Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

Category:

Как будущий маршал с князем спорил


К. Ворошилов — нарком обороны СССР

4 февраля (23 января по старому стилю) — день рождения Климента Ефремовича Ворошилова (1881-1969). Вот любопытное воспоминание о том, как будущему "первому маршалу" довелось в молодости пообщаться с князем-анархистом Кропоткиным.
Что тут интересно? Что между двумя собеседниками, при всём огромном различии их происхождения, воспитания и т.д., было некое сходство в той роли, которую отвела им история. Но которого они в тот момент ещё не осознавали. Начнём с того, что само слово "маршал" происходит от двух старинных немецких слов — marah — лошадь и scale — слуга. Ну, а в слове "князь" объяснять наличия "коня" уже и явно излишне. То есть оба они, если всмотреться в суть их званий, были "конные воины", всадники, командиры конницы. Один в будущем, другой — в прошлом. А кроме того, Петр Алексеевич принадлежал к княжеской и царской династии Рюриковичей, правившей Русской землёй с древних времён и до Смутного времени. А Климент Ефремович был будущим главой Советского государства. То есть оба они были из когорты правителей России — опять-таки, будущей и прошлой. О чём же был их разговор, если попытаться вникнуть в его философскую суть? Она окажется довольно смешной. Молодой революционер пенял князю-революционеру за... излишний радикализм. Экстремизм, как теперь бы сказали.
Впрочем, вот рассказ самого Ворошилова. В апреле-мае 1907 года в Лондоне проходил V съезд РСДРП. Климент Ворошилов вспоминал:
"В числе приглашённых на съезд был и идейный руководитель русского анархизма князь Кропоткин. Он живо интересовался ходом прений, пытливо присматривался к его делегатам и вот однажды, подойдя к нам, изъявил желание встретиться с нами, рабочими, у него на квартире за чашкой чая. Этот вопрос мы подняли на одном из наших фракционных совещаний, спрашивали, как нам быть. Помню, Владимир Ильич с улыбкой напутствовал нас:
— А что ж тут плохого — попейте чайку с князем Кропоткиным, поговорите с ним по душам. Не знаю, как вам, а ему, уверен, будет от этого большая польза.
И вот мы, группа рабочих — большевиков, уральцы, петроградцы, донбассовцы, восемь — десять человек, пошли к Кропоткину. Он встретил нас приветливо. На столе «под парами» стоял такой привычный и родной русский самовар. Нас радушно рассадила и угощала чаем не то дочь, не то родственница хозяина — молодая красивая женщина.


Пётр Кропоткин


Джеральд Келли. Портрет Александры ("Саши") Кропоткиной. (Это запомнившаяся Ворошилову "молодая красивая женщина")

Кропоткин, худощавый, с бородкой клинышком, какой-то очень лёгкий и игривый в своих сапожках с высокими каблучками, помогал ей. Нам никаких вопросов не задавал. Мы тоже молчали. Пауза становилась неловкой. Кто-то из нас спросил князя:
— Вот вы бываете у нас на съезде каждый день и, как видно, глубоко интересуетесь нашей работой, сочувствуете русской революции. Почему же вы не принимаете сейчас активного участия в революционной деятельности?
Кропоткин, мило улыбаясь, попытался отшутиться:
— Годы мои уже не те, и потом вы, наверное, знаете, что я стою за свободу личности: хочешь что-либо делать — делай, не хочешь — стой в стороне, никто и никого не должен понуждать. Человек сам несёт за себя ответственность.
Разговор завязался, нам только этого и надо было. Мы стали засыпать князя вопросами, примерами, фактами.
— Человек действительно сам выбирает, что ему делать, сам несёт ответственность за свои поступки, — говорили мы.— Но как всё это согласуется с практикой анархизма? Анархисты выступают против организованных действий рабочих, совершают грабежи и убийства, во время забастовок действуют как штрейкбрехеры.
Кропоткин уклонился от ответа и на этот вопрос.
— Каждый человек вправе поступать по своему разумению: как хочу, так себя и веду.
— Ну, а если он грабитель и вор, убил банковского служащего, отнял у него деньги, оставил вдовой его жену и сиротами его детей, тогда как? — наседали мы.
Кропоткин скорбно сморщился и пожал плечами:
— Ну, что ж, лес рубят — щепки летят.
Нам стало предельно ясно, что мы говорим на совершенно разных языках..."

Занятно читать, конечно, как большевики "срезали" князя Кропоткина с более умеренных позиций... Хотя вряд ли князь Пётр Алексеевич предполагал, что среди десятка молодых рабочих-марксистов с ним беседует будущий военный министр (нарком), маршал, а затем и глава Советского государства...
Ну, а в наше время какой вывод мы можем сделать из этого маленького исторического эпизода? Да очень простой: большевизм на Россию не с неба свалился. Как, считается, вся русская проза вышла из гоголевской "Шинели", так и большевизм вышел из освободительного движения XIX века, в котором "варились" марксисты, народники, анархисты... Был его законным детищем (и, по большому счёту, единственно возможным революционным детищем, добавим). А умудрённый опытом старик-князь был, конечно, совершенно прав, когда говорил, что во время революции "лес рубят — щепки летят", никуда от этого не деться.
И весьма символично, что нынешние украинские декоммунизаторы вычистили из названий городов, сёл и улиц Украины не только имя Ворошилова, но и имя его оппонента 110-летней давности — Петра Алексеевича Кропоткина...


Иосиф Серебряный. На V (Лондонском) съезде РСДРП в 1907 году. 1947. На картине молодой Ворошилов внимательно слушает разговор В. И. Ленина, И. В. Сталина и Максима Горького
Tags: История, Коммунизм, Россия
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments