Правые всех стран, объединяйтесь!

Правые всех стран, объединяйтесь!

Год ещё не закончился, но можно уже сделать первые выводы о том, как развивается правое движение в мире на текущий момент.
Последние президентские выборы во Франции и парламентские в Германии в 2017 году констатировали возвращение правых на большую политическую арену. Фактически Правая бархатная революция свершилась! Ура, камарады!

Правые центральных континентальных держав Европы снова в деле. И это результат многолетнего пути, а не популистская плутократическая подделка трампизма в США.

Правый дискурс встраивается в общемировую систему баланса политических сил. Несмотря на то, что против него прилагаются просто колоссальные усилия антиправой пропаганды.

Да, это уже не те правые, что были в начале-середине 20 века. Они более умеренны, более цивилизованны, говорят на общепринятом в буржуазно-либеральной среде языке. Со всеми оговорками диктата толерантности и политкорректности нынешнего дня. То есть это очень рафинированный правый дискурс. Не маргинальный. Легальный.

Из маргинальной среды правые вновь вышли в свет. Это факт. Это многим внушает оптимизм. Но следует рассмотреть в целом перспективу правых в текущих условиях политической жизни и оценить возможности и препятствия развития правого движения в мире.

Во-первых, обозначим нынешнее положение правых как оно есть. Правые существуют в рамках враждебной их мировоззрению буржуазно-либеральной системе мира. То есть играют исключительно по её правилам. Они зависят от её СМИ, информационного пространства, от её финансовых и административных источников и учреждений. У них нет своего центра, плацдарма откуда правые диктуют свою непреклонную волю всему остальному мировому сообществу.

Во-вторых, сегодня фактически нет уже никакого двухполярного мира, как это было до 1991 года, многополярность же мира - относительна. Так как весь мир вписан в глобальную экономическую реальность буржуазно-либеральной мир-системы с разной степенью зависимости от неё центров мира.

Доминирует в мире, то есть фактически имеет пусть и не безоговорочное мировое господство США: это научное, индустриальное, финансовое, информационное господство. Можно уточнить в этом плане, что основные финансовые центры мира Нью-Йорк и Лондон. То есть в итоге мы имеем глобальную англо-американскую модель, талассократию. Миром правит дух английского фритредерства и американского предпринимательства, то есть дух так называемой “рыночной экономики”. На деле же всё это здание держится на господстве финансового капитала, который сконцентрировался именно в этой части мира. Это его основной плацдарм.
У правых плацдарма нет. У левых он частично и сильно разрушен, но всё ещё силён, и местами способен даже угрожать своим визави.

Таким образом, возникает вопрос об обретении правыми своего геополитического и геостратегического плацдарма на планете. То есть переход от вписки и подчинённого положения в рамках чужой и во многом враждебной буржуазно-либеральной системы в свою собственную геополитическую и историческую независимую реальность.

Для этого предстоит рассмотреть в целом формирование, эволюцию мир-систем и их плацдармов.

Сама идея деления мира на геополитические плацдармы, центры не нова. Есть бинарная система - талассократия vs. теллурократия, то есть Море против Суши. Есть деление на “миры”, Первый мир, Второй мир, Третий мир. Есть деление на полярность, многополярность - то есть противостояние супердержав. Хорошо представлено это было в романе Оруэлла “1984”, где мир делился на Океанию, Евразию и Остазию, где эти супердержавы были разделены идеологией, пространством, менталитетом.

Мир идеологии в свою очередь делится тоже на мир-системы, распространённые на те или иные пространства. И таких можно вычленить на сегодняшний день три, причём очень обобщённо они выглядят на данный момент следующим образом - это левый мир, буржуазно-либеральный мир, правый мир. Внутренне эти мир-системы чрезвычайно разнообразны, запутаны, переходящи по ареальному принципу из одного в другой их элементы, концепции, организации и т.д. Все эти мир-системы сформировались в течение так называемой эпохи Нового Времени - Модерна. Можно к этому триумвирату, на самом деле, добавить и ещё мир фундаментализма, в котором довлеют элементы Премодерна. Постмодерн же - это по сути и есть эпоха доминирования буржуазно-либеральной мир-системы.

В итоге мы наблюдаем, что сочетание геополитики и идеологии создаёт реальный, в отличие от оруэлловского, диктат той или иной системы. То есть на определённой большой территории, в своём плацдарме, правит основная идеология, система её ценностей, её мировоззрение.

Давайте же перейдём к непосредственному рассмотрению каждой мир-системы, её эволюции: как же это всё произошло, ведь немало времени прошло.

Итак. Начнём с победителя.  

Буржуазно-либеральный плацдарм.

Обычно за отчёт Нового времени берут буржуазную революцию в Нидерландах в 1566 году. Хотя там в большей степени была национально-освободительная война. Но всё-таки сам дух Голландии был в целом очень буржуазным, это действительно была страна, где начинал процветать дух истинного предпринимательства в современном понимании. Можно взять и другие точки отсчёта, например, Реформацию. В результате которой стала утверждаться так называемая протестантская этика, то есть именно буржуазная этика частного дела, индивидуализма.

Буржуазный либерализм шаг за шагом с революциями и реакциями, реставрациями империалистического абсолютизма шёл по тернистому пути к своей нынешней гегемонии.

Две главные победы в 18 веке он одержал в Американской и Великой французской революции. Но на континенте в Старом Свете дела продвигались с переменным успехом. Абсолютизм уступал неохотно и был на самом деле весьма силён, создавая свои геополитические центры в виде гигантских монархических империй. Это определило перенесение основного плацдарма буржуазного либерализма в Новый Свет, в США. Именно там дух “рыночной экономики” стал главной идеей, несмотря на весьма и весьма неоднозначные этапы монополистического капитализма.

Следующая важнейшая победа буржуазного либерализма случилась в 1918 году. Мир монархических империй рухнул окончательно. Дальше он только деградировал в тех ипостасях, что ещё оставались.

Но в борьбе за гегемонию буржуазного либерализма и монархического абсолютизма родились ещё две мир-системы: небуржуазная (антибуржуазная) левая и небуржуазная (антибуржуазная) правая. Обе они выступили весьма амбициозно и заявили претензии на свои мировые плацдармы.

С которыми буржуазной мир-системе пришлось в дальнейшем бороться долгое время.

Следующая победа была в 1945 году над правым плацдармом. Но гегемония была неполной, так как сильно противостоял левый плацдарм. В 1991 году она была установлена окончательно в связи с развалом СССР.

То есть по-чесноку буржуазно-либеральная система доминирует в мире с определёнными оговорками с 1918 года по нынешний 2017-й. То есть где-то 100 лет. Ей повезло, что её основной плацдарм находился вне самых тяжёлых баталий и мог сравнительно свободно и спокойно развиваться.

Сегодня буржуазно-либеральный плацдарм борется за усиление своей гегемонии на уже почти полностью подчинённых территориях в Европе, Северной и Латинской Америке. Ему противостоит теперь только мир фундаментализма на Ближнем Востоке, весьма пассионарный. И остался ещё сильный и загадочный левый плацдарм в виде Китая и КНДР. В какой-то мере они подчинены логике буржуазно-либерального экономического глобализма, но всё-таки сохраняют достаточную независимость своей мир-системы в политическом процессе.

Некоторые оговорки по терминологии.

Политическая система “левые-правые” сложилась именно в рамках противостояния буржуазно-либеральной системы и монархо-империалистической системы.

Первыми правыми были жирондисты, то есть именно буржуазные либералы per se. Сторонниками конституционной монархии были фельяны (роялисты).  Все остальные якобинцы были левыми. И в целом якобинство в дальнейшем рассматривается европейскими “консерваторами” как основа левачества. Первоначально консерваторы - это монархисты. Но позднее консерватизм стал в целом буржуазно-либеральным. Поэтому он и не рассматривается как отдельная мир-система. Достаточно взглянуть на перечень “консерваторов” в партии республиканцев в США, чтобы понять, что это всего лишь игра в хорошего и плохого полицейского в системе буржуазно-либеральной плутократии. Консерваторы, оппортунисты, реформаторы, республиканцы, популисты, демократы, либерал-демократы, социал-демократы, зелёные и многие многие другие разные - всего лишь внутренний набор буржуазно-либеральной системы мира. Её парламентаризм. В который пытаются вписываться и небуржуазные правые и небуржуазные левые, так как деваться им некуда.

Огромное внутреннее разнообразие со своими “право-левыми” пасьянсами мы найдём и внутри небуржуазных левых и внутри небуржуазных правых. Поэтому мир-системы взяты максимально обобщёнными.
Сами термины “буржуазный либерализм” и “монархический империализм” и их эпитеты тут используются, чтобы подчеркнуть именно борьбу либерализма и абсолютизма (консерватизма), главной переломной вехой для которой стала Великая французская революция. Наш соотечественник ввиду исторических стереотипов привык больше к терминологии марксизма-ленинизма, где “империализм - высшая стадия капитализма” без различения монархии и буржуазной элиты. Там своё описание противостоящих левым плацдармов.

Левый плацдарм.

Левые - социалистические идеи, идеи социальной справедливости возникли также давно, как и идеи о свободе, и идеи о порядке, и прочие идеи. Но в Модерне они обрели ту силу, которой им всегда не хватало до этого. Идеологически и организационно они стали оформляться в начале 19 века. И уже вышли на политическую сцену в 1848 году со своими революциями. Эти революции считаются и консервативными и либеральными, но то, что в них впервые выступила как сила рабочее движение - неоспоримо. Они носили пролетарский характер. Были уже отчасти социальными революциями.

Первой пролетарской революцией можно считать Парижскую коммуну. Роль её в нашей стране занижалась в пользу Великой Октябрьской. Но по сути на ней последняя и выросла.

Сам подход левых был мондиалистским, глобальным: “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”. Размах широкий. Но обстоятельства заставляли его сузить. Мировая революция была центральной идеей. Но то, что она оказалась невозможной одновременно повсюду, сильно повлияло на то, чтобы зацепиться в итоге за большой плацдарм в виде СССР. Октябрьская революция победила в 1917 году и Советская система начала активную борьбу за своё существование и за свою экспансию. Ей пришлось бороться как с правыми, так и с буржуазными либералами. Давление было чрезвычайным. Но экспансия удалась значительной, поэтому даже после крушения основного левого плацдарма - СССР, соцлагерь не канул в Лету.

Левый плацдарм занимал очень большую территорию - одну треть планеты точно, и с большими ресурсными затратами вполне успешно отвоёвывал её очень долгое время. После 1991 года он лишился много, но всё же остался на плаву и даже значительно укрепился в Китае. Чем доказывает собственную правоту существования на фоне тотальной либеральной критики.

Таким образом, можно заключить, что левый плацдарм существует столько же, сколько и буржуазно-либеральный доминирует. Битва проиграна, но не до конца.

Павший правый плацдарм.

Центральным правым плацдармом можно вполне считать именно Германию. Там брожение правых идей достигло своей кульминации во всех видах и формах. Выкристаллизовалась.  Хотя в правом движении, в правом деле принимали активное и значительное участие и другие страны в конце 19-го начале 20-го века. Идейный итог на сегодня правого дискурса, идеологии - Консервативная революция и Новая правая.

Стоит признать, что в своих основаниях правые несли весомый реакционный субстрат на переломе двух веков. В значительной степени, как наследие битвы буржуазного либерализма, монархического империализма и левых.

Правый дискурс появился уже после идеологических битв Интернационала, европейского консерватизма и буржуазного либерализма. Он был комплексом идей, требовавших порядка от сложившейся вакханалии войны всех против всех. К сожалению, правый дискурс стал наследником войны и взывал к ней в свою первоначальную эпоху.

Однако, стоит признать, что правые режимы были востребованы измученными войной и революциями сообществами. И стали побеждать с 1922 года. И фактически правые стали конкурентной единицей в Европе наряду с левыми и буржуазией. С 1922 по 1939 год шёл практически триумфальный правый марш по Европе. Да и в мире правые имели в разных точках немалый успех и симпатии. Но Вторая Мировая война привела к мощнейшему столкновению всех мир-систем. В результате чего буржуазный либерализм и левые объединились и нанесли свой сокрушительный удар по правому плацдарму. И отправили правых в обскурацию фактически на все последующие годы после 1945-го.

Хотя, и после 1945-го года некоторые правые режимы продолжали своё существование. Но теперь уже под сильнейшим международным давлением. И один за другим сходили с политической сцены. Некоторые правые режимы поддерживались уже в борьбе с левыми после 1945-го года до тех пор, пока были выгодны на том или ином театре политических баталий. Но в целом один за другим их крушила гегемония буржуазно-либеральной системы. В 1994 году рухнул последний форпост правых - режим апартеида в Южной Африке. Нам, конечно же, рисовали всегда это правление как полное страданий угнетение коренного населения. Но в итоге Мандела принял страну с ядерной бомбой, а оставил с вувузелой. И уже некоторые местные вожди с ностальгией вспоминают славные денёчки апартеида и говорят, что при белых было справедливей.

Без основного плацдарма у правых были страны, где они могли себя чувствовать свободно. И таковые режимы худо-бедно жили с 1945 по 1994 - почти 50 лет. Местами в Юго-Восточной Азии правые режимы продолжают жить в зависимой от глобализма форме.

В итоге большинству современных правых осталось только приспосабливаться к повестке современной буржуазно-либеральной системы, на основе её провалов, недостатков, её нужды в балансе политических сил. Буржуазные бонзы вполне понимают вызовы современного общества и им необходимы правые для создания относительного равновесия интересов групп и сил.

Немного о фундаменталистах и их плацдарме.

Под фундаментализмом понимается мировоззрение основанное на основных религиях мира и монархизме, на морали, обычаях традиционного характера.
Самый мощный пассионарный фундаментализм сложился на сегодняшний день на Ближнем Востоке. Он структурно даже в чём-то и прогрессивный, но идеологически тяготеет к Премодерну причём на культурном субстрате собственной ойкумены.

Наверное в нём есть своя “право-левая” расстановка, свои фракции, свои противостояния. Однако, для большинства из нас это всё нечто целостное и одновременно далёкое и непонятное в культурно-историческом и бытовом восприятии. Нечто отдельное, что идёт со своей экспансией в наш мир из своего ближневосточного плацдарма.
Наши фундаменталисты тоже в какой-то мере переживают возрождение, но движутся в фарватере буржуазно-либеральной парадигмы. Сомнительно, что возможно восстановить самодержавие сверх конституционных рамок и гражданского права. Усиление же религиозности никак не затрагивает интересы буржуазно-либеральных групп. Это для них всего лишь один из рычагов, из инструментов манипуляции балансом политических сил.

Фундаменталисты в зависимости от локальной традиции также могут быть неплохими союзниками правых в тех или иных странах и даже представлять правых как таковых.

Оговорки по мир-системам.

Надо отметить, что во время “битвы колоссов”, основных мир-систем, возникали и существуют локальные самобытные мир-системы, со своим путём развития. Которые находятся всё же в орбите близких им по культуре глобальных мир-систем. Например, джамахерия. Или “скандинавский социализм”. Буржуазно-либеральная система улучила подходящий момент, чтобы разгромить и их.

Оптимистическая трагедия.

На данный момент все существующие описанные контр-плацдармы не опасны для буржуазно-либеральной системы. Скорее, наоборот, противостояние с ними поддерживает некий статус-кво заявленной “многополярности”. Что мы и можем прекрасно наблюдать по “голландскому штурвалу” между Трампом и Ким Чен Ыном.

Маленькие очаги, форпосты левых, правых и фундаменталистов помогают буржуазно-либеральному плацдарму победоносно громить их и утверждать свою ценностную шкалу для всего мира.

Именно отсутствие небуржуазных правых, как мощного политического игрока, даёт спать спокойно нынешней мировой буржуазной гегемонии. До тех пор “правые”, “левые”, “националисты”, “коммунисты” и все прочие - колода карт в игре буржуазно-либерального лобби с остальным обществом. И в этом казино правила устанавливают именно они. И подкидывают грамотно Трампа под видом правого, чтобы сорвать очередной большой куш.
Поэтому надо строить своё “казино” с блэкджэком и всем остальным. То есть правым нужен свой крупный плацдарм.
Пока что у правых это не получается. Поэтому-то столь ироничное название у этой статьи “Правые всех стран, объединяйтесь!” - калька с всем известного лозунга левых.
Возвращение правых в легальную политику в Европе и особенно в Германии и во Франции - это всё ещё оптимистическая трагедия. Фон правых в Европе увеличивается.

Но видится в этом желание буржуазно-либерального лобби отпустить вожжи для правых для решения каких-то своих экономических и политических задач. Сквозь пальцы они глядят на Грецию с её непомерным долгом - правые не смогут её вывести из кризиса, но смогут сдерживать левых. Йоббик в Венгрии сможет сдерживать иммигрантов и проводить в целом декоммунизацию в Восточной Европе. Да, именно поэтому так благосклонно относятся к правым в этих регионах. Но всегда притормаживают, если чувствуют опасность, как это было с Йоргом Хайдером и “Партией свободы”.

Буржуазно-либеральное лобби до определённых пор сдавало Францию и Германию на откуп миграции, перенося центр давления и рассеивая его с Израиля на весь остальной мир. Однако экономические издержки становятся существенными и крупная буржуазия не готова за них платить сама, сама испытывать то, на что подписала европейское население. Их говорящие головы уже забубнили о традиционности семьи и буржуазных ценностях, мол, куда же уходят они, после полувека вакханалии культурного неомарксизма. Внезапно. Это воспринимается простым наблюдателем, как “поворот вправо”. Нет, это просто хождение от одного кризиса к другому. До полного истощения производительных сил Европы. Морковка которой дразнят ослика.

Правым открыли вход в политику в ключевых точках Европы. И вот далее возникает вопрос - какой сценарий они выберут для своего развития? Захотят быть оппортунистами буржуазно-либеральной системы или всё же задумаются об обретении своего собственного плацдарма, где они смогут развивать сообщества в соответствии со своим собственным мировоззрением.

Наиболее реалистичный сценарий, но сложный для реализации - продолжать усиливать правый фон в Европе в целом, в качестве евроскептицизма и локального национализма - проэтнического (идентаризма) или гражданского.
Европа слишком истощена буржуазно-либеральной жизнью, чтобы стать плацдармом для правых. Ни одна отдельно взятая западно-европейская держава не подходит для этого.
Кстати, именно это и показала Германия в 20 веке. Зажатая в пространстве и комплексующая по нему страна. В какой-то степени это было двигателем правого дискурса, но в итоге завело его же в тупик. Идея Единой Европы была и буржуазно-либерального пула и у правого. Но германоцентризм на основе монархо-империалистического наследия завёл этот правый плацдарм в тупик. Франция, несмотря на сильную правую составляющую в начале века, уже не могла достойно и самостоятельно выставить её в противовес левой и буржуазно-либеральной системе.

Англо-американская система откровенно закрыла доступ правым к власти, они там вторичны и не самостоятельны. Хотя перспективы в 30-х просматривались, но буржуазия и левые задавили правых как на Туманном Альбионе, так и в США: дух фритредерства и предпринимательства оказался сильнее. Правые в США, имеющие возможность приобретать целые арсеналы огнестрельного оружия на любой вкус, не могут даже памятники сегодня защитить от лево-либеральных вандалов даже при “правой” администрации Трампа. Никакой раховы там не будет, сколь пламенно бы о ней не писали американские правые. Всё правое свелось у них сегодня к мемасам альт-райтов о лягушонке Пепе.  

В Канаде и Австралии вряд ли правый плацдарм возможен из-за сильного влияния англо-американской культуры. Казалось бы в Австралии можно изолированно развиваться. Но на деле же Австралия прочно и основательно вовлечена в мировую экономическую систему и просто географическое положение не способно оградить правый мир от мощного внешнеполитического давления конкурентов.
Победа в отельной европейской стране правых либо ограничена, либо будет подавлена. Так как без основного плацдарма у правых не будет своих финансов, своих СМИ - они будут привязаны к мировой бирже и к мировому инфополю, которые уже под властью буржуазно-либерального лобби. Хотя идея сама по себе заманчива - обрести небольшие, но мощные правые форпосты. Но над этим надо конкретно работать, объединив значительные усилия. И если карательно-агитационная машина буржуазно-либеральной системы это заметит, то может пустить все эти усилия прахом.

На Россию, как на возможный правый плацдарм после войны давно обращали взгляд правые мыслители Европы. Вспомнить хоть коммунитариста Жана Тириара с его сравнениями СССР и Третьего рейха, хоть Юргена Ригера, беспрестанно говорящего о необходимости немецко-российского политического союза, хоть Гастона-Армана Амодрюза с его пламенными речами о глубинной близости русской и западноевропейской культуры. Примеров можно привести много об оси Россия-Европа в противовес англо-американской системе.

К несчастью, европейские правые переполнены стереотипами о России на основе антикоммунистической и антисоветской риторики. Они неверно понимают в целом Россию. Впрочем, излишне прозападная правая интеллигенция также грешит неприятием собственной истории такой какая она есть. Грешок низкопоклонства пока что не изжит. Слишком велико желание быть вторичными, всё время оглядываться, а что там думает про нас какой-нибудь Майло Гианнопулос. Слишком робки они чтобы начинать говорить от себя, от своего момента, своей позиции, не ища каких-то шатких оснований у правых прошлого - эмиграции, дореволюционного периода. Мы есть, с нас начинается новая эпоха - вот что они должны сказать сами для себя.

Россия - как оплот мирового райтизма.

Однако вернёмся к России как к перспективе правого мирового плацдарма. Какие есть положительные основания для такого её положения?
Во-первых, мировая буржуазно-либеральная система никогда не согласится и не пойдёт на то, чтобы сделать Россию равным участником своей системы. Она приложила в последние 25 лет огромные усилия, чтобы превратить её в зависимую ресурсную отсталую в сфере образования, человеческого потенциала экономическую территорию. 75-80% национального достояния в виде капитала вывезена её набобами из РФ за это время. Какую-то самостоятельность РФ сохраняет лишь по причине сверхдержавного наследия в виде ядерного ОМП. Химическое уже сокращено полностью, ядерный чемоданчик также стал значительно легче. Однако, он позволяет местным латифундистам сохранять своё положение стабильным.
Во-вторых, правые взгляды воспринимаются населением страны всё больше положительно. Положение “осаждённой крепости” после событий на Украине этому способствует. Правда эту правую волну сумели направить в монархо-империалистическое и военно-патриотическое русло. Национализм сдерживается тут как нигде в мире: что говорит о его колоссальном потенциале в РФ.

Национальной картой играют очень осторожно. Мелкими порциями. То “национальные проекты” в многонациональной стране, то “российская нация”, где провозглашён многонациональный народ, то “программные статьи” перед выборами с упоминанием о том, что есть в РФ государствообразующий народ и прочие мелкие дозированные подачки, с тотальным подавлением какой-либо неофициозной инициативы в этом плане. Основной акцент - на внешнеполитическое противостояние. В результате этой показной национальной бравады за рубежом власти РФ воспринимаются националистами даже представителями правых. Но нам на месте, знающим все подводные камни российской национальной (а вернее антинациональной) политики, понятно, что это вовсе не так.
В-третьих, РФ находится в глубоком социально-экономическом кризисе. Надвигается и структурный кризис - звоночки от путинских министров становятся всё чаще по тем или иным сферам: в сотне мировых вузов нет ни одного российского, преподавать больше одного иностранного языка в школах по всей стране стало невозможно - это так, из последних новостей. Точек деградации гораздо больше и кто наблюдает за политической жизнью страны видит подобные реляции отовсюду каждый день, как бы не пытались государственные СМИ изображать тут прогресс и процветание. Падение доходов населения, демографическая яма, даже спад “замещающей миграции”, провал “модернизации”, “деофшоризации”, “стратегии 2020” и прочих блестящих фантиков от правительства всё больше и больше создаёт в обществе потребность в смене политической парадигмы.

Сколько болты не закручивай, хорошего не получится. Так что смена вех надвигается сколь долго бы не пытались временщики её сдерживать.

И поэтому возникает шанс прихода правого правительства. Вне зависимости от возможных препятствий этому процессу, шанс всё же есть.

Понятно каждому правому, что если Россия станет правым плацдармом, то открываются колоссальные перспективы. Россия - почти единственная страна, способная на автаркию. Она геополитически расположена в центре мира - хартленд. Это 1/7 часть суши, это 40% всех минеральных ресурсов планеты и т.д.
Особенно это было в своё время понятно левым, что тут и держали свой плацдарм 73 года. И они также имеют планы на возвращение его себе. Для их парадигмы кризисные обстоятельства весьма благоприятны, как и 100 лет назад.

Однако вкладываться в правых в России практически никто не старается. Как бы не старались правые в РФ демонстрировать свою легальность, лояльность буржуазно-либеральным правилам в последние годы, как бы не прельщали они элитарностью правящие круги, пока что у них не получается дать понять общественности, что нет в России и мире иного пути, кроме правого. Чтобы выйти из его современных кризисов и угроз. Как ни изощрялись в фантазии и шкварились в связях Дугин, Проханов, Севастьянов и многие многие другие, закидывая удочки в истеблишмент, не смогли сдвинуть с места этот воз.

Впрочем, понять инвесторов можно. Это опасно по двум причинам. Первая - закон излишне карателен сегодня именно к правым. Вторая - всё ещё сильная маргинальность правой среды, в ней большое число радикальных неадекватов, способных подставить инвесторов под удар карательной машины современного правосудия.

Логика событий диктует нынешним властям, что пора переходить на правое, чтобы вновь не оказаться под пятой левого. Правые становятся нужны для установления баланса сил. Но как их вернуть, по всей видимости, “наверху” не совсем понимают. Боятся в первую очередь партнёрства с правыми, как по имиджевым соображениям, так и просто не хотят делиться полномочиями и ресурсами, хотят слишком ручных, управляемых правых. А даже при наличии ручных управлять ими непросто: чего стоят поджоги за фильм “Матильда”. Выпустить эту энергию в общественное сознание опасно, так как “наверху” всё ещё придерживаются буржуазно-либерального дискурса. Машина патриотизма работала с 2014 по 2017 год неплохо, но исчерпала свои возможности. С фантазией в “высоких кабинетах”, кстати, тоже кризис. У них вот сейчас не хватает ума на большее, чем пропихивать в кандидаты в президенты (естественно помимо единственного кандидата) бывшую ведующую “Дома-2”. Правых и левых они боятся, но если такие у них нынче протеже, то значит, что в их стане очень всё печально.

Продолжение Панамского дела - а это не за горами - вполне может изменить диспозицию на шахматной доске мировой политики. КНДР, Сирия - это где-то там, на краю доски. Концентрация капитала же требует нового передела, как финансов, так и всех остальных активов глобальной экономики. Кризис всё глубже. Решался же он всегда крупными геополитическими катастрофами. Китай пока ещё далёк от таковой, развал Евросоюза не так уж и желателен. Тоньше всего опять в России.

Никакие сказочные “методологи” не спасут российские элиты от развязки нового гордиева узла глобальных противоречий. Вся мировая система офшоров держится на неких “джентельменских соглашениях”. Но концентрация капитала нарушит и его в скором времени. И всё будет обставлено - да, “борьбой с коррупцией”. Кто этот буржуазно-либеральный тренд тут сейчас возглавляет, все в курсе.

Как когда-то монархические империи в итоге столкнулись друг с другом в 1914 году, так сейчас происходит и с буржуазно-либеральными корпорациями в виду текущего отсутствия мощных конкурентов на горизонте. Но вот кто выйдет в победители в итоге? Большой вопрос.

Скажут, есть Китай, но он выбрал очень интересную продуманную позицию. Он действует внутри в русле левой парадигмы, в глобальной экономике в русле буржуазно-либеральной парадигмы, во внешней политике - Китай действует, как национальное государство, то есть как правые. Полувековая гражданская война научила китайцев жёсткости, взвешенности и неторопливости. Вывести его из равновесия вряд ли удастся в ближайшее время.

Опять же из ряда стратегических противников Россию буржуазно-либеральный плацдарм никогда не исключал, несмотря на её ресурсный статус.

Прогнозы по экономике для России совсем не радужные на ближайшие годы. И вряд ли нынешнее правительство после перевыборов будет способно найти пути выхода из упадочного состояния. Население нищает. Левый дискурс становится всё более востребованным, на чём играет и “несистемная оппозиция” в своём популизме.
Страна скатывается влево. А баланса сил в ней нет. Правые уничтожены под корень на сей момент. Просто затоптаны, загашены. Там выбирать даже не из кого.

Райтизму, казалось бы, вообще нет никакой перспективы тут. Но также было и с лефтизмом в России сто лет назад. Казалось бы, жалкая кучка большевиков со своей “Искрой”. Всех сослали-выслали кого только можно. Россия на переломе всегда непредсказуема.

Так что шанс у правых тут есть, особенно теперь, когда можно начинать практически с нуля после всех чисток. Естественно, им придётся значительно почистить свой дискурс от устаревших догм, составить новые заманчивые предложения как социуму, так и потенциальным инвесторам как внутри страны, так и за её пределами.
В плане международного сотрудничества райты в течение истории были слабее левых. То есть ждать серьёзной финансовой поддержки от зарубежных правых практически нет смысла. Особенно российским правым. Поэтому искать инвесторов придётся внутри страны, то есть у своих. К сожалению, национальная буржуазия в России не сложилась на достаточно сознательном уровне, чтобы обратить внимание на правых.

Нужны новые правые стартапы, нужен образ правого будущего, вместо образа печального правого прошлого. Правые в России есть, среда для их генерации тоже вполне плодородная. Но готовы ли они вступить в новый виток борьбы за своё правое дело? Ближайшие годы покажут.

Центральной же задачей правых является именно консолидация. Именно поэтому такой призыв: “Правые всех стран, объединяйтесь!”. Но пока что правые в РФ удачно раскалываются. Как по идейным направлениям, так и по конкретным событиям.

Первичным решением для объединения пока что видятся лишь широкие дискуссии по правому дискурсу. Поиск точек согласия, поиск инструментов и связей для выхода на легальную политическую арену.

Конечно же, придётся ориентироваться на мировую тенденцию усиления правого фона. Но всё-таки в России райты будут вынуждены действовать намного осмотрительней и осторожней.

Богдан Заднепровский, 2017

Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.