workerbf (workerbf) wrote in ru_polit,
workerbf
workerbf
ru_polit

Categories:

Время и люди Ивана Грозного.

Сегодня, уважаемые, я хотел бы рассказать о людях эпохи Ивана Грозного.
Эпохи героической и трудной. Эпохи гнусных предательств и беззаветного героизма.
Эпохи покорения Казанского и Астраханского ханств, завоевания Сибири.
Эпохи проигрыша в Ливонской войне.
Эпохи битвы при Молодях, одной из решающих битв в нашей истории.
Эпохи зарождения империи. Именно в эту эпоху русский орёл простёр свои крылья над Азией.
Кто были эти люди? О многих мы не знаем ничего. Многие оставили очень мало после себя. А многие знамениты и прославлены в песнях, хотя и о них достоверно известно не много. Как, к примеру, о Ермаке Тимофеевиче. Итак...

Михаил Черкашенин

[Spoiler (click to open)]К сожалению, нет точных сведений о годе и месте рождения атамана (донской войсковой атаман с 1570 года) Черкашенина. Происходил он, вероятно, из запорожских казаков-черкас. Но в те времена черкасами называли всех казаков.
Вот что пишет Карамзин:
"между Азовским и Каспийским морем, сделалась новая воинственная республика, составленная из людей, говорящих нашим языком, исповедующих нашу веру, а в лице своём представляющих смесь Европейских с Азиатскими чертами; людей неутомимых в ратном деле, природных конников и наездников, иногда упрямых, своевольных, хищных, но подвигами усердия и доблести изгладивших вины свои — говорим о славных Донских Козаках … они считались Российскими беглецами; искали дикой вольности и добычи в опустевших Улусах Орды Батыевой, в местах ненаселённых, но плодоносных, где Волга сближается с Доном и где издавна был торговый путь из Азии в Северную Европу; утвердились в нынешней своей области; взяли город Ахас, назвали его, думаю, Черкасским, или Козачьим (ибо то и другое имя знаменовало одно)"

В 1548 году происходит событие, которое должно быть признано началом достоверной истории донского казачества: атаманы Мишка Черкашенин и Истома Извольский-Тулянин «с товарищами» разбили на Дону большой сводный отряд «крымского князя» Аманака, «черкасского казака» Елбулзлука (в данном случае Черкеса) и «азовских людей» - нанесли неприятелю большие потери и захватили семь пушек. А ногайский князь Юсуф жаловался русскому царю на казаков, которые в четырех местах по Дону поставили свои городки и беспокоят ногаев.

В 1555 году, чтобы сорвать поход крымского хана Девлет-Гирея на адыгов, царь Иван Грозный отправляет в дальний поход под Крым боярина Шереметева с 13-тысячным конным войском, а в 1556 году - уже речным путем - русское войско следует в низовья Днепра. Русские тогда дошли до Очакова, а Мишка Черкашенин с Дона совершает первое в истории казачества морское нападение на Крым! Он обошел Азов и на легких судах рекою Миус вышел в Азовское море, пересек его и напал на окрестности Керчи.
Патриаршая (Никоновская) летопись сообщает, что в 1556 году он (Черкашенин) "приходил с казаки в то же время, как диак (Д. Ржевский) был под Ислам — Кирменью Миюсом — рекою в море, а морем под Керець (Керчь) и тут повоевал... и отошел здорово". Под Керчью атаман донских казаков взял двух языков, которых отправил в Москву.

Новый успех донского атамана Мишки Черкашенина известен: в 1559 году на реке Северский Донец казаки перехватили отряд крымцев, разбили его, а четырех «языков» вновь отправили в Москву.
В следующем году донские казаки и запорожцы впервые провели большой совместный поход под Крым. Вместе с ними пошли и ногаи. Союзники разорили крымские кочевья, а затем в жестоком бою разбили высланные против них отряды крымцев.

В 1562 году первым среди казаков получил от царя поместье в Рыльском уезде (Курская область РФ). Даровал царь землю и части его казаков.

Став в 50-е году XVI века одним из самых известных донских казачьих атаманов, Михаил Черкашенин до 1570 года как бы ушел в тень. По крайней мере, дошедшие до нас источники обходят стороной его имя. Но 3 января 1570 года царь Иван IV написал грамоту на Дон и Северский Донец "атаманам казатцким и казакам всем без омеры". Царь наказывал донцам "проводить его (посла Новосильцева турецкому султану) из Рыльска к Азову Мише Черкашенину, а с ним атаманом и казаком". Грамота также говорит нам и о жалованьи донским казакам денег, серы, свинца, селитры. Царская грамота 1570 года, по-своему, уникальна. Она является первой из дошедших до нас. От нее вели многие историки начало Войска Донского как военно-политического объединения. Соглашаясь с подобным выводом, можно говорить о Михаиле Черкашенине как о первом атамане Войска Донского. Если бы все атаманы были равны, то в грамоте было бы куда проще написать просто — "атаманы". Значит, Михаил Черкашенин был признанным казачьим вождем и его выделяли как первого среди равных.

Два года спустя после царской грамоты и посольства Новосильцева атаман донцов был участником одного из самых замечательных событий русской военной истории — победы над Крымским ханом Девлет-Гиреем I под Москвой в сражении при Молодях. На поход 1572 года татары и турки делали большую ставку, окрыленные успехом 1571 года, сожжением Москвы. Между мурзами уже были расписаны уезды, с которых они будут взимать дань. Но при Молодях войско Девлет-Гирея было разбито, в чем немалая заслуга и донцов, и их атамана. Это сражение было пожалуй ключевым в ту эпоху. Ведь если бы крымцы победили, то не было бы никакой России или была бы, но совсем другая.
Молодинская битва требует своего, отдельного рассмотрения.

В 1576 году крымские татары в результате устроенной засады захватил в плен сына атамана Черкашенина Данилку, надеясь заставить отца отказаться от конфронтации с азовцами. Получив эту скорбную весть, Черкашенин во главе сильного отряда казаков скрытно подобрался к Азову и в результате энергичной атаки сумел овладеть частью его укреплений (Топракалов). Казакам удалось захватить султанского шурина Усеина (Сеина), его свиту из двадцати человек и множество «черных людей» из гарнизона крепости. Однако, выручить сына атаману не удалось. Через некоторое время Черкашенин вновь появился под стенами Азова. Он приволок сюда связанного шурина султана Мурада III, предложив азовскому are обменять его на своего сына Данилку. Какие-то свои соображения и обстоятельства помешали азовскому начальнику произвести обмен, и сын атамана был казнен в Азове, что привело к взрыву кровавой розни между казаками и азовскими турками. Султан в грамоте крымскому хану Девлет Гирею I зло выговаривал своему вассалу, что это он своими непродуманными действиями «меж казаков и Азова великую кровь учинил, ...а ведь Азов с казаками, и казаки с Азовом жили, и ...у них все было мирно». Хан оправдывался тем, что он защищал от казаков свои земли, «свой юрт». Мурад III грубо заметил Девлет Гирею: «А мне...твой Крымский юрт не стоит одного азовского человека».

После 1576 года мы уже не видим Михаила Черкашенина на южном театре в борьбе с татарами и турками. Он появился на западе, участвуя в сражениях Ливонской войны. Донской атаман был среди активных защитников Пскова от войск короля Речи Посполитой Стефана Батория в 1581 году.
26 августа 1581 года рать Стефана Батория. насчитывавшая по различным данным от 50-60 до 100.000 человек, начала осаду Пскова. В русском городе находилось 15-20.000 человек, среди которых было и 500 донских казаков, возглавляемых Михаилом Черкашениным.
Борьба за древнерусский город отличалась ожесточенностью, продолжалась 20 недель. 7-8 сентября пушкари Батория начали бомбардировку города, а затем последовал штурм. Все это время донцы находились в крепости. О Михаиле Черкашенине говорили, что "заговор был у него ядром многие" и его считали едва ли не кудесником.
8 сентября главные удары польско-литовских войск пришлись на Покровскую и Свинузскую (Свинскую) башни Пскова. Последняя была захвачена. В ней оказались многие сотни поляков и литовцев. Руководитель обороны Пскова И. П. Шуйский решил взорвать Свинузскую башню. Казаки и их атаман принимали активное участие в подготовке взрыва. План И. П. Шуйского был блестяще реализован. Башня была взорвана, похоронив многие сотни солдат и офицеров Батория. Однако при взрыве окончил свою жизнь в донской атаман Михаил Черкашенин.

Пискаревская летопись сообщала: "... Да тут же убили Мишку Черкашенина. а угадал себе сам, что ему быти убиту, а Псков будет цел. И то он сказал воеводам". И его предсказание сбылось. При осаде Пскова погиб и советник короля Речи Посполитой Бекеш, а 8 сентября 1581 года, по словам Н. М. Карамзина, "осталось в истории славнейшим днем Пскова". Эта неудача Стефана Батория подвигла его к поискам примирения с Московским государством и заключению в 1582 году Ям-Запольского Мира.

А что же осталось после смерти героя?
Остались песни. Осталась память людская.
И остался сын , который тоже стал знаменитым.
«Слово о некоем старце» — памятник древнерусской литературы 1-й половины XVII в., составленный иноком Елецкого монастыря в Чернигове Сергием (сыном донского казачьего атамана Михаила Черкашенина). В сочинении рассказывается о паломничестве в Святую землю.

"За Зарайскомъ городомъ, за Рязанью за старою,
Изъ далеча чиста поля, изъ раздолья широкаго,
Какъ бы гнѣдаго тура привезли убитаго,
Привезли убитаго атамана польскаго,
Атамана польскаго, а по имени Михаила Черкашенина.
А птицы ластицы кругъ гнѣзда убиваются,
Еще плачутъ малы его дѣти надъ бѣлымъ тѣломъ;
Съ высокаго терема зазрѣла молодая жена,
А плачетъ, убивается надъ его бѣлымъ тѣломъ.
Скрозь слезы свои она едва слово промолвила,
Жалобно причитаючи ко его бѣлу тѣлу:
«Казачья вольная поздорову пріѣхали,
Тебя, свѣта моего, привезли убитаго,
Привезли убитаго атамана польскаго,
А по именю Михаила Черкашенина!»"
Кирша Даниловъ, № 50.

Прим. Атаман польский - на "боевом поле", то есть командует конными казаками в полевых операциях.

И современное.

Иван Котельников

Андрею Романову, моему доброму товарищу

Мишка Черкашин – природный казак,
Как на духу – характерник.
Ляхам, ливонцам с погаными – враг,
Лысого чёрта – соперник.

Казаковал, заедино стоял,
В сечи горячей был страшен,
Ибо прельщеньями не промышлял
Доблестный Мишка Черкашин.

Дымом мушкетным окуривал Крым,
Хаживал за зипунами,
Людям азовским, ногаям лихим
Ужас внушал временами.

Мишка Черкашин – донской атаман:
Любо татарина спешить,
Любо побить, потоптать басурман,
Правую руку потешить.

Любо Черкашину малым числом
В дни меженины и мора
Бить превосходную силу с умом,
Вора наказывать скоро.

Саблей подручной, пищальным свинцом
Многие орды тревожил.
Мишка Черкашин, ты был молодцом,
Жизнь не напрасную прожил.

В злую годину, в решающий час
Призванный Грозным Иваном,
Дабы стоять за Россию, за нас
Вместе с донцами всем станом.

Мишка Черкашин народный герой
Стал в Молодинскую битву,
Ведь гуляй-город и есть домострой:
Битву творят как молитву.

Ай, да побоище!.. Вражья орда
Доистлевает в суглинке.
В Бахчисарае попомнят тогда
Крымскому хану поминки.

Сына Данилу пленённого ждут
Лютые пытки до смерти.
Двадцать заложников следом умрут:
Слову Черкашина верьте!..

В новой войне – преднамеренный враг
Римскому Папе и ляхам,
Мишка Черкашин недаром казак:
Кто супротив – побивахом.

Ты заговаривал пули в степи,
Загодя чуял подкопы, -
Пагубе унитской не уступи
На порубежье Европы.

Мишка Черкашин – сердит, боевит,
Но не твердит о награде.
Сам напророчил, мол, буду убит –
Псков устоит при осаде.

Сказано – сделано. Этот почин
Я самодурью приемлю.
Войска Донского восторженный сын
Лёг в неприступную землю.

Песенным даром желаю почтить,
Будучи скудным в умишке,
Правило это – для подвигов жить –
В буйной головушке Мишки.



Упокой, Господи, души усопших раб Твоих: Михаила и всех православных христиан, и прости им вся согрешения вольная и невольная, и даруй им Царствие Небесное.
Tags: Iмперскiя извѣстiя, История
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments