katmoor (katmoor) wrote in ru_polit,
katmoor
katmoor
ru_polit

Category:

Моральный облик ленинградских коммунистов.

в продолжение  обсуждения об обжираловках во время голода

29–30 сентября 1950 года в ленинградском Дома офицеров состоялось заседание Военной коллегии Верховного суда СССР. Вновь, как и во второй половине 1930-х, на скамье подсудимых оказались бывшие члены высшего руководства СССР: на этот раз это были Алексей Александрович Кузнецов и Николай Алексеевич Вознесенский. В недавнем прошлом А. А. Кузнецов был секретарем ЦК ВКП(б) и членом Оргбюро ЦК ВКП(б), Н. А. Вознесенский – членом Политбюро ЦК ВКП(б), заместителем председателя Совета министров СССР и председателем союзного Госплана.





Другие обвиняемые в прошлом также занимали весьма значимые руководящие посты: бывший председатель Совета министров РСФСР и член Оргбюро ЦК партии М. И. Родионов, первый секретарь обкома и горкома ВКП(б) П. С. Попков, второй секретарь горкома ВКП(б) Я. Ф. Капустин, председатель горисполкома П. Г. Лазутин. В числе менее высокопоставленных обвиняемых были два бывших высокопоставленных работника ленинградского партаппарата – завотделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов Ленинградского обкома ВКП(б) Т. В. Закржевская и управляющий делами ленинградских обкома и горкома ВКП(б) Ф. Е. Михеев, а также бывший второй секретарь Ленинградского обкома и первый секретарь Ярославского обкома ВКП(б) И. М. Турко.
А. А. Кузнецов, П. С. Попков, Н. А. Вознесенский, Я. Ф. Капустин, П. Г. Лазутин и М. И. Родионов были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией всего лично им принадлежащего имущества (причем приговор был приведен в исполнение незамедлительно), остальные – к длительным срокам тюремного заключения.

После суда над «центральной группой» репрессиям подверглись другие работники ленинградских властных структур, а также те, кто ранее работал на руководящих постах в Ленинграде, а затем получил ответственные партийно-государственные посты в других регионах СССР либо в Центре. Некоторые обвиняемые были приговорены к расстрелу.

Сейчас отсутствует полноценное научное исследование, в котором бы на основе детального, всестороннего и беспристрастного изучения всех имеющихся в архивах материалов были рассмотрены причины и ход «ленинградского дела». Поскольку основные массивы документов по «делу» до сих пор находятся на закрытом хранении, и неясно, когда профессиональные историки получат к ним доступ, надеяться на появление в ближайшее время такого исследования не приходится. Доступная источниковая база позволяет лишь уточнить отдельные аспекты в истории «ленинградского дела».
«Установлены многочисленные факты незаконного расходования государственных средств»: Минфин против Ленсовета
Использование служебного положения в личных целях стало одним из обвинений. В приговоре говорилось, что А. А. Кузнецов, П. С. Попков, Н. А. Вознесенский, Я. Ф. Капустин, П. Г. Лазутин, М. И. Родионов и другие представляли собой «вражескую группу» и проводили «вредительско-подрывную работу в партии». Последняя, в частности, заключалась «…в политическом и моральном избиении честных коммунистов в руководящем составе ленинградской организации и смещении их с занимаемых постов, замене их политически разложившимися, антипартийными и антигосударственными людьми с целью навязать ленинградской организации в качестве ее руководителей разложившихся людей – пьяниц и воров, обкрадывавших партию и государство, и сделать ленинградскую организацию вполне послушной и угодной им». Приговор четко указывал на коррупцию »: «Кузнецов, Попков, Капустин, Лазутин, Турко, Закржевская и Михеев расхищали крупные государственные средства и пользовались ими для личного обогащения» [9. С. 59–60].
Насколько справедливы были эти обвинения, были ли они подтверждены фактами, каковы были формы и масштабы коррупционных действий? Доступные историкам источники не позволяет дать исчерпывающий  ответ на эти вопросы. Однако на основе даже имеющихся отдельных документов  можно сделать предварительные выводы.
20 сентября 1949 года Министр финансов СССР Арсений Григорьевич Зверев подписал служебную записку на имя Г. М. Маленкова «О грубых нарушениях финансовой дисциплины быв. руководящими работниками исполкома Ленинградского городского совета депутатов трудящихся». На следующий день записка лежала на столе Маленкова, который распорядился ознакомить с ней секретарей ЦК и заместителя председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) М. Ф. Шкирятова, а также направить ее копию  ва Министру государственной безопасности СССР В. С. Абакумову [13. Л. 87–88].
Основные положения этой записки были опубликованы [5. С. 106], тем не менее, интересны конкретные примеры и детали «незаконного расходования государственных средств». Особый колорит они приобретают на фоне свидетельств о тяжелой послевоенной повседневности, когда в некоторых районах Ленинградской области фиксировалось по нескольку сотен страдающих от дистрофии, многие десятки из которых погибли. Вновь, как в блокадное время, появились случаи убийства людей с целью каннибализма [3. С. 118–119; 6. С. 240–241]. Поэтому считаем  нужным привести текст этой записки полностью:
«Произведенной работниками контрольно-ревизионного управления Министерства финансов СССР по гор. Ленинграду ревизией финансово-хозяйственной деятельности общего отдела исполкома Ленинградского городского совета депутатов трудящихся установлены многочисленные факты незаконного расходования государственных средств бывшим руководством горисполкома и использования ими своего служебного положения в личных целях.
В нарушение постановления СНК СССР от 2 января 1945 года, с санкции бывших председателей горисполкома Попкова и Лазутина периодически устраивались банкеты для бывшего руководства горисполкома с их семьями и для узкого круга лиц из числа городского партийного и советского актива.
Всего с 1946 по 1949 годы израсходовано было на банкеты 296316 рублей, из них 104610 рублей на спиртные напитки. В частности, в мае 1946 года был проведен банкет, на который было израсходовано 22983 руб.; банкет, приуроченный к дню 1 мая 1947 года, обошелся в 43240 рублей; банкет 7 ноября 1947 года – 59820 рублей; встреча нового 1948 года – 9264 рубля; банкет по случаю празднования в январе 1949 года 5-й годовщины снятия блокады Ленинграда – 58000 рублей.
На бесплатное угощение в 1946–1948 гг. членов президиума в дни торжественных заседаний и сессий, а также руководящих работников в праздничные дни на трибунах, стадионах и в других местах израсходовано 137892 рубля, в том числе 24956 рублей на напитки.
Кроме бесплатного снабжения продуктами через сектор спецназначения Ленинградского областного управления Министерства госбезопасности СССР и получаемой дотации на питание через столовую, руководство горисполкома тт. Попков, Лазутин, их заместители и быв. секретарь горисполкома т. Бубнов незаконно, сверх установленных лимитов и ассигнований на социально-бытовые нужды бесплатно получали питание и продукты из буфета и других мест всего за 1946–1947 годы на сумму 302382 рублей, в том числе на 104556 рублей продукты при поездках тт. Попкова, Лазутина, членов их семей и сопровождающих лиц. Отпуск продуктов на квартиру т. Лазутину, на банкеты для бывшего руководства горисполкома и их семей и на поездки в Москву в бухгалтерском учете отнесены на расходы по приему делегаций и на прочие затраты.
За счет государственных средств оплачивались также квартиры, дачи, домашние телефоны, папиросы и т.д. В частности, содержание квартир, занимаемых т. Лазутиным (особняк под шифром К-1 и квартира на ул. Карповка, 13) обошлось за 1946–1949 годы в 115091 руб., из которых на содержание домашней прислуги израсходовано 17549 рублей и на фураж для коровы 9180 рублей.
За счет средств горисполкома оплачено было в 1946 году содержание квартир тт. Попкова и Кузнецова – 6197 рублей и 8 дач руководящих работников – 12804 руб. Всего произведено незаконных расходов на руководящий состав горисполкома в количестве 7 человек (т. Лазутин, его заместители и быв. секретарь исполкома) 664842 руб., не считая затрат на банкеты и угощения и за счет фонда соцбыта Ленгорисполкома.
Из ассигнований по “прочим (особым) расходам” Ленгорисполкома израсходовано было 443681 руб. на содержание особняка под шифром К-2, предназначавшегося для официальных приемов делегаций, а используемого главным образом как место отдыха в воскресные и праздничные дни для руководства Ленгорисполкома и их семей.
С июня 1946 года по июнь 1949 года при Ленгорисполкоме существовало незаконно организованное охотничье хозяйство, в дальнейшем переименованное в рыболовецкое хозяйство для обслуживания личных интересов небольшого круга руководящих работников. Финансирование этой охотничьей базы производилось за счет фонда соцбыта, “особых расходов”, местного бюджета, сметы управления домами горисполкома и других с грубым нарушением финансовой дисциплины. Так, в 1947 году из средств соцбыта Ленгорисполкома было уплачено сануправлению горздравотдела 41281 руб. якобы за путевки. Фактически эти деньги были израсходованы здравницей “Репино” на продукты и спиртные напитки для приезжавших на охотничью базу. За счет ассигнований расходовались средства на покупку боеприпасов, охотничьих собак, подсадных уток и т.д. Никакого систематического учета по улову рыбы, удою молока, сбору картофеля и овощей на базе не велось, что создавало условия для преступных действий лиц, имевших отношение к базе. Продукция полностью не приходовалась. Прямой ущерб государства от этой базы составляет более 245 тысяч рублей.
За счет ассигнований “на прочие (особые) расходы” делались дорогостоящие подарки руководящим работникам: т. Попкову золотые часы стоимостью в 5350 рублей, быв. секретарю обкома и горкома ВКП(б) т. Кузнецову подарена была художественная ваза с его личным портретом стоимостью в 5400 рублей, врученная ему т. Попковым, для него же приобретены были за 3000 рублей две книги “Царская охота”, быв. секретарю горисполкома т. Бубнову и трем другим ответственным работникам горисполкома выданы были костюмы на сумму 4738 рублей, было закуплено и роздано руководящим работникам патефонных пластинок на 8254 руб., на новогодние пакеты с продуктами для работников исполкома израсходовано было 5000 рублей.
Часть инвентаря из Мариинского дворца на сумму 172700 рублей была передана в личное пользование отдельных работников, проживающих в домах Ленсовета, главным образом, на обмеблировывание особняка К-1 (квартиры т. Лазутина).
Поступившие в горисполком трофейные пианино и радиоприемники разбазаривались среди работников исполкома. Так, в личное пользование т. Лазутина было передано два трофейных пианино стоимостью в 8000 рублей; начальник трамвайно-троллейбусного управления Ленгорисполкома т. Сорока был премирован трофейным пианино; было продано работникам горисполкома по низким ценам 6 трофейных радиоприемников и стенные часы.
Из средств, предназначенных на оказание единовременной помощи нуждающимся гражданам, было незаконно израсходовано 10765 рублей на выдачу пособий штатным работникам исполкома и его отделов. Из ассигнований по соцбыту незаконно израсходовано было 40558 рублей на выдачу пособий сверх месячного оклада содержания.
На содержание особой парикмахерской для руководящих работников Ленгорисполкома затрачено было в 1946–1947 году 9312 руб. за счет ассигнований на “прочие расходы”.
С целью искусственного сокращения остатка бюджетных средств на 1 января 1948 года, 31 декабря 1947 года закуплено было на 19400 рублей письменных приборов и перечислено 85000 рублей лечсануправлению Ленгорздравотдела в счет оплаты путевок на 1948 год.
В 1946–1949 гг. незаконно оплачено было командировочных, не подтвержденных оправдательными документами, 38633 руб., в том числе по авансовым отчетам т. Лазутина 23675 рублей.
В нарушение инструкции о проведении денежной реформы выписанные, но неполученные до 15 декабря 1947 года рядом руководящих работников Ленгорисполкома и его отделов денежные пособия были выданы позже полностью рубль за рубль, вместо одной десятой части. В результате была допущена переплата 17630 рублей.
Сообщая об изложенном, Министерство финансов СССР направляет на Ваше рассмотрение проект постановления Совета министров СССР по данному вопросу» [13. Л. 88–92].
К записке А. Г. Зверева был приложен трехстраничный проект постановления Совета министров СССР «О грубых нарушениях финансовой дисциплины и расхищении государственных средств бывшими руководящими работниками исполкома Ленинградского городского совета депутатов трудящихся». Констатирующая часть проекта постановления представляла собой сокращенный вариант той же записки, постановляющая состояла из двух пунктов.

****************************

Следует отметить отсутствие доказательств того, что обвинения в коррупции были лишь поводом для расправы над «ленинградской группой». Длительная скрупулезная работа сотрудников финансовых органов, партконтроля и госконтроля, партийно-государственного аппарата по выявлению и документированию финансовых нарушений и различных злоупотреблений в Ленинграде выглядит абсолютно напрасной, если бы перед верховной властью стояла единственная задача – любыми средствами получить от обвиняемых необходимые, обличающие их показания. С подобной «проблемой» вполне могли самостоятельно справиться органы госбезопасности путем применения к обвиняемым мер физического воздействия. Важно и то, что многие факты и детали «антипартийного поведения» ленинградских чиновников не были преданы огласке даже на партийных форумах. Тщательно задокументированные, они были сокрыты в недрах архивов ЦК ВКП(б) и МГБ СССР и остаются там и по сей день.   .


текст громаден. полностью по ссылке


https://aftershock.news/?q=node%2F709753&full#.a447a85cdcf.livejournal





Tags: В эфире фельдмаршал, Уголок конспиролога
Subscribe
promo ru_polit april 1, 00:00
Buy for 80 tokens
Что делать, если вы не успели совершить все необходимые для самоизоляции покупки, а в 100 метрах от подъезда не оказалось торгового центра? aliexs рекомендует скоротать время и порадовать себя приятными мелочами на глобальной виртуальной торговой площадке. Нажимая на любую из картинок…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments