Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

Category:

Монархисты в СССР. Монархист подпольный


"Монархист". Открытка художника Е. Соколова 1917 года. Такие монархисты после революции и гражданской войны уходили в прошлое. Но оставались другие...

Какая эпоха у нас сейчас на дворе? Реставрация. Эпоха видимого триумфа монархистов (всевозможных Поклонских), церковников, и, конечно, бесчисленного количества лиц аристократических (Михалков) и даже царских кровей. И, само собой, невольно возникает вопрос: откуда их столько взялось? Ведь многие из них по возрасту жили ещё в СССР? Чем они занимались в стране, где на каждом углу развевались красные флаги?
Что ж, довольно любопытно проследить корни нынешней Реставрации и реставраторов в СССР.
Надо сказать, что все советские монархисты делились на несколько основных категорий. В этом месте читатель, возможно, несколько удивится: позвольте, какие это "монархисты в СССР"? Разве они там были? Да, были, хотя и поменьше, чем теперь.
Были среди обычных, незнаменитых людей: например, убеждённой монархисткой была моя крёстная, видевшая в детстве живого царя Николая II ("он ехал на белом коне"), чем очень гордилась. Сама она была, между прочим, рабочей-ткачихой с одной из московских фабрик.
А были монархисты и среди более известных, медийных личностей. О них-то и пойдёт речь ниже. Вот они, эти находившиеся на виду монархисты, делились на три основные категории. Первая категория, самая явная и очевидная: монархист подпольный, диссидент. Возможно, "подпольный" тут неточное слово, поскольку диссиденты уверяли, что не любят подполье. И взглядов своих вроде бы не скрывали. Но, когда дело касалось печати и распространения самиздата, они совсем не чурались секретов и конспирации... Об одной такой типичной подпольной монархистке очень живо рассказывал в автобиографическом романе писатель Владимир Войнович. По стечению обстоятельств, автор этих строк тоже с ней был немного знаком (она жива и сейчас). Но свои скромные впечатления я изложу ниже, а вот рассказ Войновича (он относится к первой половине 70-х годов):
"На кухне было много народу. Люди, привыкшие к просторному жилью, не могут даже представить, как много людей может поместиться на кухне за маленьким раскладным столом, уставленным простой выпивкой и закуской. За столом был обычный для таких посиделок страшный галдёж, который поначалу мне показался совершенно сумбурным, потом я разобрал, что спор идёт исторический, чем была хороша или плоха царская власть и стоило ли её сокрушать. Главной спорщицей была молодая женщина, Адель Найденович, которая, как я понял, была уже диссидентка со стажем, в шестидесятых годах «оттянула» свой срок в лагере, но от убеждений своих не отказалась. И сейчас она занималась чем-то таким, что вполне могло привести к новому сроку. Только что, побывав на допросе у следователя, рассказывала, как резко она ему отвечала и как он был разочарован, что ничего от неё добиться не смог. Все слушали её с большим почтением. Большинство из собравшихся в лагерях ещё не сидели и испытывали к ней уважение, с каким когда-то люди, оставшиеся в тылу, относились к заслуженным фронтовикам. От рассказа о допросе в Лефортово разговор легко перекинулся в историю, и та же дамочка, не стесняясь приблизительности своих знаний в данном вопросе, стала утверждать, что царская власть была вполне гуманной. Николай Павлович (так почтительно она называла Николая Первого) был хорошим и добрым царем, покровительствовал Пушкину, и шеф жандармов Бенкендорф тоже был к Пушкину милостив... Разговор перешёл к периоду уже следующего царствования, к убийству Александра Второго. В связи с этим событием были упомянуты народовольцы и Софья Перовская.
На это упоминание Найденович отреагировала яростно:
— Ах, эти народовольцы! Ах, эта Перовская! Если бы я жила тогда, я бы задушила её своими руками.
Тут я не удержался и сказал:
— Вы на себя наговариваете. Перовскую вы бы душить не стали.
Найденович возбудилась ещё больше.
— Я? Её? Эту сволочь? Которая царя-батюшку бомбой… Клянусь, задушила бы, не колеблясь.
— Да что вы! — сказал я. — Зачем же так горячиться? Вы себя плохо знаете. В то время вы не только не стали бы душить Перовскую, а наоборот, вместе с ней кидали бы в батюшку-царя бомбы.
Она ожидала любого возражения, но не такого.
— Я? В царя-батюшку? Бомбы? Да вы знаете, что я убеждённая монархистка?
— Я вижу, что вы убеждённая монархистка. Потому что сейчас модно быть убеждённой монархисткой. А тогда модно было кидать в царя-батюшку бомбы. А уж вы с вашим характером непременно оказались бы среди бомбистов."

Разумеется, Войнович в своём ретро-прогнозе был совершенно прав, и люди такого типа, как Адель Петровна Найденович, в дореволюционное время обычно шли в революционеры-бомбометатели. Удивительно ли, что в хрущёвское время (в 1961-1963 годах) Найденович угодила за решётку как ярая контрреволюционерка? Но самое примечательное, что ретро-прогноз Войновича оказался и прогнозом на будущее... для самой Адели Петровны.
Потому что в 90-е годы исторические ветры изменились, у власть имущих стали стремительно отрастать "скрепы", сами они превратились в церковных "подсвечников", и Адель Петровна стала пламенной... коммунисткой.
Да-да, кроме шуток. Вот типичный отрывок из её статьи 2007 года: "Недавно перечла "Былое и думы". Какая глыба разума, рыцарства, благородства! При его [Герцена] имени у меня выступают слёзы. Так дорог нам этот великий сын России, титан совести и мысли. И где сегодня все его злопыхатели, все эти Катковы, Муравьевы, даже цари? А он один выступает из ушедших времён, точно на него падает небесный луч. Его любят, обожают, читают, его именем названы тысячи улиц в стране. Муза истории оставляет в истории только достойное."
Несмотря на свой почтенный возраст, Адель Петровна в 90-е годы с юным пылом вступила в... нет, не в КПРФ, эта партия совершенно не отвечала её характеру и темпераменту, а в лимоновскую партию, и состояла в ней вплоть до её запрета.
Лично я познакомился с Аделью Петровной в 80-е годы, на заре перестройки, когда она ещё полностью соответствовала описанию Войновича. Тогда я впервые побывал и в гостях у неё дома. Запомнилось, что видное место в её комнате занимала фотография то ли Николая II, то ли всей царской семьи (сейчас точно уже не помню), что по тем временам ещё слегка шокировало. Портрет и был поставлен для того, чтобы эпатировать тех, кто его увидит...
Второй и последний раз я побывал в гостях у Адели Петровны сравнительно недавно, в 2014 году. Никакого портрета царственных особ в квартире уже не замечалось, а когда я спросил о нём с лёгкой усмешкой, хозяйка смущённо отмахнулась: не помню, мол. Зато на полке красовалась фотография политзаключённого-коммуниста Игоря Губкина, с которым она состояла в постоянной переписке. И даже, рассказывая о его тюремных мытарствах, в приливе чувств взяла в руки и чмокнула этот портрет...
Чтобы было понятно, что и в новое время Адель Петровна оказывалась в самых горячих местах, вот отрывок из её воспоминания о расстреле в Останкине в 1993 году, 25 лет назад, где она сама едва не попала под пулемётный огонь по толпе:
"Народ в панике бежал по тротуарам к ВДНХ — бэтээры спокойненько ехали вдоль мостовой и спокойненько расстреливали разбегающихся. Солдатня торчала из бэтээров по пояс, кого им было бояться, чай, это была не Чечня... А у разбегающихся людей и палочки в руках не было. Стреляй — не хочу... Помню одного русича, светловолосого, с причёской под ёжик. С каким же усердием он целился в разбегающихся женщин. До могилы его морду не забуду. Люди разбегались, давя друг друга. Возле меня упала подстреленная пожилая женщина. Раздался раздирающий крик девочки: "Бабушка! Бабушка!". На них споткнулись бегущие сзади, в куче люди давили друг друга. Ужас непередаваемый!".

Вот такие были монархисты в СССР... Что тут можно сказать? Пожалуй, среди тогдашних монархистов это были не худшие, а наоборот, лучшие. Конечно, в 60-е и 70-е годы они горячо проповедовали "самодержавие, православие, народность", прославляли "царя-батюшку Николая Павловича" и шефа жандармов Бенкендорфа, однако с ними можно было вести идейную борьбу, что называется, с открытым забралом. И её, хорошо или плохо, но вели...
А были и другие категории монархистов, гораздо более опасные. О них пойдёт речь дальше.

(Продолжение следует).
Tags: История, СССР
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments