katmoor (katmoor) wrote in ru_polit,
katmoor
katmoor
ru_polit

Category:

Выводы Некрича и их обсуждение.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА В КОМИТЕТ ПАРТИЙНОГО КОНТРОЛЯ при ЦК КПСС

О книге А. Некрича «1941. 22 июня» и обстоятельствах, связанных с ее обсуждением


В соответствии с поручением нами изучены обстоятельства, связанные с изданием книги А. Некрича «1941. 22 июня», ее обсуждением в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, а также с передачей «краткой записи» обсуждения этой книги за границу.
**************************************


В своей книге Некрич выдвигает в адрес Советского правительства необоснованные обвинения в том, что оно в предвоенные годы будто бы считало главным противником СССР не фашистскую Германию, а Англию. Он неоднократно подчеркивает, что все беды, которые позднее обрушились на нашу страну в связи с нападением фашистской Германии, исходили из нежелания Советского Союза улучшить отношения с Англией и Францией. Устойчивость и прочность международного положения СССР автор ставит в прямую зависимость от жизнеспособности этих стран, от их борьбы против гитлеризма. Англия и Франция, говорит Некрич, являлись в то время «контрбалансом» агрессивным устремлениям Германии против СССР. Это, разумеется, неверно.

Центральное место в книге А. Некрича «1941. 22 июня» занимает вопрос о причинах, приведших нашу страну к неудачам в начальный период войны.

Что же, по Некричу, послужило причиной неудач нашей страны в начальный период войны?


Во-первых, неподготовленность нашей экономики, проистекающая из нежелания Сталина считаться с объективной обстановкой.

Во-вторых, общая неустойчивость внутреннего положения Советского Союза, вызванная действиями Сталина.

В-третьих, безответственная политика Сталина по организации, комплектованию и оснащению Красной Армии.

В-четвертых, ошибочность политических и военно-стратегических доктрин, которые были положены Сталиным в основу идейно-политического воспитания армии и народа.

В-пятых, неправильное понимание Сталиным международного положения, расстановки сил на международной арене, неумение Сталина отличать друзей Советского Союза от его врагов.

В-шестых, преступное игнорирование Сталиным сигналов, свидетельствующих о подготовке Германии к войне, нерешительность Сталина, его боязнь войны, его стремление любой ценой договориться с Гитлером.

Выводы Некрича несостоятельны и вредны в научном и политическом отношении. Нетрудно заметить, что в них берется под сомнение правильность всей внутренней и внешней политики Коммунистической партии и Советского правительства накануне и в начальный период Великой Отечественной войны. Кроме того, в указанных выводах отчетливо проявилась тенденция подменить глубокий анализ объективных причин наших неудач попытками возложить всю ответственность за них на одно лицо. Это, конечно, не марксистский подход к делу.

И. В. Сталин в книге показывается только в негативном плане. Он будто бы допускал «необоснованное поведение», проявлял «непонятное упорство», «пренебрежение», считал тревожные сигналы с границы «кознями англичан и американцев», держался «обветшалой догмы», боялся войны.

Полной противоположностью Сталина в представлении автора является Черчилль — человек благородный, решительный и мудрый, лучше всех понимавший опасность фашизма и радевший за нашу страну больше, чем Сталин и другие советские руководители.

Протаскивая свою ошибочную, антиисторическую концепцию о первом периоде Великой Отечественной войны, Некрич порой даже не останавливается перед фальсификацией фактов. Так, на стр. 93 он пишет, что английское правительство предложило Советскому Союзу возобновить прерванные осенью 1939 г. торговые переговоры. В действительности же инициатива возобновления переговоров исходила от Советского правительства. Кощунством над памятью погибших звучат его слова: «Фашистские армии не встретили серьезного сопротивления на границе» (стр. 161). На стр. 123 Некрич показывает, что в апрельском (1941 г.) послании Черчилля Сталину содержались предупреждения о готовящемся нападении Германии на СССР. На самом деле в этом послании приводились данные всего лишь о несостоявшемся намерении Германии перебросить три противотанковые дивизии из Румынии в южную часть Польши.

Нередко в обоснование своей концепции Некрич занимается препарированием фактов, оставляя лишь то, что служит подкреплением его взглядов. Так он поступил с воспоминаниями маршалов И. X. Баграмяна и Н. Н. Воронова.

Односторонний, ненаучный характер носит источниковедческая база книги А. Некрича. Из 266 сносок, имеющихся в тексте, лишь 100 относятся к отечественным публикациям, а остальные — к иностранным и в своем подавляющем большинстве — буржуазным. Показательно, что иностранные источники, литературу, газетные публикации автор использует без каких бы то ни было оговорок, оценок, критических замечаний и в сущности солидаризируется с ними.

На основании зарубежных публикаций Некрич обвиняет Советское правительство в преднамеренном уничтожении группы советских высших военачальников, в срыве переговоров о заключении военной конвенций с Францией, в игнорировании предупреждений немецкого посла Шуленбурга о нападении Германии на СССР и др.

Недоумение вызывает и то, что в книге почти совсем не использованы основополагающие государственные и партийные документы. Автор совершенно обошел произведения В. И. Ленина.

В свете изложенного следует отметить, что издательство «Наука» совершило серьезную ошибку, выпустив книжку А. Некрича «1941. 22 июня». Издательству и его редакции научно-популярной литературы было известно отрицательное мнение некоторых компетентных работников о рукописи. С этим мнением они, однако, не посчитались.

Появление книжки Некрича «1941. 22 июня» вызвало среди советской общественности отрицательную реакцию. Правда, в журнале «Новый мир» доктор исторических наук Г. Федоров поместил хвалебную рецензию, но в противовес ей в центральные организации стали поступать критические отзывы. Порочность концепции автора о причинах неудач нашей страны в начальный период Великой Отечественной войны была вскрыта и осуждена Военно-историческим отделом Генерального штаба Советской Армии, Историко-дипломатическим управлением МИД СССР, профессорами Сахаровым и Яковлевым, членами редакции первого тома Истории Великой Отечественной войны видными военными деятелями страны — И. С. Коневым, К. С. Москаленко и др. В их отзывах единодушно подчеркивается антинаучный и тенденциозный характер книги, крайний субъективизм автора в освещении событий, искажение ряда исторических фактов.

В целях популяризации своей книги Некрич решил заручиться поддержкой такой авторитетной организации, как Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. При содействии заведующего отделом истории Великой Отечественной войны т. Болтина он добился обсуждения книги на совещании указанного отдела.

Согласившись провести обсуждение книги, Институт неудовлетворительно организовал его, что отрицательно сказалось на содержании дискуссии.

Обсуждение книги приняло неправильный, тенденциозный и даже скандальный характер. Многие выступавшие (Снегов, Петровский, Заставенко, Дашичев, Меламид, Василенко, Кулиш, Гнедин и др.), безмерно восхваляя автора, под видом критики культа личности Сталина разнузданно клеветали на внутреннюю и внешнюю политику Коммунистической партии и Советского правительства в предвоенные годы. Некоторые ораторы утверждали, что советско-германский пакт о ненападении от 23 августа 1939 года представляет собой военный союз Сталина и Гитлера, сделавший возможной вторую мировую войну, что в переговорах в Берлине в ноябре 1940 г. Советский Союз шел на дальнейший союз с фашистской Германией, включая присоединение к Тройственному пакту и раздел влияния в мире и т. д. Они заявляли о существовании в СССР перед войной обстановки всеобщего страха, о беспринципности советских государственных и партийных деятелей, не отстранивших Сталина от руководства страной, о преступной неподготовленности СССР к войне, о недооценке опасности германского фашизма, о притуплении бдительности советского народа и т. п. Особенно злобными были выступления Гнедина, Петровского и Снегова.

Е. А. Гнедин(1), в прошлом Ответственный работник МИДа СССР, ныне пенсионер, заявил, что Сталин возглавил правительство не для обороны страны, а для сговора с фашистской Германией, что культ личности и ошибки Сталина вытекают из самой системы управления социалистическим государством.

Л. П. Петровский, младший научный сотрудник музея В. И. Ленина, обвинял И. В. Сталина в забвении начатой В. И. Лениным борьбы против фашизма, в преждевременной смерти В. И. Ленина и в убийстве С. М. Кирова.

А. В. Снегов(2), персональный пенсионер, оценивал советско-германский пакт о ненападении как «сговор с Гитлером», как «четвертый раздел Польши». «Воссоединение? — вопрошал оратор. — Разве можно говорить, что это был результат воссоединения, революции в Западной Украине? Сидели за картой и делили: вот это тебе, вот это мне». Он без обиняков говорил об отступничестве Сталина от революции. Историкам, старающимся объективно показать роль И. В. Сталина, он бросал обвинения в том, что они «еще не освободились от гипноза», что они «лишены возможности подойти объективно» к оценке деятельности И. В. Сталина и т. д. Такого же рода заявления Снегов делал и ранее, в частности при обсуждении макета IX тома истории СССР в июне 1964 г. в Институте истории АН СССР.

Следует сказать, что Снегов А. В. в своих измышлениях по этому вопросу не оригинален. Он повторяет то, что много лет подряд твердят буржуазные фальсификаторы истории начиная с Черчилля, писавшего двадцать лет тому назад, что «основой германо-русского сближения был четвертый раздел Польши». Снегов перекликается с современным западногерманским историком М. Фрейндом, который, говоря о советско-германском пакте, утверждает, что «Советский Союз дал зеленый свет войне Гитлера».

На совещании была создана обстановка нетерпимости к тем, кто хоть в малейшей степени пытался критиковать автора книги. Достоверные исторические факты, опровергавшие ошибочные, положения книги, встречались в штыки, упоминание имен некоторых политических деятелей страны и руководителей партии вызывало выкрики из зала, брань и непристойную ругань. Фамилия И. В. Сталина нередко сопровождалась громкими криками: «злодей», «изверг», «душегуб», «преступник», «он нам не товарищ»; при упоминании имени М. И. Калинина раздавались реплики: «старый болтун», а когда назывались имена тт. Ворошилова, Буденного, Блюхера, Шапошникова и некоторых других военный деятелей, следовали возгласы: «палачи». Все это придавало обсуждению книги определенную направленность, далекую от научного выяснения проблем.

Следует отметить, что некоторые выступавшие с критикой действий Сталина выдавали свои высказывания как мнение какой-то определенной группы лиц. Это с особой четкостью прозвучало в выступлении доктора исторических наук Д. Е. Меламида (Мельникова)(3), говорившего о существовании у нас какого-то «лагеря догматиков» и причислявшего себя и своих сторонников к противоположному идейному лагерю. Он так и говорил: «Наши идеологические противники из лагеря догматиков...».

Вызывает большую озабоченность тот факт, что на совещании непартийные выступления не получили должного отпора и им не было дано принципиальной оценки. Правда, проф. Деборин в заключительном слове пытался высказать свое несогласие с выступлениями Снегова, Гнедина и некоторых других ораторов, но ему была устроена обструкция. На предложение отмежеваться от этих выступлений Некрич ответил отказом и по существу согласился с ними.

Из всего этого можно заключить, что организация обсуждения книжки А. М. Некрича «1941. 22 июня» в Институте марксизма—ленинизма не вызывалась необходимостью и что само обсуждение было от начала до конца ошибочным.

Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что после обсуждения книги один из участников — как установлено органами государственной безопасности, младший научный сотрудник Музея В. И. Ленина Петровский Л. П. — составил «краткую запись обсуждения»(4). В ней воспроизводятся наиболее вредные высказывания многих выступавших, причем в ряде случаев выступавшим приписывается то, чего они даже не говорили.

Смысл «записи» сводится к тому, что Советское правительство якобы не оберегало страну от фашистской опасности, шло на сговор с державами «оси», преднамеренно уничтожало военные кадры, морально разоружало народ и т. д. В целом «краткая запись» представляет собой антипартийный и антисоветский документ, составленный с провокационной целью бросить тень на деятельность Советского правительства в период, предшествовавший Великой Отечественной войне.


полностью тут
https://paul-atrydes.livejournal.com/229559.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry#t1704119

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Гнедин (Гельфанд) Е. А. (1898—1983) — сын Парвуса (Гельфанда) А. Л., историк, литератор, экономист. В 1935—1936 гг. являлся пресс-атташе посольства СССР в Берлине, затем — заведующий отделом печати Наркоминдела. В 1939 г. репрессирован и до 1955 г. находился в заключении и ссылке. Затем реабилитирован.

2. Снегов А. В. (Фаликзон И. И.) (1898—1989) — партийный и советский деятель, член КПСС с апреля 1917 г. В годы гражданской войны — активный участник борьбы против немецких оккупантов на Украине, секретарь Винницкого подпольного обкома КП(б)У. Делегат многих партийных съездов. 18 лет провел в тюрьмах и лагерях. После реабилитации и восстановления в партии с 1954 г. активно участвовал в работе по реабилитации незаконно репрессированных в период сталинщины. I

3. Меламид (Мельников) Д. Е. (1916—1993) доктор исторических наук, профессор. Автор книг «Заговор 20 июля 1944 года в Германии», «Преступник номер 1» (о Гитлере) и др

Лучший комментарий.
Годы проходят, а ничего не меняется. Гельфанды, меламиды, фаликзоны, некричи... сейчас бы они абажурствовали не "эхе москвы".


Tags: А чего вы хотели?!, Война, Евросоюз, Израиль, История
Subscribe
promo ru_polit april 1, 00:00
Buy for 80 tokens
Что делать, если вы не успели совершить все необходимые для самоизоляции покупки, а в 100 метрах от подъезда не оказалось торгового центра? aliexs рекомендует скоротать время и порадовать себя приятными мелочами на глобальной виртуальной торговой площадке. Нажимая на любую из картинок…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments