Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

Categories:

Кулинарные советы элиты и ответы революции


Этим блюдом — фаршированной свиной головой — французы отмечали 21 января праздник обезглавливания своего Богопомазанного Государя

"Если у народа нет хлеба, то пусть он ест пирожные (бриоши)!" — легкомысленная фраза, которая приписывается королеве Марии-Антуанетте, за которую она, по легенде, расплатилась потом своей головой. Возможно, королева такого на самом деле и не говорила, но зато её чиновники произносили другие, ещё более безжалостные фразы. "Если у народа нет хлеба, то пусть едят траву", — заявил, например, королевский чиновник Фулон, повешенный народом в дни взятия Бастилии. Голову его после повешения оторвали, насадили на пику, а рот её набили сеном...
"Кушайте пирожные! Кушайте траву и сено! Кушайте борщ с червивым мясом! Кушайте конские члены! Кушайте пирожки с ливером! Кушайте макарошки!.." — по этим "кулинарным советам", брошенным "элитой" своим подданным, как по верстовым столбам, можно писать историю мятежей, восстаний и революций. Французская революция, восстание на "Потёмкине", Ленский расстрел, Новочеркасский бунт... Подобные фразы часто дорого обходятся тем, кто их произносит. А если даже не им самим, то всей "элите", к которой они принадлежат.
Но любопытен и тот "кулинарный ответ", который даёт революция на подобные советы.
21 января 1793 года добрые французы отрубили на гильотине голову гражданину Луи Капету, бывшему королю Людовику XVI из династии Бурбонов. При воспоминании о том дне шея кое у кого до сих пор начинает побаливать, о чём свидетельствует хотя бы совсем свежий анекдот:
"Идёт новогодний корпоратив в Госдуме. Решили развлечься, вызвали гадалку с со спиритической доской.
Задали вопрос. Когда лучше проводить непопулярные реформы и вводить налоги. До выборов, во время или после, чтобы не очень злить народ? На доске задвигалась блюдце. Сложился ответ — "Народ лучше вообще не злить". Посмеялись, решили задать второй вопрос. Кто с нами говорит? Ленин, Маркс, Сталин? На доске задвигалась блюдце. Сложился ответ – «Николай II, Людовик XVI, Карл I»".
А кроме того, в честь этого события — обезглавливания монарха — у французов в годы революции было и особое праздничное блюдо — фаршированная свиная голова. Кому-то этот "кулинарный ответ" революции покажется излишне жестоким? Как сказать. Жестокости революции были всего лишь слабой тенью жестокостей феодальной Европы, преодолением и избавлением от которых она была. Люди это отлично чувствовали, и поэтому радовались революции, как празднику освобождения, и принимали её целиком.


Вовсе не революционер, а умеренный либерал Марк Твен около столетия назад, когда представление о порядках эпохи феодализма ещё не изгладилось из памяти, высказался "о Франции и о французах до их навеки памятной и благословенной революции, которая одной кровавой волной смыла тысячелетие подобных мерзостей и взыскала древний долг — полкапли крови за каждую бочку её, выжатую медленными пытками из народа в течение тысячелетия неправды, позора и мук, каких не сыскать и в аду. Нужно помнить и не забывать, что было два "царства террора"; во время одного — убийства совершались в горячке страстей, во время другого — хладнокровно и обдуманно; одно длилось несколько месяцев, другое — тысячу лет; одно стоило жизни десятку тысяч человек, другое — сотне миллионов. Но нас почему-то ужасает первый, наименьший, так сказать минутный террор; а между тем, что такое ужас мгновенной смерти под топором по сравнению с медленным умиранием в течение всей жизни от голода, холода, оскорблений, жестокости и сердечной муки? Что такое мгновенная смерть от молнии по сравнению с медленной смертью на костре? Все жертвы того красного террора, по поводу которых нас так усердно учили проливать слезы и ужасаться, могли бы поместиться на одном городском кладбище; но вся Франция не могла бы вместить жертв того древнего и подлинного террора, несказанно более горького и страшного; однако никто никогда не учил нас понимать весь ужас его и трепетать от жалости к его жертвам..."
А кроме упомянутой выше фаршированной свиной головы, революция породила как минимум ещё одно революционное блюдо — так называемый "хлеб равенства" («Le Pain Égalité»). Рецепт его известен, его пекут и сейчас (мне как-то довелось его попробовать). Он делается из муки разных сортов, более тонкого и более грубого помола. Это был единственный сорт хлеба, который Конвент разрешил печь булочникам. Так реализовывался принцип: "Никто не должен есть пирожные, пока кому-то не хватает хлеба!". Это тоже был ответ революции на ту легендарную фразу насчёт хлеба и пирожных и советы а ля Фулон. Вот что писал современник событий, Георг Форстер, об осени 1793 года в Париже: "Никогда ещё средний парижанин не жил так хорошо, как сейчас, когда, правда, выпекают только один сорт хлеба, но зато на рынках, где всё имеется в изобилии, уже не видно экономов и поваров богатых тунеядцев, которые в прежнее время выхватывали из-под носа у санкюлотов самые лучшие куски".
Кстати, этому благому примеру решила в своё время последовать и наша, российская революция. Видите, какие абсолютно правильные и грозные решения выносило некогда революционное Временное правительство и подчинённые ему органы власти:


Беда была только в том, что исполнялись они туговато... Но хоть понимание правильной "кулинарной политики" у "керенцев", как видим, присутствовало, пусть и не хватало решимости её проводить. Что ж, спасибо и на этом...
Теперь подобного понимания нет. Судя по опрометчивым кулинарным советам, которые исходят от нынешней элиты. Что ж, тогда не должны будут удивлять и соответствующие "кулинарные ответы" истории...
Tags: История, Франция
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments