antimarchenk (antimarchenk) wrote in ru_polit,
antimarchenk
antimarchenk
ru_polit

Национал-социализм: понятие и политическая самоидентификация

(лонгрид)


Национал-социализм: понятие и политическая самоидентификация.


I. Понятия и пропаганда.

Ни для кого не секрет, что сторонники любого политического направления, представляющие как большие идейные течения в виде мир-систем, отдельные идеологии или доктрины, ту или иную силу конкретной политической системы, внутренние фракции того или иного движения или партии создают негативный образ своих оппонентов. Демонизируют и очерняют их взгляды, поведение, их исторические события, их деятелей, как прошлого, так и настоящего.

В основном в этих попытках доходят до максимального олицетворения оппонента со злом, со всем мерзким и порочным, что есть на белом свете.

Методика такой агитации проста и отработана: на ¼ правды накладывают ¾ домыслов.

Идеи оппонентов – упрощают, утрируют, огрубляют, изображая их самыми простыми низменными инстинктами человека, причём греховными – похоть, зависть, жадность, чревоугодие, гнев, гордыня, уныние.

Исторические или текущие события, где активно участвовали оппоненты, дозируют с определённым перекосом: драматические выводят на первый план, то есть жертв обстоятельств обязательно возводят в главные персонажи, показывают только те события, которые выгодны критику.

Образ деятелей искажают, делают карикатурным, гиперболизируют до сарказма или абсурда. Также в этом всём манипулируют с цифрами, документами.

Могут выдумывать не существующие документы под те или иные теории критики оппонентов, могут скрывать документы и информацию в отношении оппонентов, особенно в том случае, если сами критики замешаны в культивировании позитивных связей со своими визави, или не сильно афишировать в СМИ.

Всё это работает на массовую аудиторию, создаёт и закрепляет многолетние стереотипы в отношении тех или иных участников политической жизни.

Вся подобная агитация задействована для воспитания общества в том или ином идеологическом ключе.

В современном мире либеральная идеология демонизирует и выставляет в чудовищных красках «тоталитарные» режимы – коммунистические, фашистские, причём с огромными усилиями отождествления коммунизма и фашизма, как чего-то единого. В свою очередь, ещё недавно по историческим меркам советские пропагандисты зачисляли фашистов и капиталистов в один ряд. А фашисты тоже ничтоже сумняшись записывали коммунистов и либералов в братьев. В общем, все старались разделить по-манихейски себя на добро, а всех остальных – на зло.

Больше всего, конечно же, очернительной критики и разного рода фальсификаций достаётся тем политическим течениям, что проиграли в исторических битвах.

Самым одиозным на сегодняшний день преподносят такой политический феномен, как национал-социализм. Так как он потерпел наиболее максимальное поражение в истории в виде германского национал-социализма 20-40-х гг 20 века.

Факт этого краха открывает для самого разнообразного круга авторов широчайшее поле для фантазий и теоретизирования.

Вокруг национал-социализма огромное количество домыслов и вымыслов, огромное количество нераскрытых страниц его истории, что позволяет лепить всевозможные голословные и на вид правдоподобные классификации и описания самым разным агитаторам тех или иных взглядов.

Наиболее банальным стереотипом о национал-социализме остаётся причисление и смешение его с фашизмом. Это одно из самых закоренелых клише в либерально-буржуазной и коммунистической пропаганде. То, что национал-социализм не фашизм, есть достаточно много утверждений, как сторонников первого, так и второго, так и мнений объективных наблюдателей. Однако как либерально-буржуазные, так и коммунистические критики сначала использовали фашизм, как некий ярлык в отношении целого ряда режимов в эпоху их существования, так и после – в исследовательских классификациях в своих научных, образовательных и пропагандистских трудах.

С этими оценками можно соглашаться в рамках исследовательского изучения феноменов, либо возражать, так как национальный социализм появился раньше фашизма, либо они появились независимо друг от друга, и даже рассматривать фашизм, наоборот, как форму национального социализма – то есть изменить родовидовые отношения в соответствии с исторической хронологией. Но проблема тут в другом – термин «фашизм» сегодня обладает исключительно отрицательной коннотацией в массовом сознании. И сложно отделить объективизм исследований от субъективизма пропаганды.

«Эмоциональное содержание этого слова долгое время посвящалось очернению политической концепции, которая никогда не была в первую очередь очень ясной. Когда Муссолини и Леон Блюм, Франклин Д. Рузвельт, Франко и Жозе Антонио, Кодряну, Пилсудский, Хендрик де Ман, Джозеф Маккарти, и Шарль де Голль были каждый в свою очередь названы фашистами, что же должен был означать фашизм? И долгое время социалисты были известны как социал-фашисты для коммунистов, когда прусские юнкера, итальянские консерваторы, или французское движение «Огненные кресты» были обозначены как фашистские такими известными людьми как Тольятти, Торез, и Тельман, обличены как фашисты, как это возможно, даже для большинства политически грамотных людей, различить и понять, что же фашизм означает в действительности?» (1). - справедливо задаётся вопросом один из известнейших либеральных исследователей фашизма Зеев Штернхель.

Есть попытки включить национал-социализм, фашизм в рамки консерватизма рядом исследователей. Но консерваторам это надо? Зачем им негативные сравнения с этими феноменами в их реальной политической борьбе?

Некоторые политические движения, смешанные в эту кучу под размытым названием «фашизм», не были настолько уж очевидно схожи с тем, что подразумевалось пропагандистами под фашистами: хустиализм Перона, салазаризм – не такие уж и фашистские. В итоге одни хотят обзывать других фашистами – и это уже доходит до маразма. И либеральный фашизм уже нашли и коммунистов фашистами обзывали тоже. Другие же не хотят, чтобы их смешивали в эту кучу-малу «фашистов».

Поэтому лучшим выходом было бы отделять всех от всех по тем именам, что они давали себе сами: то есть по самоназванию, по принципу политической самоидентификации. И уже потом как-то соотносить их друг с другом и классифицировать.

Ещё более нелепым, но распространённым стереотипом является мнение, что национал-социализм придуман Гитлером. Да, большое количество людей именно так и скажут, что национал-социализм – это детище Гитлера.

Нередким заблуждением подобного рода является и стереотип о том, что Маркс изобрёл коммунизм/социализм. Несмотря на то, что сами Маркс и Энгельс делали исторические обзоры происхождения, становления, классификации социализма и коммунизма, даже в самом знаменитом своём Манифесте.

То же можно в какой-то степени сказать и об итальянском фашизме, каковой также не был создан Муссолини в чистом виде. Фасции (фаши), как организации, появились ещё в конце 19 века у революционных демократов и синдикалистов на Сицилии, чтобы отличать себя от отрядов других политических движений. Сама фасция символизировала силу в единстве. А Муссолини в годы Первой Мировой создал свою фасцию «Fasci d'azione rivoluzionaria» (Фасция революционного действия). И только в 1919 году он создал всем известные «Итальянскую фасцию сражения» и произнёс знаменитую речь на Площади Святой Гробницы об учреждении фашистского движения (2).

Так происходит с одной стороны, потому что сами представители этих учений чрезмерно старались завысить роль «отцов основателей» в своём мифотворчестве, с другой стороны интерпретаторы как объективные, так и оппоненты – обобщали и упрощали в своих формулировках описание происхождения этих феноменов. Происходило у последних это не в последнюю очередь из-за недостаточного доступа к историческим документам и из-за необходимости подгонки образа врага к определённому одномерно воспринимаемому стандарту, либо в силу «самоцензуры» - боязни показаться в обществе не комильфо.

Но наиболее массовой причиной таких ложных установок является невежество самих сторонников тех или иных политических движений. Полным полно людей, считающих себя коммунистами, не читавших даже Манифест коммунистической партии, куча скинхедов никогда не читавших Майн Кампф, многочисленная либеральная публика и подавно не в курсе, кто формировал их ценности и взгляды: вряд ли они с лёгкостью вспомнят, кто такие Джон Локк, Теодор Мальтус, Герберт Спенсер, Людвиг Мизес, Фридрих Хайек, Карл Поппер и т.д. Много ли из людей либерального мира навскидку знают, кто писал Декларации прав человека? Но все либерально мыслящие люди точно знают, кто такой Гитлер, Муссолини, Маркс, Сталин именно благодаря непрекращающемуся валу критики этих персон, идей и событий с ними связанных.

Этим «аргументом к невежеству масс» очень хорошо пользуются пропагандисты. Причём интересно, что формируют это самое невежество, рассуждая именно о невежестве идей и исторических персонажей и масс их разделявших.

Все хорошие идеи, правильные – светоч знаний, все плохие – омут мракобесия, тяжёлых условий жизни, невежества масс и злодеев в этих условиях и массах воспитанных, все правильные – основаны на высоких человеческих началах, все плохие – на низменных инстинктах и пороках.

Очень в этом плане наглядно эссе Эдварда Радзинского о Гитлере (3). Где в присущей ему трагической ораторской возвышенной манере Радзинский рассказывает о тяжёлых условиях жизни низов, сформировавших Гитлера. Всё это делается с упором на низменные чувства – Гитлер воспитал ненависть, ненависть была его главным талантом, он произносил речи ненависти, которые очень нравились немцам. Спекуляция ненавистью и любовью для либералов одна из самых любимых. Целые движения построены на ней – хиппи, пацифисты, феминизм. Сплошная любовь в мире ненависти, либо сплошная ненависть давящая всё, что стремится к любви. Но не это цепляет у Радзинского. Сами исторические факты о Гитлере он преподносит достаточно честно. Да, было, делал, говорил.

Но есть такие фишки упрощения и утрирования, касающиеся именно формирования мировоззренческого фона, повлиявшего на становление национал-социализма до прихода Гитлера в политику. Радзинский рассуждает о том, что вот де были Гобино и Чемберлен, которые сформировали идею о превосходстве рас. Сама идея глупенькая и простая. Также он там не забывает и других научных деятелей, которые внесли свой вклад в «симфонию ненависти» Гитлера: и Фихте, и Вагнера с его музыкой, и Гегеля с его философией истории он поминает, и, конечно же, Ницше – это типовой набор злодеев-философов в либеральном пантеоне критики фашизма. Да и сам «Майн Кампф» тоже изображает эдакой не слишком уж привлекательной поверхностной книжицей.

На деле же – попробуйте прочесть толстенный «Опыт о неравенстве человеческих рас» Гобино, двухтомник Чемберлена «Основания 19 века», и 700-страничный «Майн Кампф». Это сделать весьма непросто, да ещё вдумчиво, чтобы разобраться, что к чему.

И окажется, что труд Гобино вполне себе перекликается с теорией этногенеза Гумилёва, что Чемберлен там и про славян хорошо отзывался, а не только немцев возвышал, что вряд ли есть отдельное произведение Ленина толще по объёму «Майн Кампфа».

Радзинский даже лингвиста Шлегеля помянул, в связи с теорией того об индоевропейском праязыке и пранароде. Мол, это дало толчок в будущем именно для становления антисемитизма и расового превосходства. Как ужасно… Но в современной лингвистике эта теория как была одной из наиболее реалистичных, так и остаётся. Ей продолжают учить, её продолжают развивать нынешние уже учёные.

И получается глупенькими и простыми делает Радзинский аудиторию своего эссе. Целые тома, теории в науке, произведения искусства, созданные людьми с научными степенями, известными деятелями культуры – глупенькие и простые. Потому что Радзинский так сказал.

Довольно легко можно возразить, что все эти теории далее тоже упрощаются и раскладываются на «азбучные истины» ангажированными образовательными кругами, как своей эпохи, так и последующими, агитаторами-публицистами этих взглядов в газетах, журналах, брошюрках, что и создаёт этим идеям подобный образ тупых и непримиримых. Так что вроде претензии к таким, как Радзинский не слишком основательны. Однако же, в данном случае, Радзинский показывает уже сами первоисточники примитивными.

А это не так в отношении всех политических идей. Все политические идеи – результат очень сложных исследований очень неглупыми людьми. И это понимают те, кто глубоко погружается в первоисточники и те, кто занимается научными исследованиями социальных и политических феноменов. Но пропаганда не перестаёт делать своё дело, так как борьба политических течений продолжается.

В целом же Радзинскому как критику Гитлера и национал-социализма далеко до Эриха Фромма (4)
с его психоаналитической монструозной теорией о том, что Гитлер был сексуальный извращенец, некрофил, жертва инцеста и т.д. Подобных агиток попроще тоже хватает.

В нашем же случае больше всего интересует именно эта лёгкость притягивания за уши к национал-социализму любого феномена или мыслителя 19 века.

Именно по причине недостатка информации об истории национал-социализма, по причине широкого смешения этого феномена с другими, и причине одностороннего наделения его негативными для дня сегодняшнего признаками.

Например, есть книга «Английские корни немецкого фашизма» Саркисьянца (5), где он показывает, как похож гитлеризм на Британскую Империю: раскрывается огромный пласт империалистической мысли Метрополии, насквозь пропитанный тем, что позднее можно найти и в гитлеризме.

При желании можно написать в подобном духе, что Гитлер строил вариант Соединённых Штатов Америки в Европе и брал за основу американскую демократию тех лет. «Доктрина Монро» и «политика большой дубинки» Теодора Рузвельта – оправдывали захват колоний. Сегрегация – оправдывала расовое деление и превосходство. Резервации – да есть теории, что Гитлер хотел вывезти евреев в Мадагаскар, создать им отдельное государство. В США писались евгенические законы, в США же возникла теория о недочеловеке (Стоддард), в США был также сильно развит антикоммунизм, в США в начале 20 века были ограничительные иммигрантские законы.

Антисемитизм в частности, за что так попрекают именно Гитлера, – был до 1945 года общеевропейским феноменом вне зависимости от национал-социализма. Его риторика была повсеместной, она не была признаком только одной политической доктрины. Это не родовая черта только национал-социализма, это отпечаток всей той эпохи. Законы, запрещающие антисемитизм появились только в Советском государстве после 1917 года. А так, антисемитизм был повсюду сплошь и рядом, да что там – Уинстон Черчилль тоже засветился со статьёй в антисемитском духе (6).

В той же Америке известный промышленник Генри Форд написал весьма популярную в те далёкие 20-е годы книгу «Международное еврейство» ещё до появления «Майн Кампф».

Естественно, что Гитлер довёл борьбу с евреями до апофеоза во время Второй мировой войны. И теперь, именно из-за политики этого человека, антисемитизм стал всеобще осуждаемым феноменом. Хотя яростнее критиков его власти – чем еврейские СМИ и организации до войны ещё поискать.

Но даже и после войны ту же Америку можно по многим вопросам сравнивать с Третьим Рейхом – борьба за права цветного населения против расовой дискриминации, женщин за права, иммигрантов, антикоммунизм, маккартизм, укрытие нацистов. Ни символика, ни взгляды НСДАП в США до сих пор не запрещены. Осуждаются, ведётся контрпропаганда, пресекаются экстремистские какие-то явления, но идеи вовсе не затрагиваются.

До 1939 года национал-социалистические организации в США вообще себя чувствовали очень вольготно (7). США со скрипом вступили во Вторую Мировую войну. Неслабо кредитовали Германию в её преддверии. Об этом всём известно из трудов советских пропагандистов, таких как Л. Безыменский, Н. Яковлев и многих других.

Современная история – это широчайшее поле битвы для пропагандистов. И, как видим, теории можно формировать самые разные и самые забористые.

Как в общем и целом работает пропаганда в отношении национал-социализма – ясно. В связи со всем изложенным хотелось бы обратить внимание на нетривиальную инсинуацию в виде конкретного примера, причём весьма посредственной грубоватой работы в агитационном плане, но весьма наглядной в том, как работает механизм пропагандистского подлога.

На первый взгляд всё просто, но если покопаться, то можно нарыть много полезного для анализа агитационных материалов и заодно прояснить некоторые интересные и малоизвестные факты из истории национал-социализма. Приведём текст данной агитки целиком:

Богдан Заднепровский

Полностью статью читайте по данной ссылке:

https://docs.google.com/document/d/1Lb0ktu5mVSr8q89lMdQSjhAS6vR7bW0uu8p9O3AkfTk/edit?usp=sharing

Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments