Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

О Волынской резне, первом космонавте, и о том, как правы были социалистические цензоры


Мирослав Гермашевский

25 марта 1943 года едва не был убит бандеровцами будущий первый (и пока что единственный) польский космонавт Мирослав Гермашевский. Вот что он рассказывал об этом:
«Наша семья жила на Волыни, в селении Липники над Случем. Отдельное хозяйство занимал дедушка, свои хозяйства были у семьи моего отца и его братьев. Когда на Волыни начались массовые убийства поляков членами УПА, дедушка успокаивал семью, что в Липниках все находятся в безопасности, так как с соседями украинцами мы с давних пор жили в большом согласии. В ночь с 25 на 26 марта 1943 года уповцы при содействии некоторых местных окружили Липники, подожгли польские усадьбы и с невообразимой жестокостью убили 182 поляка. Из семьи Гермашевских и семьи Белявских моей мамы в ту ночь погибло 19 человек.
Едва не погиб и я. Мне было полтора года. Когда началась резня, отец велел маме взять с собой ребёнка и убегать в ночь, а сам с винтовкой побежал защищать село. Маму догнал один из бандитов и выстрелил с близкого расстояния, целясь в голову. Пуля соскользнула по черепу, мама без сознания упала на поле. Её так оставили. Я покатился в замёрзшую борозду.
Когда пришла в сознание, была в шоке. Забыла обо мне, добралась до соседнего села. Там знакомые украинки перевязали её, накормили и спрятали. Когда сообразила, что потеряла ребёнка, её не пустили. Было слишком опасно.
Утром меня в поле отыскал отец. Подоил заблудившуюся корову, на пепелище искупал меня в тёплом молоке. Так меня спас. Сбежали в соседнее село...
Летом отец с двумя братьями мамы поехал в родовое владение, чтобы накосить немного сена. Из пшеничного поля в него выстрелил уповец. Попал в сердце. Мы стали наполовину сиротами.»
«Пролетал я как-то над местами, где родился, смотрел вниз и думал: «Смотрите — это я лечу! А могло быть так, что лежал бы здесь в земле».
«Во время полёта была организована радиобеседа с мамой. Когда сказала, что я герой, прервал её и поправил:
— Мама, это ты герой.
Тот разговор был выпущен один-единственный раз. Потом, когда кто-то в ГПУ (GZP) сообразил, о чём в нём идёт речь, этот фрагмент всегда вырезали..."
И в официальной биографии Гермашевского в ПНР ничего о бандеровцах не говорилось. Было сказано, что его отца убили фашисты.

Сейчас возникает вопрос: может быть, зря тогдашняя цензура ПНР сглаживала эти моменты? И приходится ответить: цензоры, конечно, часто ошибались, но в данном случае они были совершенно правы. Пока в Украинской ССР и Польской Народной Республике был социализм, ни тому, ни другому народам было абсолютно незачем растравливать старые обиды и раны. Отца будущего космонавта убили фашисты — и не всё ли равно, украинские ли это были фашисты, германские или, может быть, польские? Все фашисты стоят друг друга, а самый правильный рецепт отношения к ним как-то ёмко сформулировать добрейший из всех лидеров СССР Л. И. Брежнев: "Взять бы всех националистов и утопить в море".
Наоборот, форма существования буржуазии — это непрерывное растравливание старых ран и причинение (или изобретение) новых, поскольку только в атмосфере межнациональной ненависти и вражды буржуа могут удерживать своё господство. Крайней формой этого всегда становятся война и резня, когда убивают даже полуторагодовалых детей...
Много ли выиграли польский и украинский народ оттого, что сейчас, при "благословенном" буржуазном строе, "дружно" сносят памятники победительнице фашизма, Красной Армии, а взаимная вражда между ними непрерывно растёт? Вопрос, понятное дело, чисто риторический...
Tags: Война, История, Украина
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments