serjio_pereira (serjio_pereira) wrote in ru_polit,
serjio_pereira
serjio_pereira
ru_polit

Хмурое утро. Одноактная пиеса.

В пиесе участвуют те же герои, что и в ранее опубликованной пиесе "Ночь выборов" http://ru-polit.livejournal.com/12048857.html
___________________________
Раннее утро. Москва приходит в себя после супергрозы и урагана. По Красной площади резкий ветер гонит лоскуты газет и сорванную с деревьев листву. В кронах деревьев Александровского сада громко кричат вороны, дерущиеся из-за найденной где-то съедобной добычи. Сквозь пелену утреннего тумана башни и стены Кремля едва видны. Туман, как живой, шевелится и поэтому кажется, что дунет ветер посильнее, и всех их, и башни и стены, разом снесёт.
[На площадь, покачиваясь и спотыкаясь]На площадь, покачиваясь и спотыкаясь, выходит с раздвижной лесенкой под мышкой и с ведёрком в одной руке и футляром в другой, расклейщик объявлений и по совместительству сантехник Дима Песков. Останавливается перед главной афишной тумбой и начинает срывать с неё яркий, в четыре цвета офсетом плакат: "Анна - русская королева Франции".
Из рупора громкоговорителя висящего на столбе, прошипев и прохрипев, неожиданно раздаётся музыка...
Томбэ ля нэжэ тю нэ вьендра па сё суар... Светлая, лирически нежная мелодия кларнетов и флейты несётся над площадью. Сальватор Адамо, голосом наполненным томными хроматическими скольжениями, поёт о расставании с любимой девушкой, с которой собирался прожить всю жизнь.
- Ну блин, ёшкин кот! Совсем Михалыч мышей не ловит! - чертыхается Дима, - уволит его Владим Владимыч, и правильно сделает!
С этими словами он уходит, напевая себе под нос:"Тю нэ вьендра па сё суар мё кри мон дэзэспуар..."
За Димой, из окошка своего кабинета наблюдает Владим Владимыч.

Тем же утром. Несколькими часами позже. Рабочий кабинет президента РФ. Горит лампа под зелёным абажуром. В углу кабинета сломанный глобус Франции.
Лавров, затянувшись в последний раз тонкой египетской сигаретой, тушит её о Париж.
- Лягушатник, геронтофил хренов! Ишь чего о себе возомнил! И ты, Антон Эдуардович, тоже хорош! Бозоны-мезоны, тахионы-хреноны, нооскопы-хуескопы! Проще надо быть.
- Всё ведь верно было рассчитано, Сергей Викторович!- Вайно робко косится в сторону Владим Владимыча стоящего у окна, - и квантовая неопределённость и параллакс Меркурия в Тельце и Деве, и...
- Во-во! Тельцы, девы! Всё у тебя бабы на уме, - перебивает Вайно входящий в кабинет Шойгу, - разрешите обратиться, товарищ президент?
Владим Владимыч оторвавшись наконец от окна.
- Разрешаю, обращайтесь.
- Товарищ президент, разрешите брать Версаль!
Лавров, вполголоса:
- Дебил, бля!
Президент в изумлении.
- Какой Версаль, Сергей Кожухетович?
Шойгу достаёт из кармана генеральского кителя бумажку и читает:
- "Версаль, или Версальский дворец, бывшая резиденция французских королей в городе Версале, Франция". Ну мы его ещё правда не построили, Владим Владимыч, но смета уже готова. Разрешите представить?
- Нет, нет, Сергей Кожухетович, не надо. Вкратце можно?
- Так точно товарищ президент, можно! Пять миллиардов триста миллионов четыреста восемь тысяч шестьсот семь рублей двенадцать копеек!
Лавров, вполголоса:
- Дебил, бля!
- Ну это же сто миллионов долларов, Сергей Кожухетович! - восклицает президент, которому отказывает даже его, вошедшая в поговорку, сдержанность.
- Так точно товарищ президент! Полная реконструкция взятия Версаля русскими чудо-богатырями! Вот! - Шойгу достаёт из другого кармана кителя ещё одну бумажку и читает:
- "Святая Русь это богатыри русские, воплотившие в себе все лучшие черты русского народа. сейчас, когда русские люди сражаются за вселенское счастье против алчных мировых банкиров и звероподобных фашистов, важно, как никогда помнить про это" Никаких ста миллионов не жалко для этого, я прав товарищ Главком?
Лавров, вполголоса:
Хорошо излагает, собака, учитесь Антон Эдуардович!
- Такие вопросы, дорогой министр, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами американцами, - Владим Владимыч, приобняв министра за плечи, подталкивает его к выходу, - зайдите на недельке!
Вытолкав за дверь Шойгу Владим Владимыч вновь подходит к окну.
- Концепция соответствующим образом отрефлексированная в политике превращается в идеологию, не так ли Сергей Викторович!
Лавров тушит очередную египетскую сигарету о Руан.
- Как всегда, в точку, Владим Владимыч, гениально и для народа понятно.
- С прошлым надо расставаться смеясь, а то Франция, панимаешь, Аляска, туды ее в качель!- президент, обнимая за плечи Лаврова и Вайно:
- Нет у нас никаких конфликтов с нашими западными коллегами, друзья. Противоречия, то да, те имеются. Но ведь суть конфликта – не столько в возникновении противоречия, а сколько в способе его разрешения, в противодействии, не так ли, Антон Эдуардович?
Вайно, с опаской поглядывая в угол кабинета, где лежит сломанная астролябия, энергично соглашается:
- Верно, Владим Владимыч, и народ поддержит!
Из тарелки репродуктора вдруг раздаётся: "Там, где пехота не пройдёт и бронепоезд не промчится, тяжёлый танк не проползёт - там пролетит стальная птица!" в исполнении Академического дважды Краснознамённого, ордена Красной Звезды ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова.
Владим Владимич, хорошо поставленным баритоном:
- ... Пропеллер, громче песню пой! Неси распластанные крылья!
В кабинет заходит Кабаева и тоненьким девичьим тенорком подпевает президенту:
- За вечный мир в последний бой, летит стальная эскадрилья!
Затем подходит в чайному столику в углу кабинета. На столе всё, как положено; сахарная голова, в специальную плотную бумагу синего цвета, которая так и называется – сахарная, обёрнутая. Варенья разное в вазочках, булочки, ватрушки. Ну и главное - самовар, старинный от Баташева ещё, семи литровый! Весело пыхтит, пар колечками пускает.
Кабаева чуть морщит свой носик. Она привыкла к старому, ещё андроповскому чайнику, а самовара пока побаивается.
- Всё вы в делах, всё в заботах государственных, Владим Владимыч! А позавтракать небось забыли?
Заметив Вайно, она всплёскивает руками:
Ах да, Антон Эдуардович! Я вам тут бадягу принесла. Помажете, и как рукой снимет!
- Очень мило с вашей стороны, Алина Маратовна. Только, право, вы зря беспокоились. Я уже пятак приложил, старый, советский, от деда мне достался, - Вайно зачем-то достаёт из кармана пятак и показывает его Кабаевой.
- Невелико беспокойство, Антон Эдуардович! А береженого Бог бережет.
Президент, тем временем, продолжает петь:
- ... Пилоту недоступен страх, в глаза он смерти смотрит смело и если надо жизнь отдаст,
как отдал капитан Гастелло!
Лавров, Вайно, Кабаева обнявшись за плечи, поют все вместе: ...Пусть знает враг, что мы сильны! Героям-патриотам слава! За Сталинград и Ленинград отплатим мы фашистским гадам!
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments