katmoor (katmoor) wrote in ru_polit,
katmoor
katmoor
ru_polit

Вопрос №1

продолжим начатый вчера разговор.

как показал вчерашний опрос http://ru-polit.livejournal.com/12368691.html
уважаемые сообщники согласились с тем.что преодоление последствий свидомизма  на украине должно осуществляться методами №№ 1 и 2 .напоминаю суть этих методов

1. Проведение жесточайших политических и физических чисток с широким применением формализованного и неформализованного насилия в отношении причастных к ушедшей формации либо коллаборационистов. Этот путь характерен для стран, переживших оккупацию. Им после Второй мировой войны прошли Франция, Югославия и Албания.

2. Преодоление прошлого с использованием системных правовых и репрессивных методов, включая политические чистки и массовое уголовное судопроизводство: денацификация Германии и Австрии после Второй мировой войны были именно таковы.

очень показательно,что в отличие от Расты большинство участников отдает приоритет методу №;1. это говорит о том, что территория украины является скорее оккупированной фашистами территорией,чем очагом фашизма. Хотя наличие очага фашизма на украине отрицать также нельзя.

И для искоренения этого очага придётся решить целый ряд вопросов. Пройти целый ряд этапов исцеления. Многие из которых практически полностью будут повторять тот путь, на который в 1945 году ступила Германия.

И прежде всего решить придётся самый первый и самый главный вопрос. Тот, о котором сейчас стеснительно молчат. Вопрос, даже сам факт упоминания которого многие полагают опасным. И они молчат, эти многие. Молчат, ожидая того момента, когда кто-то скажет об этом первым. Что ж... Давайте, это сделаю я.



Вопросом №1 после победы будет являться ВОЗМЕЗДИЕ.

Именно так. Со всех больших букв. Потому, что по уровню принципиальности этот вопрос превосходит все остальные в разы. Виновные в том, что сейчас творится на территории бывшего государства "украина", должны понести прямую и непосредственную ответственность. В той мере, какая соответствует тяжести происходящего. И в той форме, какая будет сочтена справедливой и необходимой. А происходящее чем дальше - тем тяжелее. Территория, захваченная "украинским проектом", буквально погружается в трясину фашистского безумия. Хозяева заведений, разгромленных за русский язык, публично просят прощения у погромщиков. На таксистов, в которых стреляли охранники одного из "фюреров" за отказ ответить на бандеровское приветствие, заводят уголовные дела. А скоро вполне может оказаться вне закона целая Русская Православная Церковь. И за публичное исповедование русского православия так же может наступить уголовная ответственность. Просто вдумайтесь в уровень мракобесия того, что происходит. Как вам зрелище? Вот почему мера возмездия за всё это должна быть предельной. И дело здесь совершенно не в чьей-то кровожадности. Нет. Дело здесь абсолютно в другом - это не должно повториться. Никогда.

Но есть здесь и ещё кое-что. И это "кое-что" состоит в том, что, при лечении поражённой духовной чумой части русского народа, неизбежно выявится доля, поражённая необратимо. Неизлечимая доля. Которую придётся так или иначе изолировать от тех, кого можно вылечить и кого подавляющее большинство. И вот ЭТО и есть, действительно, самый тяжёлый вопрос. Решать который по принципу Арнольда Амальрика мы не имеем права. Просто потому, что мы - не они. А как, в таком случае, его решать?

В Писании сказано: "Отдели зёрна от плевел, а агнцев от козлищ" (Матф. 13, 24-30). И это основное, что нам предстоит сделать на данном этапе. Ведь невиновных в конкретных преступлениях будет 90%. Американцы в 1945 году вышили из положения следующим образом. Они составили анкету из 131 вопроса, по итогам заполнения которой население покорённых Германии и Австрии было поделено на пять категорий:

1) главные обвиняемые (военные преступники);
2) обвиняемые;
3) второстепенные обвиняемые;
4) соучастники;
5) невиновные;

Основным критерием для них было членство в НСДАП, а так же в СС, СА и других нацистских структурах. По каждой из категорий существовал отдельный подход. Что ж, возможно, и здесь будет так. Но, не вдаваясь в такие совсем уж конкретизированные аспекты будущего, я, пока что, упрощу схему. Мне думается, что сделать это можно следующим образом. Неизлечимо поражённую часть населения можно образно поделить на две категории: активные и пассивные бандеровцы.

Активные бандеровцы - это лица, прямо причастные к военным преступлениям, а так же пропаганде фашистской идеологии. Да, друзья мои - и они тоже. Потому, что на самом деле, крови на них не меньше, чем на любом палаче из бандеровского тербата. При работе с этой категорией разумно вспомнить всё тот же опыт Нюрнбергского процесса, постановившего, что, помимо прямых преступных деяний, существует так же и коллективная ответственность членов организаций, признанных преступными. Организаций, факт членства в которых уже сам по себе является составом преступления. К таковым можно отнести:
- идеологические бандеровские вооружённые формирования ("тербаты", "добробаты" и так далее);

- политические организации, транслировавшие бандеровскую идеологию, либо активно ей потворствовавшие ("Свобода", "Правый сектор", "УНА-УНСО", "Белый молот", "Тризуб" и так далее);
- некоммерческие структуры и организации, имеющие государственный статус, занимавшиеся генерацией смыслов, осуществлявшие идеологическую поддержку бандеровского проекта и бывшие его общественно-идейным бэкграундом (такие, как т.н. "украинский институт национальной памяти" Вятровича, "Просвита" и так далее);
- средства массовой информации, осуществлявшие пропаганду бандеровского проекта.

Для поборников "свободы совести" замечу, что СМИ не имеют никаких преимуществ перед всеми остальными участниками процесса. Они - такие же виновные, как и боевики из карательных батальонов. А ещё напомню, что это международная практика, а не моя личная точка зрения. И, к примеру, когда в Танзании начал заседать международный трибунал по руандийскому геноциду, то на скамье подсудимых оказались не только палачи из ополчения "Интерахамве", рубившие людей мачете. Перед судом предстали так же и те, кто, фактически, призывал к геноциду со страниц газет. А так же те, чьим голосом в разгар бойни из радиоэфира звучало: "Кто заполнит пустые могилы?" (с). И если это было справедливо для центральной Африки - будет справедливо и для восточной Европы. У слов есть цена. Потому, что у слов есть последствия. И это справедливо в любой точке мира.

А если вы, всё же, хотите пример, что называется, "поближе", то я могу припомнить вам редактора газеты "Der Stürmer" Юлиуса Штрайхера, который был осуждён и повешен Нюрнбергским процессом исключительно за печатную деятельность. Он тоже был "всего лишь журналист"?



Впрочем, для т.н. "деятелей культуры", равно как и для части мелких пособников, можно сделать некоторое послабление: использовать практику смягчения ответственности, либо освобождения от неё за публичное раскаяние. Таковая практика широко применялась в ряде стран, переживших геноцид. И она крайне эффективна для создания общественного климата психологического отторжения того безумия, что происходило в прошлом, и тех, кто это безумие воплощал в жизнь.

Кроме того, отдельным пунктом, преступной организацией должна быть признана Служба Безопасности Украины (СБУ). Со всеми вытекающими последствиями. В отношении тех, кто с ней сотрудничал и отправлял людей в её застенки, может быть применён опыт ФРГ после объединения Германии, когда с любым досье любого осведомителя "Штази" мог ознакомиться любой желающий немец. По поводу этих осведомителей так же может быть применена практика "публичного раскаяния", о которой шла речь чуть выше.

Так же замечу, что нельзя обойти вниманием и военных, выполнявших преступные приказы по обстрелам мирных кварталов, а так же убийствам и притеснениям гражданского населения Новороссии и Донбасса.

"Но утро придёт и заладит каждый,
Что он выполнял приказ.
Но это было уже однажды.
А, впрочем, было ни раз.
И был эшафот, где скрипят ступени,
И в белых ремнях конвой.
"Приказ, говоришь?". И дрожат колени.
И пропасть над головой" (с).
/Игорь Сивак, "Солдату ВСУ"/

Военные преступления - это военные преступления. И делать скидку военным преступникам - это всё равно, что плевать на могилы тех, кого они убили. В Донецке есть "Аллея ангелов". Это мемориал убитым детям. Люди Донбасса приносят туда цветы и игрушки. И знаете что? В подавляющем большинстве случаев этих детей убили не идейные бандеровцы. Их убили такие вот "выполнявшие приказ". Нет, ребята - оправдаться за это у вас не получится. Пролитая кровь - не вода.



Критически необходимо так же создание институтов, которые будут осуществлять возмездие военным преступникам, бежавшим за рубеж. В качестве примера можно взять известный израильский "Центр Симона Визенталя". Говорю сразу - меня абсолютно не интересуют иные оценки его деятельности, кроме эффективности. А он эффективен. Очень эффективен. И о том, что украинских военных преступников достанут в любой точке планеты, до самих этих военных преступников желательно донести уже сейчас. Как минимум потому, что количество их жертв в результате этого знания может сократиться в разы.

Пассивные бандеровцы - это лица, не совершавшие преступных деяний, но твёрдо разделяющие бандеровскую идеологию без возможности изменения данного положения дел. Наказывать их формально не за что, но оставлять в новом обществе так же нельзя. А что, хотите сказать, что можно? Тогда мне хотелось бы знать, каким образом. Да они и сами не особо будут этого хотеть. Таким людям надо предоставить возможность уехать. Беспрепятственно. Быть может даже создать временные институциональные механизмы помощи в этом. У них уже есть своя страна. И называется она - Канада.

Так должен выглядеть первый этап дебандеризации Юго-запада Руси.

Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments