dedxassan (dedxassan) wrote in ru_polit,
dedxassan
dedxassan
ru_polit

Category:

Дневник командующего группой армий Центр. Часть восьмая. Смоленское сражение подходит к завершению



Продвижение немецкой армии продолжается, хотя из записей фон Бока понятно, что каждая из групп армий ещё далека от выполнения поставленных перед ней задач. А лето уже заканчивается.
22/8/41
Северное крыло 9-й армии перешло в наступление; атака развивается хорошо.
Мы уже готовились направить в части директивы о подготовке наступления группы армий в восточном направлении, когда Верховное командование сухопутных сил поставило меня в известность о том, что в соответствии с приказом фюрера все наиболее боеспособные соединения 2-й армии и группы Гудериана должны быть передислоцированы к югу. В их миссию входит перехват и уничтожение войск противника, отступающих на восток перед внутренними крыльями групп армий «Юг» и «Центр», а также обеспечение форсирования Днепра войсками группы армий «Юг».
Я позвонил Браухичу и дал ему понять, что ценность подобной операции представляется мне сомнительной.
Во второй половине дня со всей очевидностью выяснилось, что Браухич неправильно меня понял. Когда к нему подходили люди и пытались его отговорить от проведения этой операции, он говорил:
«А вот Бок демонстрирует по отношению к этой операции куда больше оптимизма».
Я позвонил Гальдеру, прояснил свою позицию и сказал, что считаю эту операцию непродуманной, так как она в первую очередь препятствует проведению наступления в восточном направлении. Все директивы говорят, что взятие Москвы большой важности не представляет! Я же хочу уничтожить армию противника, а главные силы этой армии сосредоточены на моем фронте! По этой причине поворот части войск группы армий «Центр» в южном направлении ставит под угрозу выполнение главной задачи группы армий, а именно: уничтожение наиболее боеспособных частей Красной Армии до наступления зимы.
Все напрасно! Вечером пришел приказ от Верховного командования сухопутных сил перебросить «войска из района Гомеля» и, по возможности, еще три мобильных соединения в южном направлении. В этой связи я отдал приказ XIII корпусу (Фельбер), а также 17-й (Арним), 260-й (полицейская; Ханс Шмидт), 134-й (пехотная; Кохенхаузен) и 1-й (кавалерийская; Фельдт) дивизиям передислоцироваться к югу. Кроме того, я приказал частям XXXV корпуса (Кемпф), находящимся у Мозыря, следовать за вышеуказанными соединениями, но только до района Припяти. Главные же силы XXXV корпуса должны двигаться через Речицу в направлении Гомеля. Что же касается 2-й армии, то она, как и прежде, будет продолжать движение в восточном направлении. Совещался с Гудерианом по поводу того, какие части из его группы могут быть развернуты в южном направлении. Гудериан всячески пытается увильнуть от переадресовки части своих войск к югу. Во-первых, он ссылается на то, что XXIV корпус из-за потерь личного состава и изношенности материальной части полностью потерял боеспособность. Во-вторых, говорит, что не может дробить свою группу ради проведения второстепенной операции. В-третьих, утверждает, что дорога Мглин — Унеча — Стародуб, по которой должно осуществляться движение войск в южном направлении, почти непроходима для танков.
Завтра ко мне должен приехать Гальдер.
Вечером мне нанес визит Шенкендорф (начальник службы тыла группы армий) — человек вдумчивый и понимающий. Акты жестокости чаще имеют место при конвоировании военнопленных в тыл; я всячески против этого возражал в своих составленных в самых недвусмысленных выражениях директивах, направленных в армии. Однако не составляет труда понять, что перемещение в тыл больших масс истощенных людей по опустошенным войной территориям представляет собой трудную проблему.

23/8/41
Атака на Великие Луки продолжает успешно развиваться.
Еще вчера я предлагал Верховному командованию сухопутных сил и группе армий «Север» подготовить II армейский корпус, дислоцирующийся в районе Холма, к маршу в юго-восточном направлении, как только сражение за Великие Луки закончится и мои немалые, сравнительно, силы смогут двинуться оттуда на восток. При таких обстоятельствах наступление против главных сил русских сможет все-таки получить развитие, несмотря на небольшие «неприятности» на моем правом крыле.
Во второй половине дня приехал Гальдер. Я пригласил на встречу также и Гудериана, так как разговор неминуемо бы коснулся перенацеливания части сил группы армий, в том числе и его танковой группы для наступления в южном направлении. Гальдер был вне себя. Он продемонстрировал мне меморандум фюрера, который оправдывал переадресовку войск к югу необходимостью захвата Крыма как авиабазы для нанесения воздушных ударов по нефтяным полям в Румынии. Далее из меморандума явствовало, что захват Крыма, кроме того, помог бы отсечь русских от их собственных нефтяных запасов. Для осуществления этих планов группе армий «Центр» предлагалось, воспользовавшись благоприятной обстановкой, создавшейся на внутренних крыльях групп армий, наступать в южном направлении своим правым крылом, чтобы отрезать войска противника, находящиеся между внутренними крыльями групп армий и обеспечить форсирование Днепра силами группы армий «Юг». Далее в меморандуме говорилось, что это необходимо для уничтожения русской армии, но главные силы русских противостоят моему восточному фронту, и возможность их разбить была у меня отнята из-за наступления на юге! К этому стоит присовокупить тот факт, что Гудериан охарактеризовал ведущие на юг от того места, где безнадежно застрял его XXIV корпус, дороги как совершенно непроходимые. Недаром он назвал атаку, проводившуюся его левым крылом на юго-востоке от Двины, «самоубийственной». Так что молниеносное наступление через Брянск, которое он прежде планировал, даже не имеет смысла обсуждать. Единственное, что можно сделать при сложившихся обстоятельствах, это передвинуть за линией фронта мобильные подразделения на 200 километров и развернуть их на юге от Гомеля! Я лично принять на себя ответственность за это не могу. В этой связи я позвонил Шмундту и попросил его устроить встречу Гудериана с фюрером, чтобы последний, выслушав его рассказ, мог составить собственное представление о ситуации.
Русские снова атаковали позиции 9-й армии по всему фронту.

24/8/41
Утром мы узнали от Верховного командования сухопутных сил, что фюрер принял Гудериана и имел с ним беседу. Гудериан сообщил фюреру о том, что немедленное наступление в южном направлении XXIV танкового корпуса и других бронетанковых частей возможно! Во второй половине дня он вернулся и сказал, что Браухич приветствовал его следующими словами:
«Все уже решено, так что думать тут не о чем!»
Когда потом фюрер, которому Гудериан описал всю [серьезность положения, объяснил, как важно для успешного завершения войны скорейшее наступление в южном направлении, он под конец согласился с использованием в наступлении XXIV танкового корпуса!
Ближе к полудню пришло известие, что подвижные части 6-й армии захватили мост через Днепр в шестидесяти километрах к северу от Киева. Но отданный ранее приказ отменен не был. Семь дивизий, в том числе 1-я кавалерийская, а также те части танковой группы Гудериана, которые не были совершенно необходимы для осуществления мероприятий по подвижной обороне на моем участке фронта, были переадресованы в южном направлении. Гудериан по-прежнему возглавляет 2-ю танковую группу, вернее, то, что от нее осталось, а штаб-квартира 2-й армии принимает под свою команду остальные моторизованные части в моем секторе. То, что осталось от 2-й армии как боевого соединения, переходит к 4-й армии.
Во второй половине дня Верховное командование сухопутных сил поставило группу армий в известность о своих намерениях. А именно: планируется наступление южного крыла группы армий «Север» в направлении Осташкова. Мое северное крыло должно установить контакт с группой армий «Север» у озера Волга. В результате протяженность моего фронта увеличится на 60–70 километров к северу.
Я предложил задействовать II корпус группы армий «Север» на юге от озера Волга для проведения совместной с моим северным крылом сосредоточенной атаки, которая, как я надеялся, могла при ее успешном развитии перерасти в общее наступление в восточном направлении, пусть даже при значительном ослаблении сил группы армий «Центр».
Но Верховное командование сухопутных сил ведет себя так, что складывается впечатление, будто оно ни при каких обстоятельствах не желает воспользоваться предложенной мной возможностью разгромить русских до начала зимнего сезона!
Противник окружен под городом Великие Луки. Начальник штаба 9-й армии (Векман) в этой связи сказал:
«Сражение проходит, как учения по карте!»
Это уже седьмой или восьмой случай в этой кампании, когда группе армий «Центр» удается добиться окружения противника. Но я, сказать по правде, не слишком по этому поводу ликую, поскольку цель, которой я посвятил все свои мысли, а именно: уничтожение главных сил вражеской армии, все еще не достигнута. Более того, про нее, как кажется, забыто. Но на северном фланге все идет хорошо: город Великие Луки взят, «малый котел» очищен от противника, а другой, более крупный «котел», будет очищен завтра.
Пришла новая директива от Верховного командования сухопутных сил, которая, в сущности, ничего нового не содержит. Но в ней тем не менее кроется надежда на улучшение положения моего восточного фронта. Добиться этого можно различными путями.
Если мы окончательно разобьем русские войска на северном крыле группы армий, давление противника на моем восточном фронте по меньшей мере ослабеет. До сих пор события там складывались таким образом, что начинало казаться: он долго не продержится. По этой причине я должен был распределять столь долго и упорно собираемые мной для наступления резервы по всему фронту, чтобы иметь хотя бы минимальную уверенность в том, что он не будет прорван.
Если после всех достигнутых группой армий успехов вся наша деятельность на восточном фронте сведется к оборонительным мероприятиям, то это будет не моя вина.
Сегодня англичане и русские вошли в Иран.

26/8/41
Ночью пришла новая директива от Верховного командования сухопутных сил, требовавшая сосредоточить части группы Гудериана западнее места их нынешней дислокации. Не придал ей значения.
Принадлежащая группе армий «Юг» 6-я армия оставила недавно захваченный ею плацдарм на восточном берегу Днепра. По этому поводу 6-я армия сообщает следующее:
«Кризис на северном крыле не будет преодолен, пока войска группы армий «Центр» не войдут в Чернигов».
Гот, временно занимающий пост командующего 9-й армией, давая оценку сложившемуся положению, упомянул о больших потерях, которые понесла его армия в оборонительных сражениях, и сказал, что, если ситуация не изменится, армии скоро придется плохо. Я передал его рапорт с оценкой ситуации Верховному командованию сухопутных сил и добавил на словах, что положение на северном крыле не лучше и что если противник и впредь будет атаковать в моем секторе столь же упорно, я в обозримом будущем останусь вовсе без резервов. Отход на более удобные для долговременной обороны позиции обсуждению не подлежит, поскольку таковых, за исключением позиций за Днепром, нет. Поэтому единственным выходом из сложившегося положения является наступление, о чем я никогда не устаю повторять. Впрочем, я не забыл указать, что шанс начать наступление мне вряд ли представится, так как после передачи группе армий «Юг» наиболее боеспособных подразделений 2-й армии и танковой группы Гудериана, у меня просто не хватит сил для проведения мощной атаки на своем фронте, где мне противостоит такой сильный противник.
В полдень меня посетили Фитингоф, командир XXXXVI танкового корпуса (моторизованный армейский корпус), Паулюс из Верховного командования сухопутных [144] сил и Клюге, который недавно выступал в качестве гида Муссолини в захваченном войсками группы армий Бресте. Фитингоф выразил мне сочувствие по поводу Обстановки в районе ельнинского выступа. Он, как и его начальник штаба Шлейнитц, придерживается мнения, что прояснить обстановку в моем секторе фронта могут только наступательные действия. Клюге пообещал завтра, после того как он примет командование 2-й армией, основательно заняться исследованием вопроса ельнинского выступа, а также проблем, связанных с поддержанием контакта с 9-й армией. Паулюс рассказал, как в Верховном командовании сухопутных сил пришли к идее поворота на юг, и заметил, что в этом вопросе главную роль сыграли политические и экономические соображения.
Сражение за Великие Луки закончилось. Захвачено 34 000 пленных и более 300 орудий. Таким образом, с начала восточной кампании общая численность захваченных группой армий пленных достигла 800 000 человек. Кроме того, группа армий захватила 6 870 танков, около 6 500 артиллерийских орудий и 774 самолета!

27/8/41
Поскольку у меня появилось неприятное чувство, что мое северное крыло покоится почти исключительно на лаврах, добытых моими войсками в боях за Великие Луки, я позвонил Готу. Он подтвердил мои опасения зыбкости положения и сказал, что уже приказал задействовать в направлении Торопца ХХХХ (моторизованный) корпус и танковую дивизию. К сожалению, обещанные группой армий «Север» совместные действия так до сих пор места и не имели. Запланированное подключение к наступлению I корпуса было отложено вторично — на этот раз на два дня. Таким образом, «уничтожить» противника в этом секторе, как это было приказано Верховным командованием сухопутных сил, нам не удалось.
9-я армия снова подвергается сильным атакам на своем восточном фронте, где русские в последнее время сосредоточили крупные силы. Им удалось довольно глубоко вклиниться в боевые порядки армии.
2-я армия продвигается вперед медленно, но уверенно. Гудериан тоже успешно развивает наступление; его правое крыло пересекло Десну в двух местах — под Оболонью И у Новгород-Северского. Вечером он, очень взволнованный, несколько раз звонил Грейффенбергу и на чем свет стоит ругал соседа справа, который, что-то перепутав, наступает в неверном направлении, по причине чего танковую группу Гудериана атакуют с левого и правого флангов. Как и ожидалось, вслед за этим последовала просьба о подключении к атаке XXXXVI танкового корпуса, который находится в резерве и дислоцируется на юго-востоке от Смоленска! Я позвонил Гальдеру и сказал ему, что положение на моем фронте очень напряженное, по причине чего с отправкой на южный фронт танковой дивизии СС «Рейх» придется подождать. Я также сказал ему, что придется задержать отправку и двух других дивизий XXXXVI (моторизованного) корпуса. Более того, XXXXVI корпус с его двумя дивизиями дислоцируется слишком далеко от Гудериана — 18-я танковая дивизия (Неринг) все еще находится на юге от Рославля — и я не имею ни малейшего представления, как Гудериан представляет себе подключение к делу XXXXVI корпуса. Но так как наступление Гудериана на юге является развитием идеи фюрера, я не хочу решать этот вопрос единолично. Гальдер с моими рассуждениями согласился. В течение ночи Браухич перезвонил мне и поставил меня в известность, что придерживается аналогичного со мной мнения, а именно: XXXXVI танковый корпус нельзя передислоцировать на юг, пока LIII корпус (Вейзенберг) не окажется вне опасности.

28/8/41
Группа армий «Север» проинформировала меня, что развертывание II корпуса снова откладывается — на этот раз до 30 сентября. Причина: плохая погода и дурные дороги. Но у меня в этом смысле положение ничуть не лучше. Более того, группа армий «Север» заявляет, что намеревается передвинуть II корпус дальше к северо-востоку! В течение ночи Гальдер проинформировал Грейффенберга, что фюрер считает совместные действия северного крыла моей группы армий и южного крыла группы армий «Север» весьма перспективными и многообещающими. В этой связи я снова и весьма настойчиво привлек внимание Гальдера к положению на фронте моей 9-й армии. Если русские будут продолжать здесь атаковать, есть вероятность того, что ее фронт рано или поздно будет прорван. Между тем резервы у 9-й армии ничтожные, а на передвижение двух танковых дивизий к этому сектору фронта понадобится около пяти дней. При таких условиях группа армий не в состоянии проводить сколько-нибудь крупных операций в северо-восточном направлении. Так что мне придется остановиться в верхнем течении Двины, а потом, возможно», повернуть к югу, чтобы разбить противника перед фронтом 26-й дивизии и высвободить эту дивизию — и все для того, чтобы как можно быстрее получить необходимые для организации отпора врагу резервы. Если фронт 9-й армии будет прорван и удержать Смоленск не удастся, 4-й армии тоже придется отступать. В таком вот примерно ключе, но не столь резко — я еще не знал о новых серьезных угрозах своему фронту — я объяснил Верховному командованию сухопутных сил положение 9-й армии в сделанном мною вчера заявлении.
Об этом разговоре я поставил в известность Гота. Он согласился со мной по всем пунктам. В секторе 2-й армии сегодня большого продвижения не наблюдалось. Я разговаривал с Вейхсом, чтобы немного его подхлестнуть. Гудериану удалось захватить небольшой плацдарм на противоположном берегу Двины в районе Коропа и расширить плацдарм у Новгород-Северского. Танковый корпус его левого крыла продвигается с боями от Почепа к Десне; 18-я танковая дивизия все еще находится на юге от Рославля.
Русские снова атаковали 9-ю армию. Северное крыло армии медленно движется по плохим дорогам в направлении Торопца; западный фланг русской армии нависает над 26-й дивизией.
Вечером приехал обедать Паулюс. Он виделся с Гудерианом, начальником штаба которого не так давно был, и, возможно, в этой связи готов поддерживать кое-какие намерения своего бывшего шефа. В частности, его стремление как можно быстрее заполучить в свое распоряжение XXXXVI танковый корпус, а также находящуюся на восточном крыле 2-й армии 1 — ю кавалерийскую дивизию.

Записи фон Бока становятся всё многословнее, при этом самые большие проблемы он видит в странных решениях верховного командования и в плохих дорогах. Да, Россия далеко не Франция, но победа всё равно не за горами, можно даже до зимы успеть. Наверное.
Tags: В эфире фельдмаршал, История
Subscribe

promo ru_polit april 1, 2020 00:00
Buy for 80 tokens
Пройдите обучение и получите пакет акций стоимостью до 25 000 ₽. Подробности по ссылке на сайте Тинькофф.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments