Вячеслав Новицкий (viacheslav_sn) wrote in ru_polit,
Вячеслав Новицкий
viacheslav_sn
ru_polit

Свобода как осознанная необходимость

Коммунистический режим называют античеловеческим. Это совсем не точная его характеристика. Правильно будет называть его антихристианским.

Суть христианского режима в том, что ты сам отвечаешь за свое существование - что потопал, то и полопал. Ты можешь фермеровствовать один, можешь объединиться в общину, только не забывай отдавать кесарю кесарево - и делай, что хочешь. Государство и его репрессивный аппарат представлены урядником, околоточным, управляющим имением. Где-то далеко имеются и другие чины, но это очень далеко.Блеск и лоск, из которых состоит мировая история, которой нас учат в школе, балы-лакеи-юкера, блистательные победы, расцвет и угасание империй - это ведь то, чего на самом деле и не существует. Буквально единицы за все время человеческой цивилизации могли заявить о себе, как о "творцах истории", но даже и они не были ими на самом деле. Миром правит рутина: добыча средств существования и отношения в узкой группе окружающих. Неважно, что за группа: Гвардейский Семеновский полк времен Екатерины Второй или крестьянская община села Смоленской губернии темных веков Смуты, отношения и потребности все равно примерно одинаковые.

Антихристианское государство другое.Здесь человек объединяется в группу с такими же людьми, чтобы контролировать то, как осуществляется государственная власть. Если в христианском государстве отданное кесарю считается потерянным, здесь граждане контролируют расходы государства. Это на наши деньги они строят крымские мосты и арматы, - говорим мы, подразумевая свою причастность. За власть над своими деньгами мы расплачиваемся свободой. Находясь в группе, мы уже не так вольны, как люди прошлого, мы вынуждены соотносить свои потребности с возможностями группы, подстраиваться под нее. И чем больше мы переклдадываем заботу о собственном существовании на государство, тем меньше наша свобода.

Например, в христианской цивилизации не могло возникнуть такое явление, как терроризм. Никому бы в голову не пришло, что уничтожая податное население, можно как-то повлиять на государственную власть. А если бы нашелся безумец, который вздумал взорвать себя на городской площади, через день после взрыва о нем бы помнили только на прилегающих к площади улицах. Мы же отдали свое право жить без терроризма за то, что нас от терроризма защищает государство. У нас нет урядника и управляющего имением, зато у нас появилась куча начальников, которые заставляют нас снимать ремень в аэропорту, а, если захотят, могут и заглянуть нам в задницу прямо тут, в соседней комнате. При этом такое начальство само безвластно, подчиняется инструкции, и если даже мы будем внушать ему полное доверие, оно не сможет отказаться от того, чтобы заставить нас пройти антитеррористический контроль. Урядник может быть очень плохим человеком, но он может им быть, а современное начальство роскоши быть человеком позволить себе не может. Потому что оно - функция общества, его часть, винтик в системе. При этом - все добровольно, и мы можем влиять на то, как ведется борьба с терроризмом и какие будут пункты в инструкции службы безопасности. Отрицать необходимость тотального обыска мы, конечно, не можем, но можем как-нибудь регламентировать эту процедуру, типа того, что обыскивающий должен быть в одноразовых перчатках и помещение, где нас принудительно раздевают, должно быть теплым.

Утверждать, что в потере свободы виноват прогресс, усложняющий общественные связи, неверно. Необходимо различать причины и следствия. Причина - наше стремление к комфорту. Именно эту потребность (говорят, один из фундаментальных законов мироздания) удовлетворяет прогресс. С холодильником легче, чем без него, на машине быстрее и спокойнее, чем на телеге, с кондиционером прохладнее, а до работы, чтобы общество могло производить холодильники, автомобили и кондиционеры, лучше всего добираться на общественном транспорте. Заняв более высокое положение в обществе, ты сможешь почувствовать себя еще более комфортно - ездить не на общественном транспорте, а на мерседесе с водителем. Но свободнее ты не станешь. Коммунисты пытались порвать порочный круг и начали было запускать космические корабли, декларируя дерзновение научной мысли в противоположность "потребительству", но были свергнуты из-за отсутствие при них джинсов и жевачек.

Отсутствие необходимости принимать решения и нести на себе тяжесть их последствий - тоже элемент комфорта. Так, чем больше у нас комфорта, тем меньше у нас свободы. Свободу мы меняем на обязанности. При таком понимании дела хорошо видно, что комфорт не стоит той платы, которую мы отдаем за него. Что разменивая ответственность за самостоятельное принятие решений на обязательства перед обществом, мы совершаем совсем невыгодную сделку. Мы получаем не комфорт, а проблемы и "вызовы". Холодильник, позволяющий долго хранить продукты, породил консерванты и добавки как продукт массового производства еды, автомобили убивают экологию и среду, а ехать час до работы даже в самом лучшем общественном транспорте - это издевательство, а не достижение.

Стоит ли свобода того, чтобы отказываться от прогресса? Стоит, но отказываться от прогресса вовсе не нужно. Просто надо искать такие пути для него, которые бы не мешали возможности быть ответственными людьми. Возможно, приоритеты немного сместятся - ну и фиг с ними. Деградирует прогресс в области перемещения и отношений крупных масс людей, высвободившиеся силы направятся на какую-нибудь эстетику или обеспечение личных границ индивидуумов.

Можно ли построить рай на земле? Нет, нельзя. Это противоречит сути христианства, подразумевающего деградацию вплоть до неизбежного Апокалипсиса. Но можно выиграть время, можно сделать свою жизнь чуть более приятной. Бог с ними, с автомобилями и холодильниками, но оградить себя от того, что сегодня называют "информационными технологиями" и "гибридными войнами" - было бы немало, а учитывая то, как будет развиваться эта жесть, даже много.

Коммунистический режим, с которого я начал этот пост, был первым практическим воплощением теоретической концепции, пытающейся примирить общественные противоречия прогресса и даже поставить их на службу обществу. Не вышло, потому что противоречие видели в классовой борьбе, а оно, на самом деле, глубже - в индивидуальных "духовных" характеристиках каждого отдельного человека. Эти "духовные" характеристики, у разных людей схожи между собой, вот откуда и возникает классовая борьба. Христианство, списанное в утиль как отсталое, вовсе не является таковым. Оно не отсталое, оно базовое. Революционеры начала XX века все получили христианское воспитание - и это им сильно помогало при руководстве советским государством, хотя само христианство они и отвергали. Послевоенное поколение советских людей, христианского образования не получили, и к 80-м годам представляли собой жалкое зрелище: кидались на джинсы-жевачки, верили, что может быть 1000% годовых и в Кашпировского.

Почему не буддизм или мусульманство? Потому что христианство исторически победило и мусульманство, и буддизм. Секрет в принципе: только в христианстве Личность равна Богу, то есть совершеннейшему Существу, Творцу всего сущего, потому что создана Им по Его Образу и Подобию. Здесь и высший подъем, и высочайшее смирение, побочным фактором которых является способность дерзать и нести осознанную ответственность за дерзновение. Напротив, современной антихристианской цивилизации буддизм и мусульманство наносят чувствительные удары, отгрызая от нее как отдельных индивидуумов, так и целые группы. При этом уникальность личности в христианстве достигается вовсе не за счет другой личности, а за счет Бога.  А у Бога благодати много, ее хватит на всех. Открываются неисчерпаемые бездны для самосовершенствования, потому что Бог совершенен бесконечно. Разве можно это сравнить с установкой, что личность равна другой личности? Тем более, что весь жизненный опыт демонстрирует, что, на самом деле, не равна.

Отказавшись от христианства, мы отказываемся от себя, от своей индивидуальности, в пользу группы. Мы становимся вялыми и тревожными, и начальники из нас тоже получаются так себе. Поэтому и нет у нас никаких совершений, мы никуда не летаем и ничего не строим, и экономика у нас не растет, и жизнь наша постоянно ухудшается, и даже музыку мы слушаем из прошлого века, а лучшие фильмы у нас - римейки.

Как быть с теми, кто не верит в Бога? На костер их? Вовсе нет. Даже в самые лучшие времена расцвета христианства, верющих было ненамного больше, чем теперь. Точно также, как и сейчас, верхи вступали в масонские ложи и ходили на собрания Балаватской, а низы бегали к гадалкам и экстрасенсам. Были и атеисты - они не писали на своем заборе "Здесь живет атеист", но жили так, как будто никакого Бога нет. А еще было много тех, кто прикрывался именем Бога для совсем не богоугодных дел. Все это ничуть не мешает христианской цивилизации, а даже идет на пользу - получается что-то вроде демократического парламента с разными оттенками. Наоборот же получается много хуже: отрицание христианства вырывает из цивилизации огромный пласт, связанный с развитием личности, создает почву для тоталитаризма и нетерпения к тому, что не соответствует "генеральной линии".


Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments