serjio_pereira (serjio_pereira) wrote in ru_polit,
serjio_pereira
serjio_pereira
ru_polit

Category:

Фейжоада

Как и обещал пани Магде. "Кулинарный" пост…

Бразилия. Небольшой городок Имбитуба, почти на границе с Уругваем. Прайя до порто, пляж неподалёку от морского порта Имбитубы. Мы, (я и Славик, наш "электришн"), толкаем дверцы бара в форме крыльев летучей мыши, "классика" для американских салунов Дикого Запада, но странно выглядящих здесь, на крайнем юге Бразилии, и заходим внутрь.
"Монтенегро", так называется бар, ничем не отличается от множества таких же бразильских баров и ресторанчиков, которые мне доводилось посетить ранее. Десяток столиков, стойка с высокими стульями — все как обычно. Здесь прохладно — работает кондиционер, на потолке неторопливо кружит лопастями громадный вентилятор, и уютно мигает над стойкой бара телевизор с выключенным звуком. Садимся за столик, покрытый скатертью в крупную красно-зелёную клетку.
Официант подходит и улыбается заученной улыбкой.
— Ке десежа, патрисио?
— Дуас сервежас и дуас эштудо.
— "Брама", "Кайзер" оу "Антарктика"?
Мы улыбаемся. Несмотря на то, что в Бразилии сотни сортов пива, в любом баре от Ресифи на севере, до Порту-Алегро на юге, тебе неизменно предложат именно эти три сорта, и именно в таком порядке: брама, кайзер, антарктика.
Официант уходит и через минуту возвращается с двумя бутылками пива в белых пластиковых полутермосах с изображением пингвина.
— Пор фавор! Суа сервежа, патрисио! Эштудо эспере дез минутос? Буэно?
— Буэно! — мы соглашаемся подождать, пока нам готовят гигантские бразильские "гамбургеры" — X-tudo. На экране телевизора раз за разом повторяется кадр c дымящимися небоскребами на фоне чистого голубого неба. Еще чуть-чуть, и они, как карточные домики, рухнут вниз. Картинка кажется настолько нереальной, что больше смахивает на съемки очередного голливудского блокбастера про конец света. Но это не блокбастер. Сегодня 11 сентября 2001 года, и всего лишь несколько часов назад рухнули "близнецы" WTC.

— Эй, рашн! — неожиданно доносится до нас из-за стойки бара, — Ю кен гет фри дринкс. Май трит тудей!
— Спасибо, сэр! — я тоже перехожу на английский, — но мы привыкли сами платить за свой виски. И мы не рашн, а юкрейн.
— Один чёрт! И да ладно вам! Я не собирался вас обидеть, бадди! Просто у меня сегодня праздник!
— Праздник? — удивлённо смотрим мы на высокого седого человека за стойкой бара.
— Йе! Разве это не праздник смотреть, как улетают в ад души проклятые янки?
— А что плохого вам сделали янки, сэр? — удивляется Славик.
— Это им за Белград! Ебем ти крв!
— Так вы серб, сэр? — это уже я спрашиваю.
— Черногорец, парни. Меня зовут Любомир, и я хозяин этого заведения. Так что, выпьете по стаканчику кашасы?
— Меня зовут Серхио, а это Славик, — в свою очередь, представляемся мы, — и нам не нравится пить за чью-то смерть. И поверьте. Мы тоже не хотим вас обидеть, патрисио.
— Ты прав, парень! Извини! Ну давайте тогда за нас, моряков, выпьем. Идёт?
— Ты моряк, Любомир?
— Да. Когда-то, очень давно, был моряком. Работал боцманом на немецком "трампе".
— А как оказался здесь?
— Долгая история, парни, а впрочем, если вы никуда не спешите, то могу рассказать, — Любомир подхватывает со стойки бара бутылку "Жанейро", три маленьких стаканчика, и подсаживается к нам за столик…
История Любомира, рассказанная им самим:

Я всегда отличался вспыльчивым и вздорным нравом. Периодически впадал в ярость и терял контроль над собой. Мог швырнуть и разбить вещь, наговорить гадостей и приятелям и незнакомым людям. Поэтому неудивительно, что после одной из таких "вспышек", перекладины трапа задрожали и загудели подо мной и я оказался выброшенным на причал Манауса. Вам приходилось там бывать, бадди? Странное место. Мегаполис среди амазонских джунглей. И если центр Манауса — это кусочек Европы каким-то чудом перенесённый в Амазонию, то трущобы Манауса ничем не лучше, а даже ещё ужаснее фавел Рио и Сантоса. И если учесть, то обстоятельство, что в моих карманах и сотни крузейро не завалялось, а моя мореходная книжка осталась в моем рундуке в кубрике "Святой Хелены", пичка ти материна, то моё положение и вовсе можно было назвать — катастрофическим! Плюнув вслед этой долбанной посудине, и прокляв всеми черногорскими проклятиями её капитана, ублюдка, Вилли Мюллера, и его подручных, измирских турков, Ахмета, Мехмета и Селима, я отправился в ближайший ресторанчик, где и провёл последующие три дня, обдумывая сложившуюся ситуацию. Ещё через неделю мне приходилось питаться лишь бананами. Которые, на моё счастье, произрастали повсюду…
Помню, что ещё через неделю, я как-то проснулся от чудесного, забивающего дыхание аромата копчёностей и тушёного мяса. Мои скулы тотчас свело от голода, рот наполнялся слюной, в животе забурчало, к горлу подкатила тошнота. Проклетство! Неужели от голода у меня начались галлюцинации? Я открыл глаза и увидел перед собой котелок доверху наполненный аппетитным варевом. Рядом с котелком, на циновке лежала маисовая лепёшка и грубо вырезанная из чурбака ложка. Надо ли говорить, что я уже ни о чём не думал, пока не увидал дно котелка. А когда поднял глаза, то увидел молодую индианку.
— Меу номе э Эстрелла, — девушка ткнула в себя указательным пальцем, — есте фейжоада, — палец в сторону пустого котелка, — агора восе э меу маридо! — палец девушки направлен на меня, — Эу те амо!
Я, к тому времени, уже неплохо понимал по-португальски, и понял — индианка Эстрелла назвала меня своим мужем! Тогда же я вспомнил, что ещё на пароходе мне попалась на глаза истрёпанная книжка на немецком языке; о нравах и обычаях бразильских индейцев. Там я и прочёл, что еще до прихода белых, индейская девушка объяснялась в любви просто и наглядно — подносила своему избраннику горшок с горячей кашей. Поел — женись. Вот так попал! Впрочем, а почему — "попал"? Я внимательно посмотрел на девушку. Под моим пристальным взглядом она смутилась и покраснела. Точёная фигурка, маленькие грудки… А что носик слегка широк, то с лица, как говорится, крунак не пить! (так, у нас черногорцев, называют виноградную водку. У сербов — ракия, а у нас — крунак.)
Девушка рассказала, что она дочь вождя индейского племени, согнанного с места их обитания порубщиками леса, и осевшего рядом с городом. (Джунгли здесь начинаются практически сразу за городской чертой.) И что она давно приметила меня, и сразу решила, что лучше меня, мужа ей не найти… После знакомства со своим тестем, и "благословения" на брак с его дочерью, выразившемся в чём-то похожем на клич Тарзана, я поселился с Эстреллой в бамбуковой хижине в джунглях. Из которой, между прочим, чётко просматривались небоскрёбы Манауса. Как-то я поинтересовался у жены, а что это за такое вкусное мясо было в фейжоаде, каше, которой она меня накормила? Эстрелла молча указала пальцем в сторону леса из которого раздавались крики диких обезьян…
Через несколько лет бразильское правительство заплатило индейцам этого племени компенсацию, два миллиона новых реалов, неплохие деньги, согласитесь! Я уговорил тестя выделить мне и Эстрелле, нашу долю — сорок тысяч реалов, и мы уехали из Манауса. Сперва в Паранагуа, а затем сюда, в Имбитубу. Я купил этот ресторанчик. Отремонтировал его сам. Поверьте, парни, руки у меня откуда надо растут! Эстрелла стала готовить фейжоаду. Правда, обезьяны здесь не водятся, и ей пришлось учиться готовить говядину. А фейжоес — бобы, которые и дали название этому блюду, везде бобы, что на севере, что на юге. Главное — варить долго, пока бобы не превратятся в кашу. Что ещё? Лук, чеснок. Травки разные. Нет, сейчас не готовим. Эстрелла с детьми вернулась в Манаус. Климат ей здесь не подходящий. Здесь даже снег бывает. Редко, но бывает. Почти, как в моём родном Петроваце-на-Мору!
Tags: Застольные истории
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments