amp_amp (amp_amp) wrote in ru_polit,
amp_amp
amp_amp
ru_polit

Малороссия 1701 года в описании Иоанна Лукьянова: мосты, герои, рыцари

Интернет – великое изобретение. Всё то, что надо было искать по библиотекам (да ещё и не найдешь), сейчас можно достаточно легко найти в недрах всемирной паутины. Древние летописи и исторические документы оцифровываются и выкладываются в виртуальные библиотеки. Всё это позволяет рядовому гражданину лично ознакомиться с первоисточниками. Прикоснуться, так сказать, к старине, почувствовать веяние времени.



Одним из таких исторических памятников является «Хождение в Святую Землю» русского священника-старообрядца Иоанна Лукьянова. Произведение было создано по следам путешествия русских паломников в Иерусалим 1701-03 гг. Написано живым русским языком в оригинальной авторской манере. Порой просто удивляешься меткости и колоритности описания людей, принадлежащих к самым разным слоям населения и нескольким странам. Читается, как говорится, на одном дыхании. Рекомендую всем интересующимся историей. Я же приведу лишь небольшие характерные отрывки, описывающие Малороссию и её обитателей. Также не удержусь от того, чтобы провести исторические параллели и отметить курьёзы.

В целом Иоанн Лукьянов описывает Малороссию без какого-то нарочитого негатива. Восторгается тем, что ему действительно нравится, осуждает то, что не нравится. Причем, положительное отношение в его описаниях проглядывается значительно чаще, чем отрицательное. По итогу, описание Малороссии можно охарактеризовать, как действительно объективное.

Города малороссийские Иоанну понравились. Он отметил их архитектуру, обилие церквей и монастырей. Правда, хатки-мазанки не упомянул вовсе. Особенно ему приглянулся город Глухов. Он его оценил даже выше Киева.


Город Глуховъ земляной, обруб дубовой, велми крепокъ; а в нем жителей велми богатыхъ много, пановъ. И строение в нем преузорочное, светлицы хорошия; полаты в немъ полковника стародубского Моклошевского зѣло хороши; ратуша зѣло хороша, и рядов много; церквей каменныхъ много, девичь монастырь предивенъ зѣло, соборная церковь хороша очень. Зѣло лихоманы хохлы затейливы к хоромному строению! В малороссийских городѣх другова врядъ такова города сыскать, лутче Киева строением и жила.

Город Киев… Характерно, что Иоанн Лукьянов относит Киев к Московскому государству, который, по его мнению, является этаким пограничным форпостом государства.

Градъ Киевъ стоит на Днепре на правой странѣ на высокихъ горахъ зѣло прекрасно. В Московском и Российском государствѣ таковаго града вряд сыскать. Верхней град -- вал земляной, велми крѣпок и высокъ, а по грацкой стене всѣ кораулы стоят крѣпкия, по сту саженъ кораул от кораула. И в день и ночь все полковники ходят тихонко, досматривают, таки ли крепокъ кораулъ. А ночью уснуть не дают, всѣ кораул от кораула кричат и окликаютъ: "Кто идетъ?" Зѣло опасно блюдутъ сей град, да и надобѣ блюсти -- прямой замокъ Московскому государству.

Киев Иоанну понравился обилием церквей и садов. Не понравился обилием грязи.

В Киеве градъ деревянной, и грязно силно бываетъ на Подоле…

Да слава Богу, что ночь была лунна, а то грязь по улицам велика, ѣдва с нуждою проѣхали.

О самих киевлянах отзывается в целом положительно, но отмечает их тягу к пьянству. Не он один, кстати.

В Киевѣ монастырей и около Киева зѣло много, и пустынки есть. Райския мѣста, есть гдѣ погулять! Вездѣ сады и винограды, и по диким лѣсам все сады. Церквей каменныхъ зѣло много; строение узорочное -- тщателныя люди! И много у нихъ чюдотворныхъ иконъ, а писмо, кажется, иное и живописное. Сердечная вѣра у нихъ к Богу велика (кабы к такому усердию и простатѣ правая вѣра -- все бы люди святыя были), и к нищим податливы. Да шинки ихъ велми разорили вконецъ да курвы, и с того у нихъ скаредно силно, и доброй человекъ худымъ будетъ.

… В корчму толко женка одна, и та курва. И мы тутъ съ нуждою великою начевали, всю ночь стереглися, стали к полю, а пьяныя таскаются во всю ночь.

Что ж, с тех пор мало, что поменялось. Усердие как всегда имеется, но новая вера в сказочный Запад губит всё дело. А уж курвы в тех краях никогда не переводились.

Описание быта киевлян…


В Вѣрхнем городѣ живет воевода, и полковники, и стрелецкие полки все, а в Нижнемъ городѣ -- все мещаня, хохлы, все торговыя люди. Тутъ у них и ратуша, и ряды все, и всякия торги. А стрелцам в Нижнем городѣ не даютъ хохлы в лавкахъ сидѣть, толко на себѣ всякия товары вразнос продаютъ. Утре все стрелцы з горы сходятъ на Подол торговать, а в вечер, перед вечернями, так оне на горѣ в Верхнемъ городѣ торгъ между себя. И ряды у нихъ свои, товарно силно сидят. И кружало у нихъ свое, извощики по-московски, мясной рядъ у стрелцовъ великъ за городомъ. В Верхнемъ городѣ снаряду зѣло много и хлѣбного припасу.

Как бы, если и была оккупация злыми москалями, то не шибко сильная. Хохлы вполне ограничивали стрельцов, хотя те были отнюдь не ангелами, а реальной силой.

Встречал Иоанн Лукьянов и малороссийскую интеллектуальную элиту в лице студентов Киево-Могилянской Академии, которой современные украинцы так гордятся.


В Киевѣ школниковъ очинь много, да и воруютъ много -- попущено им от митрополита. Когда имъ кто понадокучит, тогда пришедши ночью да укакошат хозяина, а з двора корову или овцу сволокуть. Нетъ на них суда, скаредно силно оченъ попущено воровать,  пуще московскихъ салдатъ. А вечер пришол, то пошли по избамъ псалмы петь да хлѣба просить. Даютъ им всячиною, хлѣбомъ и денгами.

Тут тоже мало что-то поменялось. Современные «онижедети» тоже то хлеба просят, то кружевных трусов, то укокошить кого-то норовят.

Про строительство мостов в Малороссии…


Через Днепръ четыре моста живыхъ со острова на островъ, мосты велики зѣло, а Днепръ под Киевом островит. А мостовщины берут с воза по два алтына, а с порозжей по пшти денегъ, а с пешего -- по копѣйки. A тѣ мосты дѣлают все миленкия стрелцы. А зборная казна мостовая гдѣ идетъ, Богъ знаетъ. А они, миленкия, зиму и осень по вся годы с лѣсу не сходятъ, все на мосты лѣсъ рубять да брусья готовять, а летом на полковниковъ сѣно косят да кони ихъ пасутъ.

Ну что ж, тут изменения очевидны. Русский Мир уходит с Украины с мостами, фабриками и заводами. Те мосты, что ещё остаются, устают без москальской заботы и падают на головы представителям титульной нации. Увы, «миленьких стрельцов», способных построить мост, больше не предвидится, и скоро всё будет Украина.

Удалось Иоанну Лукьянову пообщаться с представителями украинского шароварного «лыцарства», т.е. с казаками. Первая встреча произвела на него неизгладимое впечатление.


И утре рано пришли под Фастов-городок и стали у вала земляного. А в том городке сам полковникъ Палей сам живет. Преж сего етот городок бывал лятской, а Палей насилием у них отнял да и живет в нем. Городина хорошая, красовито стоит на горе, по виду нѣкрепок, а люди в нем что звери. По земляному валу ворота частыя, а во всяких воротах копаны ямы да соломы наслано. Въ ямах такъ палѣевщина лежат человекъ по 20 и по 30: голы, что бубны, без рубах, наги, страшны зело. А в воротех из сел проехать нелзя ни с чем; все рвут, что сабаки: драва, салому и сено. Харчь в Фастове всякой дешевъ очень, кажетца, дешевле киевскаго, а от Фастова пошло дороже въдвое или втрое.

… А когда мы приехали и стали на площади, -- а того дни у них случилось много свадеб, -- такъ нас оступило, как есть около медведя, все казаки, палеевщина, и свадьбы покинули. А все голудба беспартошная, а на ином и клака руба нетъ. Страшны зело, черны, что арапы, а лихи, что сабаки, -- из рукъ рвут. Они на нас, стоя, дивятца, а мы втрое, что таких уродов и отроду не видали; у нас на Москве и на Петровском кружале не скоро сыщишь такого и одного. В том же городке мы начевали, ночь всю стереглись.

Эх, не выглядели реальные прототипы украинского «лыцарства» так, как их рисует современная украинская историография. Но, к слову сказать, в дальнейшем своём повествовании Лукьянов, вспоминая украинских рыцарей, констатирует, что всё-таки они не такие дикие «бесы», как те, с которыми ему пришлось столкнуться уже в Турции, а особенно в Египте. Всё, как говорится, познается в сравнении.

Ну и ещё один исторический курьез, показывающий, что реальная историческая Малороссия далека от той, какую рисуют себе украинские патриоты в своем воображении. Воспоминание Иоанна Лукьянова об украинском национальном герое Мазепе…


Градъ Батуринъ стоит на рекѣ на Семи на лѣвой сторонѣ на горѣ красовито. Городъ земляной, строение в немъ поплоше Глухова, и светлицы гетманския ряд дѣлу. И город не добрѣ крѣпокъ, да еще сталица гетманская! Толко онъ крѣпок стрелцами московскими, на карауле все они стоят. Тутъ целой полкъ стрелцов живутъ. И гетманъ, онъ ветъ стрелцами-та и крепокъ, а то бы ево хохлы давно уходили, да стрелцовъ боятся; да онъ их и жалуетъ, беспрестани им кормъ, а безъ нихъ пяди не ступитъ.

Забавная коллизия получается. Злые москали защищают национального героя Украины от того, чтобы сама титульная нация своего героя не прибила. Но те времена прошли, как и мосты построенные стрельцами. Теперь украинцы могут смело громить своих национальных героев и предводителей. Чем они, в принципе, и занимаются на потеху всем окружающим.

Вот, в принципе, и всё. А в качестве небольшого бонуса выкладываю гениальное, на мой взгляд, описание морской болезни, за которое я бы присудил Иоанну Лукьянову какую-нибудь литературную премию. Так кратко и так чётко!


И егда выплыхомъ изъ усть Дунай въ море, тогда морский воздухъ зѣло мнѣ тяжекъ сталъ, и въ томъ часѣ занемощевалъ, и сталъ кормъ изъ себя вонъ кидать, сирѣчь блевать. Велия нужда, кто на мори не бывалъ, полътара дни да ночь все блевалъ...

«Хождение в Святую Землю» - произведение реально стоящее. Там есть ещё много интересных описаний: турок, греков, мавров, мальтийских пиратов… Полностью можно прочитать здесь. Не пожалеете.

Оригинал




Tags: История, Украина
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments