dedxassan (dedxassan) wrote in ru_polit,
dedxassan
dedxassan
ru_polit

Category:

Дневник командующего группой армий Центр. Часть шестая. Смоленск пал



При обсуждения плана "Барбаросса" главком сухопутных войск фон Браухич дал следующий прогноз военных действий на Восточном фронте: «Предположительно, крупные приграничные сражения продолжительностью до 4 недель. В дальнейшем следует ожидать лишь незначительного сопротивления». Но начинался август, а группа армий "Центр" по -прежнему сражалась под Смоленском.

1/8/41
Дело под Смоленском все еще не закончено. По-видимому, наши действия русских особенно не впечатляют, так как недавно мы перехватили радиосообщение, где говорилось, что «со стороны немцев большой активности не наблюдается». Я разговаривал по телефону со Штраусом и командиром VIII армейского корпуса (Хейнц), чтобы еще раз напомнить им о стратегической важности скорейшего очищения «смоленского котла». Поскольку в дневном рапорте 9-й армии предлагается снять с линии фронта вокруг «котла» три дивизии, я послал в 9-ю армию телекс, потребовав «завершить уничтожение противника в районе «смоленского котла» ко 2 августа».
Атака Гудериана на Рославль развивается успешно.
Штраус (9-я армия) решил начать атаку на Великие Луки 2 августа, в связи с чем потребовал обеспечить поддержку со стороны Люфтваффе, каковая и была ему обещана.
Снова позвонил Вейхсу и осведомился, не пора ли начинать выдвижение XXXXIII корпуса. Его аргументы «против» впечатления на меня не произвели. Мне, возможно, удастся высвободить танковое соединение для развития атаки на восточном берегу Днепра к 9 августа. Вейхс же придерживается мнения, что нам следует использовать к своему преимуществу благоприятную ситуацию и атаковать сразу всеми силами, не дожидаясь подхода танкистов. Пришла новая директива от Верховного командования сухопутных сил, отменявшая прежние инструкции и предлагавшая группе армий готовиться к наступлению как в юго-западном, так и в восточном направлениях. Судя по всему, атака в северо-восточном направлении силами группы Гота предана забвению.

2/8/41
Русские в течение ночи построили временный мост на восточном фронте «смоленского котла» и, как выразился сегодня один летчик, «драпают на восток»! 3-я танковая группа пытается захватить переправу атаками с северного направления. Я отдал приказ 17-й танковой (Арним) и 20-й моторизованной (Цорн) дивизиям перекрыть противнику все пути отхода из «котла». Ситуация с мостом прояснилась во второй половине дня: как оказалось, части 20-й моторизованной дивизии отошли из деревни Ратчино, где русские позднее начали возводить мост, чуть ли не три дня назад! Я сразу же перезвонил в штаб-квартиру 9-й армии, где застал одного только начальника штаба, который и получил от меня строгое указание сегодня же покончить с «котлом».
Тяжелое положение сложилось в 293-й полевой дивизии, дислоцирующейся в крайней оконечности южного крыла 2-й армии. Она основательно получила по носу около Птичи. Впрочем, этого можно было ожидать, поскольку мне, к сожалению, не удалось предотвратить эту неудачу своевременным выдвижением XXXXIII корпуса. Я позвонил в штаб-квартиру 2-й армии и сказал, что лично отдам приказ о начале атаки, если этого не сделает командование армии. На это мне сказали, что атака запланирована на 4 августа. Атака левого крыла 9-й армии на Великие Луки захлебнулась. Пехотная дивизия (251-я) подойти к городу вовремя не смогла.
Атака на Рославль по-прежнему развивается успешно. На этом направлении войск у противника немного, и наши потери невелики. Жаль, что мы сейчас тоже на пределе возможностей, и затягивать с отводом танковых групп на отдых и переформирование более не можем.

3/8/41
Ездил в VIII (Хейнц) и V (Руоф) корпуса. Оба понесли в боях значительные потери, особенно в офицерском составе, но своими боевыми успехами гордятся. Сражение за «смоленский котел» приближается к завершению. V корпус создал дополнительный «малый котел» внутри «большого»; при очистке «малого» захвачено несколько тысяч пленных и большое количество военного имущества. Число пленных, захваченных в Рославле, тоже довольно значительно.

4/8/41
Утром приехал фюрер; он в самой сердечной манере поздравил нас с «беспрецедентным успехом».
Я вкратце обрисовал ему ситуацию. Из возникшей вслед за тем дискуссии выяснилось, что фюрер не совсем ясно представляет себе, как в дальнейшем должны развиваться наступательные операции. Один из возможных вариантов — наступление в восточном направлении. Я с радостью воспринял это известие и сказал, что на этом направлении мы наверняка встретим и уничтожим последние оставшиеся в распоряжении противника кадровые части. Потом Гудериан (2-я ТГ) и Гот (3-я ТГ) рассказали о положении в танковых войсках. Фюрер сразу же согласился с тем, что отдых, перегруппировка и пополнение танковых частей потребуют известного времени, и пообещал сделать все возможное, чтобы заменить в танковых дивизиях изношенную материальную часть. Несколько позже, отвечая на вопрос фюрера, я заговорил о положении гражданского населения на оккупированных территориях и высказал озабоченность по поводу того, удастся ли нам найти достаточное число рабочих рук, чтобы убрать нынешний урожай и распахать землю под новый.
Основываясь на дошедших до меня слухах, которые, как потом выяснилось, оказались преувеличенными, я предложил полицейскому генералу Небелю, отвечавшему за безопасность моих тылов, но под моей непосредственной командой не состоявшему, прекратить всякие экзекуции в пределах моего сектора фронта, за исключением тех случаев, когда дело касается вооруженных бандитов и преступников. Герсдорф доложил, что Небель твердо ему это обещал.
Вчера несколько церквей из тех, что большевики превратили в кинозалы или «богопротивные выставки», получили возможность снова проводить службы. На открытие собралось много народу. Некоторые богомольцы пришли издалека. Они вымыли помещения и украсили их цветами. Многие изображения Христа и иконы, которые религиозные люди десятилетиями прятали от властей, были принесены к церквям и водворены на подобающее им место. Когда закончилась военная служба, верующие, среди которых много молодых людей, устремились во внутренние приделы храмов и стали целовать священные предметы, в том числе кресты, висевшие на шеях военных капелланов. Многие не выходили из храмов и молились до самого вечера. Похоже, этими людьми будет нетрудно руководить!
«Смоленский котел» доживает последние часы. Значительные силы противника также окружены под Рославлем. Около Ельни русские перешли в атаку и прорвали наши передовые линии.

5/8/41
ХХХXIII корпус перешел наконец в атаку на правом крыле 2-й армии. Северное крыло XXXV корпуса, который должен наступать через болота в верхнем течении Птичи, также медленно двинулся вперед. Вклинивание противника в наши боевые порядки в районе Ельни ликвидировано; в этом районе боевых действий установилось затишье. Полагаю, так оно будет и впредь, поскольку атаковать там русским нет никакого смысла, коль скоро изменить положение под Смоленском они более не в силах. Сражение под Смоленском закончилось; число пленных и количество захваченного военного имущества очень велики! Кроме того, русские потерпели серьезное поражение под Рославлем. За линией фронта на правом крыле 2-й армии тыловые войска продолжают вести бои с русским кавалерийским корпусом, от которого, надеюсь, уже мало что осталось.
Предварительным условием для проведения дальнейших операций является разгром врага на флангах группы армий. Не могу сказать, что мне нравятся планы 2-й армии относительно атак на южном фланге. Положение там значительно бы упрочилось, если бы ХХХXIII корпус начал атаку несколько дней назад. Но я надеюсь, что русские, много и безуспешно там атаковавшие, уже выдохлись, и серьезного сопротивления оказать не смогут.
Атаку на северном крыле 2-й армии необходимо повторить, а это проще сказать, чем сделать. Надеюсь, нам удастся к этому времени довести до нужной кондиции хотя бы одну танковую дивизию, чтобы задействовать ее в атаке. Верховное командование сухопутных сил издало приказ, в соответствии с которым по крайней мере одна дивизия II корпуса (Брокдорф-Алефельдт) группы армий «Север» должна подключиться к атаке в южном направлении со стороны Холма, поддержав таким образом наступление се верного [116] крыла 2-й армии. Я, признаться, не очень-то в это верю, поскольку у группы армий «Север» полно других забот.
Вечером издал приказ следующего дня:
«С уничтожением русских дивизий, попавших в окружение у Смоленска, трехнедельное сражение за Днепр, Двину и Смоленск завершилось блестящей победой германского оружия и германского духа. Взято в плен 309110 солдат и офицеров, захвачено и уничтожено 3 205 танков, 3 000 артиллерийских орудий и 341 самолет. И эти данные еще далеко не полны. Это великое достижение уже вошло в анналы истории! Солдаты! Я взираю на вас с благодарностью и гордостью, так как только благодаря вам стал возможен этот грандиозный успех. Да здравствует фюрер!».

6/8/41
Тщательное изучение предложения 2-й армии относительно атаки на ее правом крыле, которую планируется начать 7 августа, выявило такое странное обстоятельство, что атака по всему днепровскому фронту и в направлении сильно укрепленного Жлобина будет осуществляться силами одной-единственной дивизии. Не приходится сомневаться, что по этой причине атака на правом крыле обречена на неудачу. Казалось бы, главный удар должен наноситься слева? Но там каждая дивизия удерживает фронт протяженностью не менее двенадцати километров, а находящиеся за боевыми порядками резервы состоят из одного пехотного полка и кавалерийской (1-й) дивизии. Нет, так дело не пойдет! С тяжелым сердцем я отдал приказ отложить атаку и попросил Вейхса приехать ко мне для серьезного разговора. Совершенно случайно в штаб-квартиру группы армий в это время заехал Гальдер. Он согласился с моей точкой зрения. Гальдер также присутствовал при обсуждении плана Вейхса, когда я изложил свою концепцию атаки. Гальдер снова со мной согласился. Между тем моя концепция очень проста: необходимо усилить крылья за счет центра. Для этого следует передвинуть ХХХXIII корпус в район южнее Жлобина, забрать дивизию из центра, а также передвинуть 162-ю дивизию (Франке) на восточное крыло. И еще: на левом крыле обязательно должна быть задействована танковая дивизия. Гудериан категорически против передачи Вейхсу танковой дивизии. Ради этого он даже готов пойти на неподчинение приказу. Я симпатизирую этому человеку, мне по душе его стремление обеспечить своей группе полноценный отдых и пополнение, но на этот раз он зашел слишком далеко! Гальдер вообще считает, что мы сможем приноровиться к русскому методу ведения войны без оглядки на фланги, только задействовав на крыльях фронтов отдельные танковые дивизии, которые обеспечат их безопасность и продвижение.
Если это условие соблюдено не будет, то мы, по мнению Гальдера, получим непомерно длинные, растянутые фланги. Между прочим, в моем секторе фронта наблюдается именно такая картина.

7/8/41.
Утром пришел любопытный рапорт относительно того, что противник под Рославлем отступил на юг и, в особенности, на юго-восток. Я приказал Гудериану немедленно провести разведку силами моторизованных подразделений, чтобы выяснить, что там происходит в действительности. Позже Гудериан предложил воспользоваться брешью, оставленной противником около Рославля, чтобы опрокинуть русских в крайней оконечности его правого крыла или на фронте 7-й (пехотной) дивизии силами 3-й (Модель) и 4-й (Фрейер фон Лангерман унд Эрленкамп) танковых дивизий с целью устранения всякой угрозы с этого направления. Кроме того, Гудериан сказал, что по мере выполнения этой задачи, с которой он надеется справиться до 9 августа, он может 10 августа начать наступление в юго-западном направлении в сторону Краснополья, чтобы уничтожить войска русских, противостоящих восточному крылу 2-й армии. При таких условиях задействовать танковую дивизию на левом крыле 2-й армии будет не нужно! Так как к вечеру сведения об отступлении противника подтвердились, я предоставил Гудериану свободу действий и послал к нему Грейффенберга с тем, чтобы он напомнил ему, что атака на Краснополье должна начаться не ранее 10 августа, да и то если ситуация позволит, и что после захвата Краснополья наибольшее значение приобретает движение в сторону Чечерска.
В течение дня обсудил эти планы с Гальдером, который с ними согласился. 2-я армия получила соответствующие инструкции и приказ стоять наготове, чтобы начать атаку в тот момент, когда танки Гудериана на восточном крыле обозначат свое присутствие.
Крайняя оконечность правого крыла продолжает оставаться постоянным источником беспокойства.
Я попытался убедить 2-ю армию в важности быстрого продвижения вперед для обеспечения флангового прикрытия XXXXIII корпуса, которому предстояло переправиться через Березину и подготовиться к атаке через Днепр. К сожалению, потерян еще один день, несмотря на тот факт, что передовая дивизия XXXV корпуса уже достигла Березины. Дело в том, что в этом месте Березина достигает 300 метров в ширину, а оснастка для строительства временного военного моста еще не прибыла.
На других участках фронта группы армий отмечаются спорадические атаки противника, не настолько, однако, серьезные, чтобы они могли помешать отводу с фронта танковых частей.
Ситуация, впрочем, продолжает оставаться напряженной. Если я хочу создать резерв и пытаюсь отвести для этого с линии фронта хотя бы одну дивизию, мне сразу заявляют, что это «совершенно невозможно». Стоит только Верховному командованию сухопутных сил проведать, что какая-нибудь дивизии подходит из тыла к моему сектору фронта, как у меня в прямом смысле выхватывают ее из рук! Имея все это в виду, я написал командующим армиями и бронетанковыми группами с тем, чтобы поставить их в известность о подобной политике Верховного командования сухопутных сил, и предложил им опираться главным образом на собственные силы. Честно говоря, не понимаю, как при таких условиях можно рассчитывать на проведение крупномасштабной операции — это не говоря уже о том, что боевая ценность войск из-за непрерывных переходов и сражений постоянно снижается. Надо, однако, признать, что положение русских в этом смысле еще хуже! Вечером вместе с армейским коммюнике пришла теплая поздравительная телеграмма от старого фельдмаршала фон Макензена.

8/8/41
VII корпус атаковал на юге от Рославля, почти не встретил по пути сопротивления и в течение дня продвинулся южнее и юго-восточнее Рославля на 30 километров. Противник и в самом деле здесь отступил — или у него просто не хватает сил, чтобы заделать брешь, образовавшуюся в его обороне после нашей неожиданной атаки. Если атака в юго-западном направлении ХХIV танкового корпуса все-таки начнется в ближайшие дни, она сможет значительно облегчить напряженную ситуацию на фронте. А о том, что ситуация в моем секторе фронта сложилась напряженная, свидетельствуют хотя бы просьбы 9-й армии, которые следуют одна за другой. Армия просит разрешения задействовать свои последние резервы, сократить по возможности находящийся в зоне ее ответственности участок фронта, а также усилить ее позиции силами 14-й (моторизованной) дивизии, которая совсем недавно была отведена с линии фронта на отдых и переформирование. Во второй половине дня пришел телекс из 3-й танковой группы, в котором меня настоятельно просили 14-ю дивизию на фронте не задействовать!
В ответ на просьбы армии я предложил ей ответить на следующие три вопроса:
«1. В состоянии ли армия удерживать свои позиции без подключения танковых частей?
Может ли при существующем положении вещей проводиться атака на Великие Луки?
В состоянии ли армия в обозримом будущем начать новую наступательную операцию?»
Когда вечером в штаб-квартиру пришел подробный отчет о положении дел в 9-й армии, я уже направил в ее расположение свою последнюю дивизию, а также передислоцировал в ее ближние тылы 14-ю моторизованную дивизию в качестве резерва. Сокращение линии фронта в секторе 9-й армии посредством ликвидации выступа в районе Белого я оставил на усмотрение армии, но предупредил ее, что ей, возможно, снова придется занимать Белое в ходе новой наступательной операции.
В танковую группу Гудериана отправлены приказы об атаке на Краснополье и о подготовке наступления в направлении Чечерска после уничтожения противника на участке перед фронтом 7-й дивизии. Гудериан предлагает двигаться сразу в направлении Гомеля, что совершенно правильно и что я обязательно бы одобрил, если бы XXXXIII корпус, дислоцирующийся в крайней оконечности южного крыла 2-й армии, не отставал так сильно от центра. В этой связи задействовать его в качестве одного из полукружий клешей, которые должны сомкнуться вокруг Гомеля, не представляется возможным. Исходя из этого, а вернее, по той простой причине, что XXXXIII корпус испытывает при форсировании Березины большие трудности, я отдат приказ 2-й армии о формировании отдельного сводного батальона, который был бы в состоянии достичь Днепра 10 августа. Я также отдал аналогичный приказ XXXV корпусу, хотя отлично представляю себе, какие трудности ему придется преодолеть во время марша под проливным дождем по полузатопленным грунтовым дорогам. Я хорошо понимаю, что все это почти за пределами возможностей 2-й армии, но мой долг — заставить людей двигаться.

9/8/41
Гудериан начал атаку совместно с XXIV танковым корпусом. Танки по заполненным жидкой грязью дорогам продвигаются очень медленно.
Когда Грейффенберг сообщил мне, что Верховное командование сухопутных сил проявляет большую заинтересованность по отношению к нашим операциям на северном крыле, я позвонил Гальдеру и сказал, что я не в восторге от необходимости атаковать с юга в северном направлении. Однако это единственно доступный для нас путь по причине невозможности наступления через Великие Луки с поворотом к северу из-за сильно заболоченной местности в этом районе. Гальдер спросил, собираемся ли мы задействовать там танки. Я ответил: если Верховное командование сухопутных сил считает, что время терпит, я готов ждать, пока танковая группа Гота закончит переформирование и сможет приступить к боевым действиям. На это Гальдер сказал, что он был бы рад развить запланированную нами атаку на северном крыле в операцию более крупного масштаба, так как в настоящее время Верховное командование сухопутных сил проявляет большой интерес к избранному нами направлению. Я ответил, что решающим фактором любого наступления на этом направлении является вопрос готовности танковой группы Гота. Я также сказал Гальдеру, что у командования 9-й армии перспектива наступления в настоящее время большого энтузиазма не вызывает, так как у него, да и у меня тоже, складывается впечатление, что Верховное командование сухопутных сил переоценивает силы армии. Вечером Гот доложил, что будет готов наступать к 20-му (августа). Я передал это сообщение Гальдеру и сказал, что мы, вероятно, сможем начать атаку 23 августа.

Днем мне нанес визит Вейхс, выразивший недовольство по поводу того, что я слишком уж подгоняю его правое крыло. Я попытался объяснить ему, что нам ничего другого не остается; в результате мы достигли взаимопонимания и распрощались, пребывая в добром расположении духа.

Вейхс хочет провести атаку на Рогачев даже при условии, что танкисты не смогут принять в ней участие. Однако он настаивает на подключении XXXXIII корпуса, каковое может произойти не ранее 14 августа. В этой связи Вейхс, чтобы не терять времени, предлагает начать атаку уже 13 августа. Я не возражаю.

10/8/41
Атака XXIV танкового корпуса развивается хорошо. Незаметно, впрочем, чтобы корпус обеспечил себе достаточное жизненное пространство, чтобы в дальнейшем продолжить движение к Чечерску. Вечером пришло предложение от Гудериана остановить продвижение XXIV корпуса после того, как ситуация с 7-й дивизией прояснится, развернуть его в противоположном направлении и попытаться использовать возникшую в обороне противника брешь под Рославлем для атаки сильным правым крылом 2-й танковой группы противостоящих ей на востоке русских войск в направлении с юга на север. Гудериан мотивирует это тем, что на его южном фланге русские основательно выдохлись. [123] Идея, конечно, смелая, но из тех, что требуют основательного изучения. К примеру, русские под Ельней далеко еще не выдохлись — даже наоборот! По данным разведки, противник подтягивает туда сильные резервы. Иначе говоря, запланированная Гудерианом атака может, конечно, достичь определенного тактического успеха, но когда 2-я танковая группа втянется в бои с войсками противника, которые подходят со стороны Москвы, ее продвижение почти наверняка застопорится. Наш предыдущий опыт свидетельствует, что противник задействует на этом направлении все, что ему удается наскрести у себя в тылу. Танковая группа Гудериана (2-я ТГ) все-таки слишком слаба, чтобы самостоятельно совладать со всей этой массой войск; между тем, у 4-й и 9-й армий полно своих забот, а танковая группа Гота (3-я ТГ) не будет готова к началу боевых действий ранее 20 августа. Таким образом, вся эта операция по мере ее развития может поставить 2-ю бронетанковую группу в тяжелое положение без всяких гарантий достижения ею стратегического успеха. Мы, конечно, можем пойти на такой риск, и даже более значительный, но не раньше, нежели 2-я армия разобьет находящегося непосредственно перед ней противника.
При всем том я, чтобы помочь 2-й танковой группе обеспечить необходимое жизненное пространство, приказал IX армейскому корпусу атаковать в направлении Десны и за ней — в полном соответствии с предложением Гудериана. Если указанная атака будет развиваться успешно, это снимет давление с ельнинского выступа, позволит мне сократить линию фронта, подтянуть резервы и создать прочную стартовую площадку для дальнейших операций более крупного масштаба.
Чтобы окончательно себе уяснить, возможно ли прямое участие XXIV танкового корпуса в наступлении 2-й армии, я задал Гудериану по телексу вопрос, могу ли я ожидать
продолжения атаки корпуса в направлении Чечерска. Ответ:
«Нет. Это будет означать разгром корпуса».
В свете приказа об отдыхе и пополнении танковых групп мне пришлось с таким ответом примириться. Я проинформировал 2-ю армию о том, что ей рассчитывать на прямую поддержку XXIV корпуса не приходится, после чего дал разрешение на проведение атаки.

Несмотря на серьёзную задержку, фон Бок всё ещё уверен в победе - его серьёзные успехи не позволяют в ней сомневаться. Да и народ ему показался весьма послушным. Прямо-таки триумфальное лето. Но у лета есть отвратительное свойство быстро заканчиваться.
Tags: В эфире фельдмаршал, История
Subscribe

promo ru_polit апрель 1, 2020 00:00
Buy for 80 tokens
Пройдите обучение и получите пакет акций стоимостью до 25 000 ₽. Подробности по ссылке на сайте Тинькофф.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments