dedxassan (dedxassan) wrote in ru_polit,
dedxassan
dedxassan
ru_polit

Categories:

Дневник командующего группой армий Центр. Часть пятая. Смоленское сражение



Наступление продолжается уверенно и беспощадно, но не столь стремительно, как рассчитывало немецкое командование.

19/7/41
После чтения утренних рапортов у меня сложилось впечатление, что 2-я армия, действуя вопреки моим распоряжениям, передвинула XIII корпус слишком далеко к югу. Чтобы прояснить ситуацию, я направил в расположение армии своего начальника штаба. Пора уже, в самом деле, переправить через Днепр крупные силы пехоты! Пока что противник задействует для атак южного фланга группы Гудериана разрозненные сводные части и подразделения. Но это в любой момент может измениться. Я могу быть уверен в нашей победе под Смоленском только при том условии, что 2-я армия переправится через Днепр и начнет развивать наступление на его восточном берегу, высвободив, таким образом, танковые части, которые необходимы для завершения окружения на востоке от Смоленска и отражения атак русских с московского направления. Я считаю угрозу южному флангу 2-й армии преувеличенной; при всем том противник продолжает контратаковать и на юге. Там находятся два усиленных корпуса и 31-я дивизия, которая сегодня была задействована 2-й армией для атак в южном направлении. Очень жаль, что по этой причине выполнение моего плана откладывается минимум на сутки. Утром я собирался переговорить с Клюге, но к телефону подошел Блюментрит и сказал, что командующий только что уехал. Я сказал ему:
«Спросите от моего имени Гудериана, в состоянии ли он выполнить мой приказ трехдневной давности относительно соединения с 3-й танковой группой в районе Ярцева. Если нет, я задействую для этого другие части».
Далее я спросил:
«У танковой группы с командованием все в порядке? Почему, к примеру, пехотный полк «Великая Германия» все еще обретается далеко за линией фронта?»
В этот момент Клюге схватил трубку и признался, что слышал мою беседу с Блюментритом, в связи с чем хочет сказать несколько слов в защиту танковой группы, чтобы отмести мои обвинения в плохом руководстве. У нас состоялся короткий нелицеприятный обмен мнениями, в результате которого выяснилось, что под Смоленском противник предпринимает попытки вырваться из окружения в северо-восточном и северо-западном секторах фронта. Кроме того, 7-я танковая дивизия (Функ) и 20-я танковая дивизия (Штумпф) на севере от Смоленска подвергаются атакам с восточного направления. Совершенно очевидно, что противник подтягивает новые силы из района Вязьмы.

20/7/41
Сегодня разразился настоящий ад! Утром пришло известие о том, что противник прорвал позиции группы Кунтцена под Невелем. Вопреки моим рекомендациям, Кунтцен послал свое самое мощное боевое соединение, 19-ю танковую дивизию, в направлении Великих Лук, где она ввязалась в бессмысленные затяжные бои. Под Смоленском противник начал сегодня ночью мощное наступление. Крупные силы противника также наступали в направлении Смоленска с юга; однако по пути они наткнулись на 17-ю танковую дивизию (Арним) и были уничтожены. На южном крыле 4-й армии 10-я моторизованная дивизия (Лепер) была атакована со всех сторон, но была спасена вовремя подошедшей 4-й танковой дивизией (Фрейер фон Лангерман унд Эрленкамп). Между тем разрыв между двумя танковыми группами на востоке от Смоленска так до сих пор и не закрыт!
Я снова включился в дело: послал своего штабного офицера во 2-ю танковую группу. Сегодня она захватила Ельню и рассматривает это достижение как большой успех, который «необходимо развить»!
Я немедленно на это отреагировал и сказал, что все это в настоящий момент не имеет большого значения, так как сейчас самое главное замкнуть кольцо окружения на востоке от Смоленска и обезопасить себя от атак противника с восточного направления. Грейффенберг по телефону разговаривал с Гудерианом, и я очень надеюсь, что ему удалось его в этом убедить.
Внедрение между группой армий и обеими танковыми группами такой промежуточной инстанции, как штаб-квартира 4-й армии, до сих пор никакой пользы нам не принесло! Разворачивающееся сражение все больше меня нервирует — в основном по той причине, что Гудериан, развивая наступление в восточном направлении, по сути [91] совершенно прав! Я считаю большой ошибкой, что наступление на востоке приостановлено до того момента, пока не будут разгромлены все резервы русских, которые в моем секторе фронта подходят к Смоленску.
Сегодня утром мне звонил Хойзингер из Верховного командования сухопутных сил. Я изложил все аспекты состоявшейся между нами дискуссии в докладной записке, которую отправил с курьером Главнокомандующему. Браухич обещает завтра приехать на фронт, что очень неплохо, так как ему представится возможность получить более ясное представление о сложившейся ситуации, которую я охарактеризовал в своем послании следующим образом:
«1. Прорыв противника под Невелем является прямым следствием того факта, что блокирование там осуществлялось лишь частями LXII корпуса, который к том же неоправданно себя ослабил, послав свое самое сильное соединение — 19-ю танковую дивизию — в направлении Великих Лук.
2. Оберст (полковник) Хойзингер выразил озабоченность на предмет того, что происшедшее в районе Невеля может повториться и с «котлом в Могилеве». Между тем никакого «котла» под Могилевом нет, если, конечно, не рассматривать в качестве такового многочисленные разрозненные части противника, которые все еще находятся в этом районе в промежутках между секторами наступающих танковых групп. «Окружение» частей противника под Могилевом и на востоке от него нами в настоящий момент даже не рассматривается, так как нам прежде всего необходимо обезопасить войска группы армий, сражающиеся под Смоленском, от атак противника с восточного и юго-восточного направления. В любом случае вопрос «котла под Могилевом» у нас на повестке дня не стоит. В настоящее время на фронте группы армий только один «котел»! И в нем зияет дыра! По причине того, что нам, к большому нашему сожалению, до сих пор не удалось добиться соединения внутренних крыльев двух наших бронетанковых групп у Смоленска и на востоке от него. Помимо возникающего время от времени недопонимания между группой армий и танковыми группами этой неудаче способствовали и многочисленные атаки русских против 2-й танковой группы на марше, проводившиеся с восточного, юго-восточного и южного направлений. Танковая группа Гота также неоднократно подвергалась атакам не только изнутри «котла», со стороны Смоленска и с запада, но, равным образом, с восточного и северо-восточного направления. Наш план «захлопнуть калитку» на востоке от Смоленска посредством атаки 7-й танковой дивизии с северо-восточного направления потерпел неудачу по причине того, что эта дивизия сама неоднократно была атакована с восточного направления крупными силами русских при поддержке танков. Противник атакует также и в северном направлении. В этом смысле на нашем положении сказывается не лучшим образом передислокация двух дивизий корпуса Кунтцена в район Невеля.
3. Причины оттяжек с наступлением 2-й армии через Днепр, как, равным образом, и меры группы армий по их преодолению, общеизвестны. Сейчас армия стремится как можно дальше продвинуться в своем секторе, при одновременном выдвижении заслонов против врага, угрожающего ее южному крылу и располагающего примерно девятью дивизиями.
Группа армий продолжает рассматривать в качестве своей приоритетной задачи захват Смоленска и находящихся на востоке от него территорий. Противник, как свидетельствуют перехваченные нами радиосообщения, а также его поведение в целом, любой ценой хочет вернуть Смоленск и в этой связи постоянно задействует на этом направлении свежие силы. Предположение, что противник действует хаотично и без всякого плана, представляется нам на основании вышеперечисленных фактов в корне неверным. Принимая во внимание проявленную противником в последние дни инициативу, я сильно сомневаюсь, что он позволит нам завершить сражение в удобное для нас время, даже при условии уничтожения его войск, которые находятся сейчас в районе Смоленска и которым угрожает полное окружение. При подобных обстоятельствах нам необходимо уничтожить войска противника не только в районе Смоленска, но и те, что он задействовал на моем фронте в последнее время».
Положение на южном крыле 2-й армии постепенно выправляется, так как русские части, противостоящие находящемуся в оконечности правого крыла ХХХХIII армейскому корпусу (Хейнрици), прекратили атаки и отошли на прежние позиции. Затишье наблюдается также и в секторе LIII армейского корпуса (Вейзенбергер).
Атакуя в южном направлении вдоль Днепра, 31-я дивизия добралась до Нового Быхова, и есть надежда, что завтра ей удастся в этом месте форсировать Днепр. XIII корпус форсирует Днепр на севере от Старого Быхова, XII корпус атакует Могилев, а левое крыло IX корпуса продолжает наступление в восточном направлении вдоль шоссе.
Перехвачены новые радиограммы от высшего командования русского западного фронта, требующие в угрожающей форме от своих войск возврата Смоленска.
Предполагается, что сегодня ночью воздушные флоты нанесут массированный удар по Москве. Я лично задействовал бы все ресурсы Люфтваффе для уничтожения направляющихся к моему фронту резервов противника.

21/7/41
Утром пришло сообщение, что «дыра» на востоке от Смоленска закрыта. Однако вечером я получил совсем другие сведения. Летчики сообщили, что крупные силы противника движутся из «котла» в восточном направлении.
Весь день одна за другой следовали мощные атаки противника против южного фланга и фронта 2-й танковой группы (Гудериан), против восточного фронта 3-й танковой группы (Гот) и в направлении Смоленска. Ситуация на южном крыле ХХIV танкового корпуса (Гейр фон Швеппенбург) приобрела такой угрожающий характер, что я вынужден был отдать приказ 2-й армии срочно восстановить положение. С точки зрения армии этим должен был заняться XIII корпус в полном составе. Более того, чуть позже армия стала разворачивать и IV корпус, чтобы противостоять русским войскам, непрерывно атаковавшим южное крыло группы армий.
Нельзя отрицать, что наш основательно потрепанный оппонент добился впечатляющих успехов! Рапорты воздушной разведки указывают на то, что противник задействует против нашего южного фланга дополнительные силы.
Утром приехал Браухич. Я коротко обрисовал ему ситуацию, и он одобрил мое предложение наступать всеми силами группы армий на восток, пока противостоящие ей русские войска не будут отброшены.
Однако необходимой предпосылкой для этого должна стать ликвидация смоленского «котла». Следующим шагом группы армий явится захват территорий на востоке от Смоленска, где начнется перегруппировка и подготовка войск к дальнейшему наступлению: в юго-восточном направлении — силами южного крыла и танковой группы Гудериана и в восточном и северо-восточном направлениях — главными силами с подключением танковой группы Гота. В основном подготовка к этому наступлению должна завершиться к началу августа. При необходимости для усиления находящихся на острие наступления танковых и пехотных дивизий можно использовать личный состав и материальную часть дивизий второй линии. При всем том стратегическая линия Верховного командования сухопутных сил мне до сих пор неясна; полагаю, что на этот счет мы получим в свое время соответствующую директиву.
На встрече присутствовал Клюге. Когда я на минуту вышел из комнаты, он воспользовался представившейся возможностью, чтобы пожаловаться Браухичу на то, что я вмешиваюсь в сферу его компетенции! Это обвинение безосновательно. Я всегда старался избегать подобного вмешательства, щадя чрезмерно развитое самолюбие и самомнение Клюге. Но он был столь красноречив, что Браухич ему поверил и попросил меня предоставить Клюге необходимую самостоятельность. Я ответил, что у меня нет ни малейшего желания втягивать Главнокомандующего в ссору между двумя генералами, но уж коли дело зашло так далеко, я готов прояснить этот вопрос. После этого я рассказал Браухичу о странном поведении Клюге в Позене, о его тогдашних нападках на меня, о странном телефонном разговоре между нами, имевшем место 19 июля, и тому подобных вещах. В заключение я сказал Браухичу, что Клюге при его тщеславии и самомнении может оскорбить любой пустяк.

22/7/41
Утром приехал начальник тыловой службы группы армий Шенкендорф; он привез с собой главу своего военно-экономического отдела (департамент вооружений и военной экономики; Томас). Шенкендорф охарактеризовал сотрудничество между агентствами, работающими под его началом, как «очень хорошее». Я сказал ему, что нам меньше всего нужно иметь у себя в тылу озлобленное население, и что мы должны приложить все усилия для того, чтобы заставить людей работать на нас добровольно. В деревне это может быть достигнуто посредством наделения крестьян землей или обещания оставлять им часть собранного урожая. Если коротко, люди должны иметь персональную заинтересованность в деле обработки земли и сбора урожая. Мы также можем добиться хороших результатов путем введения официального воскресного дня для отправления религиозного культа; при этом церкви, которые не были превращены большевиками в склады или кинотеатры, снова получат возможность проводить воскресные службы. Шенкендорф придерживается аналогичного мнения. Он сказал, что уже действует в этом направлении. Глава экономической службы пожаловался на то, что армия забрала с собой сельскохозяйственные машины, так что убирать урожай теперь придется чуть ли не голыми руками. Однако он надеется выправить ситуацию, если на новые земли приедут немецкие крестьяне со своим инвентарем. Кроме того, он сообщил, что некоторые предприятия — такие как кожевенные мастерские, красильни, булочные, пивоварня и тому подобные, у которых остался запас сырья, уже начали работать. Правда, у одного красильного предприятия возникли определенные трудности, так как солдаты «СС» расстреляли 60 рабочих-маляров, обвинив их в том, что они коммунисты!
В общем и целом день прошел тихо, даже на фронте попавшего в трудное положение XXIV танкового корпуса установилось затишье. Русские продолжают упорно обороняться в районе Могилева, так что атаки двух наших лучших дивизий (23-я, Хеллмих, и 7-я, Габленц) имели на этом направлении лишь весьма ограниченный успех.
Не без колебаний и понуканий со стороны Верховного командования сухопутных сил я решил подчинить войска, державшие окружение вокруг Смоленска, штаб-квартире 4-й армии (Клюге); затягивать с этим больше нельзя, так как в противном случае танковые и пехотные части здесь неизбежно перемешаются. Очевидным решением этого вопроса было бы изъять такую промежуточную инстанцию, как штаб-квартира 4-й армии, и напрямую подчинить танковые группы армиям, как это было раньше.
Для того чтобы спланировать свои следующие шаги, штаб-квартира Клюге направила группе армий запрос относительно того, сколько, по мнению наших штабистов, нам потребуется пройти в восточном направлении, чтобы отбросить противника и вырваться на оперативный простор. Изыскания по этому вопросу только еще начались, когда позвонил Браухич и сказал, что согласно приказу фюрера дальнейшее наступление танковых групп в восточном направлении совершенно исключается!
Я переслал этот приказ фюрера начальнику штаба 4-й армии.

23/7/41
Утром позвонил Штраус и попросил оставить ему V корпус, который вчера был переподчинен штаб-квартире 4-й армии как составная часть фронта вокруг «котла». В этой связи мне пришлось Штраусу отказать. Блюментрит сказал Штраусу, что волноваться нечего и что они как-нибудь обойдутся. Потом все неожиданно снова изменилось! Выяснилось, что части VIII (Хейнц) и ХХ (Матерна) корпусов также должны отправляться на фронт к «карману». По этой причине я принял решение вернуть часть подразделений 9-й армии, находящихся на фронте вокруг котла, в подчинение армии, сделав их своего рода «субъектами, выполняющими указания Клюге только на фронте вокруг котла». В результате получилась весьма сомнительная с точки зрения юриспруденции структура!
Находящаяся на южном фланге 2-й танковой группы 10-я моторизованная дивизия (Лепер) постоянно находится в боях. Полагаю, что подключение к операциям XIII корпуса принесет ей долгожданную передышку. VII корпус (Фармбахер) атакует с запада Могилев силами до двух дивизий, в то время как 78-я дивизия (Галленкамп) наступает с юга на восточном берегу Днепра.
Подумать только, нам до сих пор не удалось заткнуть «дыру» в окружении на востоке от Смоленска!

24/7/41
Утром позвонил Вейхс и дал весьма пессимистическое описание ситуации на своем южном крыле. Вейхс говорит, что, если с его правого крыла и впредь будут снимать части, это создаст угрозу Бобруйску. Я сказал ему, что Бобруйск меня не волнует. На мой взгляд, Вейхсу давно пора побыстрей переправлять свои части на другой берег. Я сказал ему, что это в его же собственных интересах, так как в противном случае ему придется очищать от противника западный берег Днепра.
Утром пришло уведомление об издании новых директив, в соответствии с которыми мою группу армий предполагается разделить на три части. Мне предлагается направить первую войсковую группу, включающую танковую группу Гудериана (2-я ТГ), на юго-восток и передать ее в распоряжение группы армий «Юг»; вторую войсковую группу — без танков — задействовать на московском направлении, и третью, включающую танковую группу Гота (3-я ТГ), развернуть в северном направлении и передать в подчинение группы армий «Север» (Лееб).
Командующие группами армий должны принять участие в конференции, которую в скором времени созывает Верховное командование сухопутных сил, чтобы обсудить свои новые планы. Я отправил Браухичу рапорт, в котором выразил несогласие с планами Верховного командования сухопутных сил, и заявил, что, если оно собирается придерживаться этих планов и впредь, тогда штаб-квартиру группы армий «Центр» вообще следует отменить за ненадобностью. На основании этого заявления многие люди могут сделать вывод, что предложение Верховного командования сухопутных сил сильно задело мое самолюбие. Но это чушь! Дело в том, что, если группу армий разделят на три войсковые группы, она как самостоятельное формирование просто-напросто перестанет существовать.
Могилев, который сейчас подвергается атакам трех дивизий и сильному артиллерийскому обстрелу, находится на грани коллапса, но тем не менее все еще продолжает огрызаться. Все-таки русские невероятно упрямы!
Ближе к вечеру меня посетил Кессельринг, у которого новый план Верховного командования сухопутных сил тоже не вызывает никакого энтузиазма. Он также сетует на то, что не в состоянии проводить эффективное воздушное наступление на Москву с тех авиационных баз, которые находятся сейчас в его распоряжении. Я сообщил ему то, о чем совсем недавно узнал сам. Маршал Геринг якобы сказал фюреру, что огромные толпы русских бегут из осажденного нами Смоленска на восток!
Вечером мне позвонил фюрер и осведомился, как обстоят дела с «дырой» в нашем фронте в восточной части «котла». Я в деталях сообщил ему о сложившейся ситуации; фюрер воспринял мой рассказ очень спокойно и сказал, что нам, быть может, следует попытаться закрыть «котел» с северного направления. Я ответил, что у нас были такие планы, но в настоящее время наши силы на севере недостаточны, по причине чего подобная попытка может быть предпринята только через несколько дней.
Вернувшийся с фронта Грейффенберг привез мне письмо от Гудериана. Оказывается, Клюге жаловался Гудериану на то, что я якобы не удовлетворен его, Клюге, командованием, в связи с чем позволил себе оскорбительные выпады в его адрес в присутствии Главнокомандующего, В ответном письме Гудериану я написал, что это не соответствует действительности и что сдержанное недовольство, которое я тогда продемонстрировал, не стоит воспринимать всерьез.

25/7/41
Утром приехал представитель ставки генерал-фельдмаршал Кейтель, чтобы получить из первых рук сведения о «смоленском котле» и «дыре» в его фронте. После того как я коротко обрисовал ему обстановку, Кейтель изложил мне идеи фюрера на этот счет. Фюрер считает, что окружения необязательно должны быть стратегическими и что нам следует уделять больше внимания тактическим «малым котлам», которые легче очистить от противника. По мнению фюрера, подобный метод является более эффективным и требует куда меньших временных и ресурсных затрат, нежели прежний. К сожалению, эта идея кажется мне ошибочной. Я полагаю, что многочисленные «малые котлы», напротив, еще больше отдалят нас от выполнения поставленных перед нами важных задач! Кейтель пропустил мое заявление мимо ушей и сказал, что фюрер был бы рад узнать, как его идея «малых котлов» реализуется, к примеру, на правом крыле 2-й армии при содействии частей 2-й танковой группы или XXIV моторизованного корпуса. Фюрер, кроме того, весьма озабочен положением на этом крыле, поскольку русские войска, разбитые Рейхенау, отступают на север в направлении Мозыря, откуда они могут атаковать южное крыло группы армий. Я сказал Кейтелю, что эти рассуждения вступают в противоречие с директивой, присланной нам вчера Верховным командованием сухопутных сил. В соответствии с этой директивой войска моего правого крыла вместе с танковой группой Гудериана должны продвигаться на юго-восток, в то время как Кейтель предлагает повернуть их на юго-запад. Кейтель сказал, что обязательно переговорит на эту тему с Верховным командованием сухопутных сил. Я позвонил Грейффенбергу, который в настоящее время находится в штаб-квартире Верховного командования сухопутных сил, и попросил его поднять тот же самый вопрос. Кейтель переключился на международные проблемы и сказал, что ему нелегко примириться с оккупацией Исландии американцами, особенно принимая во внимание то обстоятельство, что нашим подводникам дано строгое указание топить только суда враждебных государств, чтобы не дать Америке повода для вступления в войну на стороне Англии. Интересно, что американцы воспользовались именно этим предлогом, чтобы вступить в Мировую войну, и я опасаюсь, что для вступления в нынешнюю войну им не составит труда измыслить какой-нибудь сходный предлог. Японцы заняты тем, что устанавливают свое господство в Индокитае, однако особого желания нападать на Россию, чего мы с нетерпением от них ждем, не демонстрируют! Впрочем, ни то ни другое меня не удивляет.
Утром узнал, что 2-я армия хочет отвести VI корпус от Могилева и направить его на юго-восток, чтобы высвободить задействованный там XXIV моторизованный корпус. Я немедленно приостановил эти передвижения и приказал корпусу левого крыла как можно быстрее выдвинуться в направлении Хославичей.

Читая фон Бока понимаешь, что всё, о чём нам врали большевики, оказалось правдой: и поддержка церковниками немцев, и немецкие планы переселить своих крестьян на русские земли, и зверства СС (несчастных маляров даже в партизанщине не обвинили). А вот безудержное бегство русских частей, в факте которого нас теперь убеждают, оказалось немножечко враньём. Думаю, фельдмаршал немало бы удивился творчеству суворовых-солониных.
Tags: В эфире фельдмаршал, История
Subscribe

  • Оказывается Волгу тоже вырыли освоили украинцы

    Эпоха цэевропейских исторических открытий не перестает поражать воображение даже пресытившихся жизнью обывателей новыми потрясающими "фактами".…

  • Актуальноэ

    Какого хуя?! Чо вы, блять, доебались? Я не мешаю вам - меньшинству - прививаться - а какого хуя вы меня трогаете? я - не больной - вдруг могу…

  • Можем ведь, когда захотим!

    "Говорить про последствия коронавирусной эпидемии для России без статистики невозможно. Сегодня наша страна занимает 2-е место в мире по…

promo ru_polit april 1, 2020 00:00
Buy for 80 tokens
Пройдите обучение и получите пакет акций стоимостью до 25 000 ₽. Подробности по ссылке на сайте Тинькофф.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Оказывается Волгу тоже вырыли освоили украинцы

    Эпоха цэевропейских исторических открытий не перестает поражать воображение даже пресытившихся жизнью обывателей новыми потрясающими "фактами".…

  • Актуальноэ

    Какого хуя?! Чо вы, блять, доебались? Я не мешаю вам - меньшинству - прививаться - а какого хуя вы меня трогаете? я - не больной - вдруг могу…

  • Можем ведь, когда захотим!

    "Говорить про последствия коронавирусной эпидемии для России без статистики невозможно. Сегодня наша страна занимает 2-е место в мире по…