Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

К 100-летию революции. Переворот в словаре



Революция 1917 года повлекла за собой, между прочим, огромный переворот в языке, в словаре, о котором написаны тома и тома, и ещё много можно было бы написать. Но выделим одну сторону дела, о которой писал Корней Чуковский:
"Революция 1917 года очистила наш язык от таких унижающих человеческое достоинство слов, как жид, малоросс... инородец, проситель, простонародье, прислуга, лакей, мужичьё и т. д. Из действующих они сразу же стали архивными. Исчезли самоеды и сарты, то есть те презрительные клички, которыми в самодержавной России именовались ненцы и узбеки. А вместе с ними и такие подобострастные формулы, утверждавшие неравенство людей, как милостивый государь, господин, ваш покорный слуга, покорнейше прошу, покорнейше благодарю, соблаговолите, соизвольте, извольте, честь имею быть и т. д. А также: ваша светлость, ваше сиятельство, ваше благородие, ваше высокопревосходительство (сохранившиеся у нас лишь в языке дипломатов) и т. д. Уничтожено унизительное слово прошение. Вместо чернорабочий стали говорить разнорабочий."
Ну, а контрреволюция 1991-го и последующих годов, как водится, постаралась по мере сил вернуть всё "на круги своя".
Уже в начале 90-х воскресли феодальные титулования. В церкви они не исчезали и в советское время, от "Его Святейшества" до "Его Высокопреосвященства". А тут стали множиться и разрастаться, обычных священников тоже стали именовать "Вашими Преподобиями". Двинулись титулования и в светскую, государственную жизнь: судей стали официально именовать "Ваша Честь", а в Конституционном Суде — "Высокий Суд". Заметим для сравнения, что, например, в Германии судей называют без титулов, просто "господин судья" и "госпожа судья", а обращение «Высокий суд» (Hohes Gericht) там считается устаревшим.
Очень характерной стала замена привычного в СССР выражения "медицинская помощь" на "медицинские услуги". В этом изменении, пожалуй, как в капле воды отражается вся суть насаждаемой буржуазией бесчеловечности. Ведь отказывать больному в "медицинской помощи" только потому, что у него нет денег, как-то неудобно, нехорошо. А выражение "медуслуги" само подразумевает именно такое отношение. Какие же услуги, если денег нет?!..
Одним из самых прекрасных слов, которые ввела в обиход революция, было слово "товарищ". После Февраля его применяли едва ли не ко всем, кроме бывших царя и царицы. Американский журналист Джон Рид описывал такой случай: "Дама одного из моих приятелей однажды в полдень вернулась домой в истерике: кондукторша в трамвае назвала её "товарищем"!"... Ну, а характерным маркером контрреволюции 1991 года стало возвращение словечка "господин". Читатель либерального журнала "Огонек" П. Негретов в 1991 году на его страницах призывал побыстрее внедрять это обращение: "Удобней всего начать там, где живут по приказу, по уставу, — в армии. "Господин лейтенант!" — как прекрасно это звучит и как благотворно действует на обе стороны — и на того, кто обращается, и на того, к кому обращаются... Вместе с восстановлением частной собственности старые обращения вернут нам утраченное чувство собственного достоинства".
Ага, конечно... Уже тогда, в 1992 году, в период гайдаровского "освобождения цен", народ прокомментировал этот реакционный переворот в языке язвительной частушкой:
Пока мясо клали в щи,
Были мы товарищи.
А как кончилась еда,
Сразу стали "господа"!..

Кто знает, возможно, в будущем историки языка тоже напишут тома подробных исследований о всей той словесной мерзости, которую внесла в жизнь бывшего СССР контрреволюция...
Tags: История, Коммунизм, Россия, СССР
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments