. Наступление проходит с такой легкостью, что невольно задаешься вопросом, уж не сбежал ли противник. Ездил на командный пункт 4-й танковой группы, откуда открывается прекрасный вид на сектор, в котором наступает 4-я армия. В секторе XXXXVI моторизованного армейского корпуса саперы возводят временный мост через Десну. Несмотря на предварительную подготовку, работы идут медленнее, чем хотелось бы.

3/10/41
На левом крыле 4-й армии IX корпус (Гейер) атаковал раньше, чем было запланировано, и обнаружил, что противник на его фронте прочно удерживает свои позиции.
Мы продвигаемся вперед на всех направлениях. Правое крыло группы Гудериана заняло Орел. Маршевые показатели пехоты — XII (Шрот) и VII корпусов — просто невероятные. VIII корпус, приписанный к 9-й армии, захватил переправы на реке Вопь, V (Ветцель) и VI (Фёрстер) корпуса также добились впечатляющих успехов. Сегодня танковая группа Гота достигла господствующих высот западнее Холма и получила приказ поворачивать на шоссе, которое ведет в сторону Вязьмы и на запад от нее. Клюге (4-я армия) хочет совершить поворот в северо-западном направлении от железной дороги Киров — Вязьма силами одного танкового и двух пехотных корпусов, а также продолжать наступление в направлении Юхнова своим правым крылом и другими танковыми корпусами. Танковый корпус Кунтцена (моторизованный армейский корпус) готовится следовать за ним на правом фланге. Так как очевидно, что противник все еще располагает крупными силами на западе от упомянутой железной дороги, я против этого не возражаю.
Во второй половине дня ездил в расположение 9-й армии (Штраус) и высвободил 161-ю дивизию с тем, чтобы задействовать ее на северном крыле армии. Взамен я потребовал, чтобы 86-ю дивизию (Витхёфт), которая дислоцируется на востоке от Смоленска и сегодня должна подключиться к атаке, не задействовали в боях, не проконсультировавшись предварительно со мной, так как я хочу иметь под рукой свежее соединение, чтобы при необходимости подкрепить наступление на направлении главного удара. Кроме того, я направил два охранных батальона, принадлежащих моему начальнику войск тыла (Шенкендорф) и дислоцированных в Торопце, в распоряжение 9-й армии для использования на передовой. Это делается для того, чтобы высвободить 256-ю дивизию (Кауффман) для захвата дороги через Еткино, которая необходима 9-й армии для подвоза амуниции и продовольствия.

4/10/41
Мы продолжаем продвигаться вперед на всех направлениях. Имеют место серьезные бои, особенно в зонах ответственности пехотных дивизий. Танкам до сих пор свои боевые возможности в полной мере продемонстрировать не удается. Я наведываюсь в обе армии, чтобы гнать их вперед.
Меня также беспокоит положение танковой группы Гота (3-я ТГ), которая наступает через Холм.
9-я армия поглядывает одним глазом на фронты XXXII и VIII корпусов, чье наступление не имеет решающего значения, а другим — на свой левый фланг, где армия видит некую призрачную угрозу. Вместо подобного наступления с оглядкой, 9-й армии следовало бы все поставить на карту и сделать попытку прорваться от Холма к Вязьме. Последовательные атаки в восточном направлении передовых подразделений группы армий «Юг» позволяют группе Гудериана постепенно избавляться от давления противника на ее южном крыле.
После того как я передал Гудериану директиву Верховного командования сухопутных сил оставаться на левом берегу Оки и Тулу ни в коем случае не атаковать, мне позвонил Гальдер и сделал удивившее меня заявление относительно того, что Генеральный штаб рассматривает возможность наступления группы Гудериана на Тулу! Интересно, что, когда я в начале наступления высказался в пользу продвижения Гудериана в направлении Тулы и Калуги, Верховное командование сухопутных сил отвергло эту идею! В этой связи я сообщил Гудериану, что данные ему директивы могут быть изменены, и предложил пока захватить Мценск, а также провести разведку в направлении Тулы, так как существует вероятность поворота группы в этом направлении. В настоящее время, однако, его главной задачей является захват Брянска.

5/10/41
Ездил в 7-ю (Габленц), 197-ю (Мейер-Рабинген) и 252-ю (Бем-Безинг) дивизии. Последняя, находящаяся в северо-восточном секторе 4-й армии, не встречает на своем пути почти никакого сопротивления. Левое крыло армии атакует в северном направлении через Угру. Насколько я понимаю, части 5-й танковой дивизии испытывают определенные трудности с продвижением вперед. Мне бы очень хотелось, чтобы дивизия двигалась побыстрей и вышла наконец к Вязьме, замкнув кольцо вокруг этого города. По пути встретил Клюге, который придерживается того же мнения. Где бы я в этот день ни побывал, войска производили на меня прекрасное впечатление. Однако на шоссе Рославль — Москва творится нечто невообразимое. По этой широкой магистрали в четыре или пять колонн с черепашьей скоростью, то и дело останавливаясь, ползет самый разнообразный транспорт, затрудняя подвоз необходимых для наступления грузов, в том числе горючего для танков.
Когда я вернулся домой и обдумал происходящее, передо мной вырисовалась следующая картина: у противника на моем фронте все еще имеются крупные силы. Моя главная забота — добиться соединения передовых частей танковых групп под Вязьмой — пока заботой и остается, поскольку танковая группа Гота встретила сильное сопротивление в районе Холма и дальше почти не продвигается. Позиция 9-й армии представляется мне весьма загадочной: она хочет задействовать 86-ю дивизию для ограниченной атаки в секторе XXXII корпуса, то есть на оборонительном фронте, а также не соглашается передавать 900-ю бригаду в распоряжение танковых групп, которые хотят с ее помощью высвободить отставшие танковые части для атаки через Холм. Армия оправдывается тем, что 900-я бригада — ее единственный резерв, находящийся во второй линии! Я послал армии телекс, где еще раз указал, что от успешной атаки через Холм слишком многое зависит, поэтому все остальное второстепенно!
Именно на этой стадии развития событий пришел приказ, назначавший Гота командующим армией (17-й) в секторе группы армий «Юг». Мне очень не хочется терять этого выдающегося генерала танковых войск; он тоже говорит, что предпочел бы остаться.

6/10/41
Утром разговаривал по телефону с Клюге о необходимости скорейшего продвижения танковых дивизий, а также обсуждал вопрос отправки войск прикрытия в восточном направлении. Мы договорились о том, что заботы о прикрытии атакующих войск с тыла и на правом фланге армии со стороны Юхнова возьмет на себя в самое ближайшее время XII корпус.
Армии пришлось также оставить небольшие части XII корпуса на южной оконечности обширной болотистой области в районе Богородицка, где все еще скрывается противник, чтобы запечатать этот район.
Разговаривал с начальником штаба 2-й армии. В частности, сообщил ему, что корпус на его левом крыле должен наступать вплоть до линии Сухиничи — Зубово, а также вести разведку в направлении Калуги. Войска же правого крыла армии должны принять участие в атаке на Брянск, запланированной на завтра танковой группой Гудериана. Корпус же в центре должен играть роль «резинового бандажа» и поддерживать контакт между двумя крыльями.
Кессельринг проинформировал меня, что летчики угрозу на северном фланге 9-й армии не выявили и что противник, напротив, перебрасывает войска эшелонами на юг от Ржева. Штаб-квартира отправила новую телеграмму армиям с требованием ускорить продвижение танковых групп в заданном направлении.
Вечером пришло известие о том, что 7-я танковая дивизия достигла шоссе на западе от Вязьмы, выйдя на него с северного направления! Я не замедлил сообщить об этом командованию 4-й танковой группы, чтобы побудить к скорейшему выполнению поставленной перед ней задачи.
Трудная ситуация под Брянском разрешилась неожиданной для противника атакой 17-й танковой дивизии, которая сегодня утром захватила город и мост через Десну. 2-я армия получила приказ атаковать с запада совместно с LIII корпусом в направлении шоссе Рославль — Брянске целью окружения находящегося на юге от этой дороги противника. Это отнюдь не простая задача, поскольку LIII корпус удерживает очень широкий фронт. Но эта дорога необходима для снабжения 2-й танковой группы. 2-я армия не выражает по этому поводу особой радости, так как она предпочла бы создать более крупный «котел», чтобы окружить и уничтожить при посредстве 2-й танковой группы все противостоящие ей войска противника, включая те, что находятся на севере от Брянска. Сама по себе эта идея не плоха, но у нас недостаточно сил для ее осуществления. Как и над всей танковой группой, над XIII корпусом нависает с северо-востока противник, и корпус должен со всей возможной поспешностью наступать в этом направлении, чтобы, во-первых, иметь возможность воспользоваться плодами победы под Вязьмой, которая сейчас ни у кого сомнения не вызывает, а во-вторых, сделать попытку прорваться к последним укрепленным позициям перед Москвой (Кашира — Серпухов — Бородино). Так что 2-й армии, к сожалению, придется ограничиться «малым котлом» на юге от Брянска. Я приказал 2-й армии достичь своим левым крылом линии Сухиничи — Зубово и направить разведывательные подразделения вплоть до линии Козельск — Калуга — Таваково. 4-й армии предлагается осуществлять разведывательные операции до линии Медынь — Гжатск.
Вечером у меня произошло столкновение со Штраусом (9-я армия), который все еще хочет задействовать 86-ю дивизию на фронте VIII корпуса, вместо того чтобы послать ее вдогонку за танками в направлении Холма, как ему было приказано ранее. Он доложил, что маршевые условия и снабжение настолько плохи, что движение по дороге на Холм представляется ему совершенно невозможным делом. В этой связи дивизия будет наступать в восточном направлении через Неелово, а потом двинется на север вдоль железной дороги к Холму и танковым дивизиям. Я хотя и не одобряю этого намерения, вынужден, к сожалению, дать согласие на подобные действия. При всем том я сказал Штраусу, что при таких условиях требуемое им перемещение 19-й танковой дивизии за позициями 3-й танковой группы также не может быть осуществлено. На это Штраус ответил, что он также считает это невозможным делом. Я послал армии телеграмму, чтобы еще раз напомнить ей о том, что нашей первейшей задачей является организовать сопровождение танков крупными силами пехоты.

7/10/41
Утром разговаривал с Готом, чье мнение отличается от мнения руководства армии относительно возможности наступления через Холм. Переговорив со Штраусом, Гот. как ни странно, пришел к выводу, что Штраус затеял со мной словесную баталию относительно использования 19-й танковой дивизии (?!). Попытался его в этом разуверить; [187] также узнал от него, что 9-я армия выводит 161-ю дивизию из Белого и намеревается задействовать ее дальше к северу. Это трудно объяснить, особенно в свете изданного мной приказа о необходимости сопровождения танков крупными силами пехоты. Пришлось повторить свое распоряжение.
Сегодня утром 10-я танковая дивизия вышла к Вязьме с восточного направления. Подошла и 2-я танковая дивизия, замкнув кольцо вокруг главных сил русских. На всех других фронтах вокруг Вязьмы атака также развивается успешно.
Ближе к полудню приехал Браухич, чтобы обсудить следующие вопросы: немедленный поворот 2-й танковой группы (Гудериан) к Туле, а также продвижение в направлении Москвы всех войск, какие только можно снять с фронта окружения в районе Вязьмы. А также: наступление на северном крыле 9-й армии танковой группы Гота в северном направлении с целью уничтожения русских войск, противостоящих левому крылу группы армий «Центр» и правому крылу группы армий «Север» (Лееб).
Браухич сказал, что сейчас обстановка отличается от обстановки под Минском и Смоленском и что сейчас мы можем себе позволить молниеносный бросок на Москву без оглядки на фланги. Я придерживаюсь мнения, что это было возможно под Минском и Смоленском и что это позволило бы нам сэкономить силы и время, если бы Верховное командование сухопутных сил не отвращало тогда свои взоры от руки, которую группа армий протягивала за помощью. Что же касается наступления 3-й танковой группы в северном направлении, то я не совсем с ним согласен. Возможно, я не прав, и сильный удар, нанесенный в северном направлении, ослабит сопротивление противника в других секторах, в том числе и в центральном.
Армии были немедленно проинформированы о новых решениях с тем, чтобы они могли начать соответствующие [188] перемещения. Вслед за устным заявлением Браухича вечером пришел письменный приказ. Если погода удержится, группе армий при наступлении на Москву, возможно, удастся наверстать время, потерянное в сражениях за Киев.
Вечером я снова разговаривал со Штраусом, который, собрав три дивизии в районе Белого, атакует в северном направлении силами одной дивизии. Между нами завязалась оживленная полемика после того, как я заявил ему, что 9-я армия вместо того, чтобы исполнять мой приказ относительно отправки пехотных частей вслед за танками в направлении Вязьмы, решает свои собственные задачи.

8/10/41
Утром я позвонил Клюге и поставил его в известность о том, что восточный сектор «котла» под Вязьмой полностью запечатан.
Меня не оставляет впечатление, что 9-я армия не до конца представляет себе свои обязанности, по причине чего я отправил самолетом в ее расположение представителя Генерального штаба, но последний по возвращении уверил меня в обратном.
Так как у меня нет уверенности, что Клюге полностью осознал необходимость немедленного переадресования LXII танкового корпуса в восточном направлении, я позвонил его начальнику штаба и повторил, что для нас необычайно важно достичь Малоярославца и Можайска раньше противника, а потому нам следует поторапливаться. Кроме того, нам необходимо организовать глубокую разведку на московском направлении. Блюментрит (начальник штаба 4-й армии) со мной согласился. Воспользовавшись представившейся возможностью, я также предложил начальнику штаба 4-й армии как можно быстрее направить сильные пехотные части вслед за танковым корпусом Кунтцена. 9-я армия доложила, что 3-я танковая группа достигла дороги Вязьма — Сычевка, почти не встретив по пути сопротивления. Я отдал приказ 9-й армии завтра же занять Сычевку. На вопрос, когда танковая группа сможет начать наступление в направлении Калинина и Ржева, армия ответила, что только через три дня по причине перебоев с горючим. Я не могу ждать так долго, особенно учитывая тот факт, что противник на северном крыле 9-й армии отступает. В этой связи танковая группа получила приказ закончить подготовку к наступлению в кратчайшие сроки.
Ликвидация Брянского «котла» продвигается медленно; 17-я танковая дивизия, выступившая из района Брянска, и LIII корпус, подошедший с запада, движутся по главной дороге.
2-я танковая армия получила приказ взять Курск.
Ранее Браухич уже говорил мне об этом. Я противник этой идеи, так как город лежит далеко за пределами моего сектора. В этой связи я предложил возложить эту миссию на 6-ю армию (Рейхенау). Со своей стороны я был готов выделить для захвата города две дивизии из XXXIV армейского корпуса, приписанного к моему южному крылу. Эта идея, однако, у Верховного командования сухопутных сил понимания не встретила.

9/10/41
Утром пришел приказ фюрера заменить части 3-й танковой группы, находившиеся на шоссе в районе Сычевки, частями 4-й танковой группы, которая должна подойти с юга, чтобы высвободить тем самым 3-ю танковую группу для наступления в северном направлении. Эта передислокация займет куда больше времени, нежели замена частей 3-й танковой группы пехотными частями, и повлечет за собой продолжительные и ненужные переходы по плохим дорогам. «Котел» в районе Вязьмы все больше «съеживается». С каждым днем увеличивается число пленных и количество захваченного военного имущества.
Издан специальный бюллетень, где говорится о втором «котле» под Брянском. Я позвонил Гальдеру и сказал, что намеренно никогда не упоминал об этом «котле», так как его восточный фронт весьма шаток и Гудериану с его слабыми, сравнительно, силами вряд ли удастся его надежно запечатать. Как только я повесил трубку, пришел рапорт о том, что там имели место две попытки прорыва, к счастью, вовремя пресеченные. Гудериан подтягивает в этом направлении свои силы, чтобы ликвидировать возможность крупного прорыва. Атакой с западного направления захвачен Трубчевск.
В ночь с 9 на 10 октября в 03.00 пришел прямой приказ фюрера в кратчайшие сроки направить в распоряжение Гудериана 19-ю танковую дивизию и пехотный полк «Великая Германия», чтобы не позволить окруженному на юге от Брянска противнику совершить прорыв в восточном направлении! Я доложил, что 19-я танковая дивизия в настоящее время находится на юго-западе от Юхнова и что ее отвод с занимаемых позиций поставит под угрозу снабжение 4-й армии и частей Люфтваффе, каковое осуществляется по дороге, контролируемой 19-й танковой дивизией. Более того, в соответствии с информацией, полученной от 2-й армии, Брянскую дорогу нельзя использовать по назначению ранее 10 октября по причине многочисленных повреждений. По исправным секциям дороги движутся. колонны машин с горючим для 2-й танковой армии (2-я ТГ). Доставка горючего прежним окружным путем с юга не может осуществляться по причине ужасного состояния грунтовых дорог. В этой связи я затребовал разъяснения, каковое действие считать приоритетным — доставку горючего или передислокацию полка «Великая Германия». Из полученного ответа я себе уяснил, что Гудериан без 19-й дивизии может и обойтись и что доставка горючего, конечно же, имеет первый приоритет; однако передислокация полка «Великая Германия» в расположение 2-й танковой армии должна быть осуществлена по Брянской дороге в максимально сжатые сроки, как только состояние дороги это позволит.
Желая побыстрей прояснить обстановку под Брянском, я приказал танковой армии Гудериана разделаться с противником, окруженным на юге от города. С войсками, окруженными на севере от Брянска, предстоит иметь дело 2-й армии. При этом танковая армия должна следить за тем, чтобы противник из северного сектора окружения не прорвался в восточном направлении.
LVII танковый корпус (Кунтцен), который должен был наступать через Малоярославец, «застрял» из-за взорванных мостов, и через Исверию на восток практически не продвинулся. Двигающаяся по шоссе дивизия СС «Рейх» (дивизия СС «Рейх», командир Хауссер, была придана танковой группе Гудериана) после тяжелых боев захватила Гжатск.
9-я армия получила приказ как можно быстрее захватить Зубцов и Ржев любыми имеющимися в ее распоряжении силами, чтобы проложить таким образом путь для запланированной мной атаки на Калинин 3-й танковой группы (Рейнхард). Если мы хотим перехватить противника, в случае если он станет отступать под натиском группы армий «Север», то нам, как мне представляется, лучше всего перекрыть переправы на Волге между Старицей и Ржевом, и первым делом направить 3-ю танковую группу на Калинин вместо того, чтобы переадресовывать ее к северу. Если же противник не отступит, 3-я танковая группа может наступать в северном направлении от Калинина и Старицы. Я обсудил эту идею с Гальдером, и он со мной согласился.
Вечером 9-я армия получила уведомление о завтрашнем [192] приказе, предлагавшем 3-й танковой группе, подкрепленной пехотными корпусами, двигаться в описанном выше направлении, но атаковать вместе с армией как можно скорее в восточном секторе с выходом правого крыла группы к московскому шоссе, а левого — к Ржеву и далее к юго-западной оконечности Волжского водохранилища.
Гудериану предложено иметь в виду, что после выхода к Туле его танковую группу могут повернуть более резко, нежели планировалось ранее, на восток в общем направлении на Рязань.

10/10/41
Ездил в 87-ю дивизию (Штуднитц), которая наступала на восток через Днепр — с тем чтобы ускорить ликвидацию «котла» к западу от Вязьмы. Дивизия потеряла контакт с противником и ее командование отказывается верить, что в «котле» все еще находятся крупные силы противника, не считая тех 200 000 человек, которые уже взяты в плен нашими войсками. Противник прилагает отчаянные усилия, чтобы вырваться из котла в восточном и юго-восточном направлениях.
Попытки прорыва, предпринятые противником на юге от Брянска, успешно пресечены; так что вся вчерашняя суета и озабоченность по этому поводу оказались безосновательными. На севере Брянска, напротив, главные силы русских скорее всего уже вырвались из окружения. Тем не менее там еще много чего осталось, особенно в смысле вооружения и военного имущества.
Вечером приехал Вейхс (2-я армия). Он получил инструкции направить все высвободившиеся части своей армии на северо-восток от сектора 4-й армии, чтобы очистить от противника районы северо-восточнее Брянска.
Восточный фронт 4-й армии с боями движется через Угру и Исверию в северо-восточном направлении. Дивизия [193] СС «Рейх» натолкнулась в своем секторе на ожесточенное сопротивление противника.
В секторе 9-й армии 3-я танковая группа перешла в наступление и заняла Сычевку.
Погода начинает портиться; идут попеременно то дождь, то снег, температура падает.

Даже эти лаконичные заметки в полной мере дают понять, какя огромная и неудержимая сила двигалась к Москве. Тон повествования немного изменился - заметки стали ещё содержательнее и напряжённее. Враг готов к решающему рывку.
Tags: В эфире фельдмаршал, История
Subscribe

promo ru_polit апрель 1, 2020 00:00
Buy for 80 tokens
Пройдите обучение и получите пакет акций стоимостью до 25 000 ₽. Подробности по ссылке на сайте Тинькофф.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments