amp_amp (amp_amp) wrote in ru_polit,
amp_amp
amp_amp
ru_polit

Categories:

Просвещение в Московской Руси XVI – XVII веков

Одним из западных мифов, существующих в русофобской парадигме «вековой отсталости России от цивилизованного Запада», является утверждение, что до Петра I на территории Северо-Западной Руси полностью отсутствовала какая-либо система народного образования. Не было школ, не было грамотного населения. Само собой, что отечественные либералы горячо поддерживают этот миф, а свидомые украинцы ещё и дополняют его мифом собственного изготовления о том, что появились первые школы в России исключительно стараниями самих украинцев.



Но факты говорят все-таки о несколько другой картине.
Сразу предупреждаю о наличии скучных фактов, исторических свидетельств и большого текста. Кому читать лень, сразу переходите к статистике, которую я привёл в конце статьи, и выводам.


В начале немного летописных фактов о совсем давней истории. С самого начала образование и грамотность на Руси были неразрывно связаны с христианством и православной церковью. Именно после крещения Руси и устройства первых церквей князь Владимир озаботился просвещением народа.

(988 год) И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов, и приводить людей на крещение по всем городам и селам. Послал он собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное.

Повесть Временных Лет (Суздальский Летописец)

И хотя Повесть не говорит о том, что первая школа появилась именно в Киеве, но логично предположить, что это именно так. Далее же школы распространяются по всей Руси параллельно с православием. «Никонов список» свидетельствует, что «бысть (при Владимире) множес­тво училищ книжных и бысть от сих множество людии мудрых философ». В 1030-м году Ярослав Мудрый организует обучение детей в Новгороде.

Русские летописи и церковные книги свидетельствуют о наличии образовательных учреждений в Курске в начале XI-го века, в Муроме в 1096-м году, в Смоленске в XIII-м веке, во Владимире-на-Клязьме и Нижнем Новгороде в XIII-м веке. Причем стоит отметить, что древнерусская школа являлась всесословным общеобразовательным учебным заведением. Церковь не делила прихожан по сословному признаку. Обучались, как боярские дети, так и дети крестьян.

Трудно сказать, сколько всего было школ на Руси, и какой был уровень грамотности населения, но множество берестяных грамот, найденных археологами при раскопках, говорит о достаточном слое грамотных, включая простолюдинов и женщин.

Само собой, что нашествие Орды в XIII-м веке не могло не сказаться на народном просвещении. Были разрушены го­рода – культурные центры Древней Руси, сожжены монастыри с их биб­лиотеками, погибло огромное коли­чество жителей. Это затронуло не только русский народ, но и его элиту, т.е. духовенство и власть. О Дмитрии Донском, например, летописец говорит, что «книгам не учен беаше добре». Но все же, несмотря на падение общего уровня образования и грамотности на Руси, школы при монастырях и церквях продолжали функционировать. Летописи сохранили сведения о школах, функционировавших в XIV веке в Москве,  Ростове, Устюге, Новгороде.

Также наблюдаются несомненное признание властью падения уровня просвещения на Руси, как и активные попытки исправить ситуацию. Хорошей иллюстрацией этого служит «Стоглав», сборник решений Стоглавого собора 1551 года, который, кроме церковных и экономических вопросов, затрагивает и вопрос образования на Руси.




Глава 26 «Стоглава», «О училищах книжных по всем градом»



И мы о том по царскому совету соборне уложили, в царствующем граде Москве и по всем градом тем же протопопом и старейшим священником и со всеми священники и дьяконы кийждо во своем граде, по благословению своего святителя избрати добрых духовных священников и дьяконов и дьяков женатых и благочестивых, имущих в сердцы страх божий, могущих и иных пользовати, и грамоте бы и чести и писати горазди.

И у тех священников и у дьяконов и у дьяков учинити в домех училища, чтобы священницы и дьяконы и все православные хрестъяне в коемждо граде предавали им своих детей на учение грамоте и на учение книжного писма и церковного петия псалтырного и чтения налойнаго.



Этот же «Стоглав» даёт информацию о том, что ещё в недавнее время школ в Русском царстве было больше.

А прежде сего училища бывали в Российском царствии на Москве и в Великом Новуграде, и по иным градам многие училища бывали, грамоте, писати и пети и чести учили. Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и певцы, и чтецы славны были во всей земли…



Не отказывалась Россия и от заимствования заграничного опыта, хотя и с большой осторожностью. Католическая церковь не скрывала своих намерений привести восточных «схизматиков-еретиков» к «истинной вере». И использовала для этого именно свои образовательные учреждения. Об этом прямо и очень подробно написал папский легат, иезуит Антонио Поссевино после посещения Москвы в 1581-м году. Для приведения России к католической вере он рекомендует начать именно с основания семинарий, где предполагалось обучать русских «правильным» наукам. Проживание и обучение русских студентов Поссевино предлагал проводить за счёт «грантов» европейских католических епископов и монархов. Вполне очевидно, что западная методика изготовления предателей России в промышленных масштабах не сильно изменилась с тех давних пор.

Кстати, на свидетельствах Поссевино и ему подобных европейцев впоследствии и опирались те, кто полагал, будто до петровских реформ русский народ пребывал во мраке совершенного невежества. Ведь типичный европеец тех времен под образованностью понимал именно латинский язык и католическую теологию. Но, само собой, ни первого, ни второго на Руси не было, а существовала своя православная вера и свой церковно-славянский язык, вместо латыни. Вдобавок к этому, европеец наблюдал твердую решимость отстаивать свою русскую веру и самобытность. Соответственно, европеец делал вывод, что русский народ абсолютно безграмотен.

Но, тем не менее, несмотря на всю агрессивную миссионерскую позицию Европы, русские люди ехали за границу за знаниями. Причем, именно государство выступало инициатором, организатором и кредитором данного обучения.

Приведу несколько примеров.


Грамота царя Иоанна IV Константинопольскому патриарху Дионисию II о посылке парубка Обрюты Михайлова сына Грекова для обучения греческому языку (1551 г.)

А се грамота к Патриарху Дионисью с Ондреяном. Бог наш Троица, иже прежде век сыи, и ныне есть, Отец, и Сын, и Святый Дух. Аминь. Великий государь Иван, Божиею милостью царь всеа Русии, и великий князь Владимерскый, Московскый, Новгородскый...

Дионисью, архиепископу Констянтинаграда, Новаго Рима, и вселенскому патриарху, пастырю и учителю христианскаго закона…

Да послали есмя к тебе своего паробка Обрюту Михайлова сына Грекова, и ты б его велел у себя учити грамоте греческой и языку, и держал бы еси его у себя доколе научится, и науча, прислал его к нам. А что тебе учинится в его корму протору, и мы тебе велим заплатити.

Наказная память послу Марку Сампсонову от царя Иоанна Васильевича (1583 г.)

…Послано с ним 30 руб. денег, и Марку те денги отдати в Царьграде учеником, которые посланы к патриярху для ученья греческие грамоты: Грязнушке Ушакову 17 руб., а Фетке Внукову 13 руб., а дать им перед патриярхом, а патриарху говорить, чтоб пожаловал
их патриярх и оберег и учити их велел, а воли не давал…

Грамота к датскому королю Христиану IV (1577–1648) о возможности изучения русскими датского языка (13 августа 1592 г.)

Бога в Троице славимаго милостию, скипетродержателя Pocийскаго царствия, великого государя царя и великого князя Феодора Ивановича, всеа Русии самодержца (далее титул), его царского величествия и напресветлейшества, приятелю и соседу любезнейшему, Християнусу Четвертому, Божиею милостию, обраному королю дацкому (далее титул)…
Вашему королевскому величеству извещаем о некоем подданном пашенном человеке го сударя нашего, царьского величества, именем о Петрушке Лукьянове сыне, которой от сево времени лет за девять, во днех отца вашего королевского величества, славные
памяти Фредерика короля, из государя нашего, царского величества, отчины ис Колы своею волею, для взятку даного долгу своего и для науки неметцкого языка, на карабле з барабанцы с торговыми людми…

Грамота от царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии на Вологду Захарью Ивановичю Безобразову да дьяку нашему Якову Демидову.

По нашему указу посланы в Англинскую землю для науки разных языков и грамотам Микифорко Григорьев, Софонка Кожухов, Казаринко Давыдов, Федка Костомаров, а проводить их послан до Вологды и до Архангилского города Парфен Кашинцев.
Писана на Москве, лета 7110 (1602), июня в 22 день.

Так что, несмотря на вполне оправданную российскую политику самоизоляции от агрессивного католического мира, связи с Европой у Русского царства были постоянными, русские ездили учиться грамоте «иноземной» на Запад и принимали иностранцев у себя, как в качестве мастеров и учителей, так и в качестве учеников.

Мало кто знает, но идея завести в Москве высшее учебное заведение, по типу европейских университетов, принадлежала вовсе не Петру I, не его брату Федору Алексеевичу, и не южнорусским монахам-просветителям, а еще в конце XVI  – начале XVII веков Борису Годунову. Преподавание в этом университете предполагалось поручить иностранным профессорам из Англии, Франции, Испании, Италии, для чего Борисом Федоровичем были разосланы соответствующие приглашения. Сохранился ответ подданного Священной Римской империи Toбиаса Лoнциуса, лиценциата государственного права, на подобное приглашение.


Письмо — ответ царю Борису Федоровичу Годунову о приглашении иностранных ученых и художников в Россию (1601 г.)

Всепресветлейший, всемогущественнейший и единодержавный царь и властитель всероссийский, князь и всемилостивейший владетель Татарии, Казани, Астрахани и Сибири.
Всеподданнейше и всепокорнейше выражаю я готовность всегда, по мере моих сил, быть к услугам вашего величества, согласно с милостивейшим желанием и соизволением вашим.
Когда прошедшей осенью я ездил по некоторым делам отсюда, из Гамбурга, к е. и. и кор. в-ву всемилостивейшему государю и господину в Прагу, к королевскому двору, и после того как я некоторое время прожил там в тишине, пришел ко мне некто Ганс Крамер, почтенный и знатный человек, ища и добиваясь мо его знакомства, на что я с охотой согласился.
Между прочим он мне сообщил, будто он получил от в. в-ва всемилостивейшее приказание привезти из этих немецких земель в Империю в. в-ва ученых людей и художников; в подтверждение этих слов он показал мне несколько паспортов, высланных с ним, вследствие всемилостивейшей предусмотрительности в. в-ва, чтобы те, которые пожелали бы отправиться в вашу страну, с тем большей уверенностью могли бы ими воспользоваться, на основании всемилостивейшаго желания в. в-ва. И когда он всесторонне узнал о моем положении, то стал прилагать много старания и просьб, чтобы побудить меня отправиться в страну в. в-ва, т.к. в. в. не только требовали одних ученых людей, но и сами имели желание и намерение учредить в своем государстве школы и университеты. При этом он особенно заботился о том, чтобы я исполнил волю и указания в. в-ва — достать здесь разных ученых и опытных людей и художников…

Молю Всемогущаго Бога, да возрастает и расширяется могущество в. в-ва.

Писано в Гамбурге 24 января 1601 г. В. в-ва всеподданнейший и всепокорнейший слуга
Toбиас Лoнциус, лиценциат государственного права

Увы, начавшийся в Русском царстве в 1601 году голод и последующая смута похоронили все планы по устройству университетов. Дальнейшая польско-шведская интервенция, конечно же, ещё более усугубило положение. В ситуации, когда поляки, шведы и «братский украинский народ» жёг русские города, села и монастыри, вырезал поголовно русское население, речь шла уже о простом выживании государства, а не о развитии просвещения и культуры. Интересно, что современные украинцы, не забывающие упомянуть о вкладе южнорусского духовенства в развитие просвещения в России, почему то не особо хотят вспоминать о том, что сотворили их предки на русской земле совсем незадолго до этого. Нам же, думаю, нет причин страдать подобной забывчивостью.

Но даже в этих трудных условиях патриарх Филарет, отец царя Михаила Федоровича Романова, смог организовать православную школу по греческим образцам, которая по праву может считаться предтечей высшего образования в России. А уже в 40-х годах XVII века окольничий царя Алексея Михайловича, Ф.М. Ртищев, пригласил из Киева около 30 ученых монахов для организации школ. Только за половину XVII века печатный двор в Москве выпустил 300 тысяч букварей, огромное количество другой учебной литературы светского и религиозного характера.

Всё это в конечном итоге и привело к открытию в Москве Славяно-греко-латинской высшей академии в 1680-х годах. И создавалась эта академия, по старой русской традиции, всесословной. Здесь учились дети простолюдинов, купцов, церковнослужителей и знати. Академия была бесплатной. Согласно Учредительной Грамоте 1678 года студенты должны были получать стипендию, а пожилые преподаватели пенсию. И вот только после этого начинается эпоха свершений и реформ Петра I. Собственно, по мнению историка Ключевского В.О., эти реформы были лишь продолжением тех преобразований, которые осуществлялись в течение XVII века.

В целом, конечно же, трудно сравнить уровень грамотности населения в разных странах по 16-17 векам в виду того, что такая статистика в те года нигде не велась, но все же попытки приблизительно подсчитать предпринимались. Одна из первых попыток объективно оценить грамотность населения Русского Царства по разным социальным слоям была предпринята еще в XIX веке историком русского языка академиком А. И. Соболевским. В результате он пришел к выводу, что к XVI – XVII векам белое духовенство в России было поголовно грамотным. Уровень грамотности черного духовенства – 70-75%, крупные и мелкие землевладельцы – более 50% не зависимо, где бы они жили, в Москве или на окраине. Купечество – от 75% и выше, посадские люди – более 20%, крестьяне – не менее 15%. Самыми малограмотными оказались рядовые военные, стрельцы, пушкари и казаки. Их уровень грамотности был почти нулевой.

Много это или мало? Для полноты сравнения приведу данные по нескольким другим странам, которые мне удалось найти.


Таковы, к примеру, данные, представлявшиеся во исполнение буллы папы Пия IV,
требовавшей от учителей письменного подтверждения того, что они принадлежат к католическому вероисповеданию. Расчеты, сделанные на основе этих данных, показывают, что около 1587 года общий уровень грамотности детей школьного возраста в Венеции оставлял примерно 23 %: среди мальчиков он поднимался до 33 %, а среди девочек опускался до 12–13 % (Grendler 1989: 42–47).
В более отсталой Англии (епископство Йоркское, около 1530 года) он был почти в 1,5 раза ниже — приблизительно 15 % (Moran 1985: 223–225).

А. Л. Андреев. Раннее московское Просвещение

По нашему ближайшему соседу в лице Польши попались только скупые данные о грамотности населения в пределах 25%. Сомневаюсь, что Юго-Западная Русь, бывшая восточной провинцией Польши, имела уровень грамотности, превышающий среднее арифметическое для всего государства.

Конечно же, не совсем корректно сравнивать эти данные напрямую, т.к. одни были подсчитаны по социальным группам, а вторые по населению в целом. Но все же вполне очевидно, что уровень грамотности населения Русского Царства был не выше, но вполне сопоставим с уровнем европейских стран.

Ну и собственно подведем итоги. К каким же выводам можно прийти, если следовать свидетельствам документов, историческим фактам и логике?

Русские Царство допетровских времен не было царством невежества. Учебные заведения существовали непрерывно со времени крещения Руси князем Владимиром и были тесно завязаны на православную церковь. Обучение в этих заведениях было всесословным, в отличие от сословно-профессионального обучения на Западе. Русская элита и духовенство понимали проблемы, остро встававшие перед системой образования Русского Царства, и пытались их решать комплексными мерами, включая и заимствование европейского опыта. Уровень грамотности в Русском Царстве XVI – XVII веков был вполне сопоставим с уровнем грамотности европейских стран того времени. Развитие и реформы системы образования начались задолго до Петра I и до присоединения Малороссии, и вся последующая история показала их действенность.

Использованная литература:
Повесть Временных Лет;
«Образованность Московской Руси XV – XVII веков», 1894, Соболевский А.И.;
«О русских школьных книгах», 1861, Мордовцев Д.Л.;
«Раннее московское Просвещение», 2012, А. Л. Андреев;
«Раннее Московское просвещение: Фаза «Интеллектуального разогрева» в российской культуре», 2012, А. Л. Андреев;
«Школа и образование Древней Руси», 2014, Колпачева О.Ю.;
«Национальные традиции и исторические особенности развития образования в Польше», 2012, А.К. Савина.

Оригинал



Tags: История, Россия
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments