Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

90 лет назад. Товарищ Бухарин бросает курить


"Н. И. Бухарин в клубе им. Кухмистерова записывает своё обещание пионерам 28-й трудовой школы Бауманского района в Москве". Фото А. Шайхета

Ровно 90 лет назад, 18 апреля 1928 года, пионеры — участники первого школьного отряда "Долой куренье", обратились к одному из вождей ВКП(б) Николаю Ивановичу Бухарину с просьбой больше не курить. Из статьи Бориса Волина: "Эти дети пришли на собрание учредителей Общества борьбы с алкоголизмом, приветствовали старших и просили их бросить курить и пить. Потом окружили т. Бухарина и заставили его написать своё обещание в их лиловую тетрадку. Хорошая молодёжь подрастает. Приходится взрослым учиться у маленьких".
Николай Иванович написал в тетрадку школьников: "Полтора месяца тому назад я бросил курить и обещаюсь больше не курить. Н. Бухарин. 18 апр. 1928 г. Москва".
Тут следует заметить, что Николай Иванович в тот момент находился на самой вершине власти, вместе со Сталиным и главой правительства Алексеем Ивановичем Рыковым. Подобная трогательная забота пионеров о здоровье вождя была одним из отражений этого факта...

Но вот в чём-то родственная тема... Почему спустя 10 лет и Николая Ивановича, и Алексея Ивановича, и многих других старых большевиков уже не было в живых хотя многие из них и не курили? Почему вообще в 1937-1938 годах только расстреляно оказалось на порядок больше осуждённых, чем в предыдущие и последующие годы?
Не так давно я приводил в блоге версию самого Бухарина — зачем понадобилась т. н. "генеральная чистка" 1937-1938 годов. Он писал Сталину, уже находясь в 1937 году в тюрьме в ожидании суда:
"Есть какая-то большая и смелая политическая идея генеральной чистки а) в связи с предвоенным временем, b) в связи с переходом к демократии. Эта чистка захватывает а) виновных, b) подозрительных и с) потенциально подозрительных. Без меня здесь не могли обойтись. Одних обезвреживают так-то, других — по-другому, третьих — по-третьему. Страховочным моментом является и то, что люди неизбежно говорят друг о друге и навсегда поселяют друг к другу недоверие (сужу по себе: как я озлился на Радека, который на меня натрепал! а потом и сам пошел по этому пути…). Таким образом, у руководства создается полная гарантия. Ради бога, не пойми так, что я здесь скрыто упрекаю, даже в размышлениях с самим собой. Я настолько вырос из детских пелёнок, что понимаю, что большие планы, большие идеи и большие интересы перекрывают все, и было бы мелочным ставить вопрос о своей собственной персоне наряду с всемирно-историческими задачами, лежащими прежде всего на твоих плечах."

Возможно, отчасти с моей подачи блогер Реми Мейснер решил разобрать этот вопрос. Правда, до "версии Бухарина" (уж не знаю, той ли, которую я привёл выше, или какой-то другой) он пока не дошёл. Однако — не отбирая у него хлеб, а скорее, наоборот, чтобы подкинуть ему немножко материала для анализа — приведу ещё несколько версий событий 1937-1938 годов. Причём тех, которые высказывались во время или вскоре после событий, а не много позднее, задним числом.

1. Версия вождя троцкистов. В общем, версия Льва Давидовича Троцкого на этот счёт хорошо известна: аресты 1937-1938 годов — это термидорианский террор, аналог 10 термидора II года Республики, когда под топором гильотины слетели головы Робеспьера, Сен-Жюста, Кутона и других вождей якобинцев. Ещё в 1935 (!) году троцкистский "Бюллетень оппозиции" писал: "Она [бюрократия] неспособна уже ассимилировать даже и искренних капитулянтов. Для резкого поворота вправо ей необходима массивная ампутация слева. Выстрел Николаева призван был дать внешнее оправдание для политической хирургии Сталина"... Заголовок статьи также характерен: "Для обеспеченья поворота вправо — удар налево". А в чём заключался бы этот "поворот вправо"? На это тоже отвечал тот же "Бюллетень" спустя пару лет: ""Мировой империализм требует от кремлёвской олигархии, чтобы она довела свою работу до конца и после восстановления чинов, орденов, привилегий, домашней прислуги, браков по расчёту, проституции, наказания за аборты и пр., и пр., восстановила бы и частную собственность на средства производства".


Л. Д. Троцкий за работой над книгой "История русской революции". Принкипо, 1931

2. Версия бывшего вождя троцкистов. Бывший до 1934 года вождь левой оппозиции внутри СССР Х. Г. Раковский свою позицию высказал не прямо, а скорее намёком. Тем не менее это весьма интересный намёк, на котором стоит остановиться подробнее. Он говорил своей племяннице в 1937 году: «Ты же изучала французскую революцию, знаешь, как развивались события, сначала был Дантон, потом Робеспьер. У революции свои законы. Революция пожирает своих детей»... Если верить этому свидетельству, то тут интересно то, что Раковский не повторяет, даже в частном разговоре, прекрасно ему, конечно, известную версию, что сталинцы — это термидорианцы. Скорее, он уподобляет их робеспьеристам.
В пользу данной версии говорит то, что в ходе чистки 1937-1938 годов арестовывали не только левых или бывших левых оппозиционеров, но и вождей "правого уклона" в партии (Рыков, Бухарин), сменовеховцев (Устрялов, Ключников), а также духовенство и прочих "бывших", то есть явно "правых". Робеспьеристский террор тоже, как известно, разил в обе стороны: бил и по эбертистам, и по дантонистам, то есть и по левым, и по правым. Правда, поправка Раковского не очень сильно меняет дело. В конце концов, трудно отрицать, что, срезая головы левых, Робеспьер прилежно мостил голову контрреволюции и выполнял ту работу, которую потом непременно выполнила бы она... "В якобинской диктатуре заключены уже все элементы бонапартизма, хотя бы и находим их там в неразвёрнутом виде, притом в борьбе с санкюлотскими элементами режима". (Троцкий).


Христиан Раковский (1873—1941)

3. Версия либерала. Один из бывших руководителей партии кадетов, член Временного правительства России Владимир Вернадский в 1941 году записал в своём дневнике такую характерную версию "чистки" 1937-1938 годов:
"Одну основную ошибку он [Сталин] сделал: под влиянием мести или страха уничтожил цвет людей своей партии — невосполнимую, так как реальные условия жизни вызывают колоссальный приток всех воров, карьеристы лезут в партию, уровень которой в среде, в которой мне приходится вращаться, ярко ниже беспартийных. По-видимому, по рассказам, он готовил себе заместителем Кирова, убийство которого партийными кругами, может быть, смертельный удар для партии."


Владимир Вернадский (1863-1945)

Конечно, версия либерала сводит всё к личным свойствам вождя. Удивительная преемственность по отношению к нынешним либеральным версиям тех событий! :) И ведь это пишет человек объективно совсем не глупый, наоборот, один из умнейших людей своего времени. Но и для него нет ни объективных законов истории, ни классовой механики, а есть просто "великие люди", которые творят историю, как им моча в голову ударит бог на душу положит, по своей чистой прихоти и капризу. Кстати, и позднейшая хрущёвская версия событий, утверждённая на ХХ съезде партии, тоже представляет всё именно в таком свете. По типологии — это тоже либеральная версия, а отнюдь не марксистская.

4. Версия беспартийного "друга СССР". Эта версия событий интересна тем, что, хотя она отличалась от официальной, но была воспроизведена в официальной советской печати. А именно, в книге Лиона Фейхтвангера "Москва, 1937", тогда же, в 1937 году, напечатанной в СССР.
Небольшая главка в этой книге, где он пишет и о московских судебных процессах, называется "Два класса — борцы и работники". Вот её текст:
"Всё же я заметил в Советском Союзе одно разделение. Молодая история Союза отчетливо распадается на две эпохи: эпоху борьбы и эпоху строительства. Между тем хороший борец не всегда является хорошим работником, и вовсе не обязательно, что человек, совершивший великие дела в период гражданской войны, должен быть пригоден в период строительства. Однако естественно, что каждый, у кого были заслуги в борьбе за создание Советского Союза, претендовал и в дальнейшем на высокий пост, и так же естественно, что к строительству были в первую очередь привлечены заслуженные борцы, хотя бы уже потому, что они были надёжны. Однако ныне гражданская война давно стала историей; хороших борцов, оказавшихся негодными работниками, сняли с занимаемых ими постов, и понятно, что многие из них теперь стали противниками режима."


Лион Фейхтвангер (1884-1958) и обложка его книги (издание 1937 года)

5. Версия монархиста. А это оценка тех событий со стороны монархиста Михаила Рощаковского, пересказанная писателем Львом Разгоном в его мемуарах. С Рощаковским бывший чекист Разгон встретился в тюрьме 1937 года, где они оба находились в качестве арестованных.
"— Бог надо мною смилостивился, дал мне к концу моей жизни увидеть это счастье!
— Какое же?
— А хотя бы вот этой тюрьмы. Я дожил до того, что увидел, наконец, тюрьмы, набитые коммунистами, этими, как их — коминтерновцами, евреями, всеми политиканами, которые так ничего совершенно не понимают, что же с ними происходит. Вот поглядите на них, милейший Лев Эммануилович,- крупные посты занимали в государстве. По-нашему, по-старому — директора департаментов, товарищи министов, члены Государственного совета... И всё равно — ничегошеньки не понимают! Ни того, что с Россией происходит, ни того, что с ними происходит. Всё думают, дурни, что ошибка какая-то случилась! А я — не политик, а просто думающий русский человек — всё время ждал этого и надеялся на него, на великого человека, наконец-то ниспосланного нашей многострадальной родине...
— Ну, объясните мне — одному из дураков, — что же происходит?
— А происходит, батенька, сызнова — как когда-то после Смутного времени становление великого русского национального государства с его великими национальными задачами.
— Это какими же?
— А это — превращение России в самое могучее, диктующее другим народам свою волю государство! Это воссоединение России в её старых границах, это присоединение Галиции, это захват Балкан, это решение вопроса о Дарданеллах и выход России в Средиземное море, это укрепление России на Ближнем Востоке, это наше проникновение в сердце Европы — в Богемию и Моравию, в Чехию и Словакию, наш выход на Венгерскую равнину... Объединить, железом и кровью объединить всех славян в сверхмогучее государство — вот исконная и великая задача, которую не сумели выполнить Романовы и что суждено сделать другим — более великим людям... А государство — оно может быть только национальным, и делается такое государство не поэтами и музыкантами, а холодными, железными людьми... Ах, как я был бы счастлив: дожить бы, когда этот великий, нет — величайший человек! — поймёт полностью свою задачу, станет основателем новой русской династии — Иосифом первым!.."


Михаил Рощаковский (1876-1938). Фото 1936 года

Тут я бы обратил внимание на то, что монархист фактически поддерживал аресты 1937-1938 годов, хотя и сам угодил под них (ещё один довод в пользу версии Раковского), и позднее умер в лагере. Как поддерживают их и многие современные монархисты и правые, почти в тех же примерно выражениях. Это уже камешек в огород современных "левых сталинцев": как говаривали классики, "скажи мне, кто тебя хвалит, и я скажу, в чём ты ошибся".


Вячеслав Молотов (1890-1986)

6. Официальная версия. Не стану брать эту версию из тогдашней печати, где она обильно приправлена эмоциями, а приведу в изложении В. М. Молотова, сделанном много позднее. Вот что он говорил в беседах с поэтом Феликсом Чуевым:
"1937 год был необходим. Если учесть, что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозящей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 37-му году тем, что у нас во время войны не было пятой колонны. Ведь даже среди большевиков были и есть такие, которые хороши и преданны, когда всё хорошо, когда стране и партии не грозит опасность. Но, если начнётся что-нибудь, они дрогнут, переметнутся."

Вот и всё (хотя список версий, разумеется, не исчерпывающий). Мы прошлись по версиям слева направо, от троцкистов до монархистов, и закончили официальной версией событий.
А десятилетием раньше, в апреле 1928 года, Николай Иванович, ещё ничего обо всём этом не зная и не подозревая, беззаботно подписывал пионеркам обещание больше не курить...
Tags: История, Коммунизм, СССР
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments