Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in ru_polit,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
ru_polit

ИСТОРИЯ СССР. ЧАСТЬ 6.

Дневник электрофикатора. 1931 - 1934 годов.



Перебирая архив Никопольской дистанции электроснабжения Приднепровской железной дороги, я наткнулся на старую пожелтевшую общую тетрадь. Когда я начал знакомится с её содержанием, то понял, что это дневник одного из злектрофикаторов, которые в 1932 - 1935годах производили электрификацию участка Кривой Рог Запорожье. Краткая историческая справка. В соответствии с планом ГОЭРЛО и решением июньского Пленума ЦК ВКП (б) началась в стране электрификация магистральных линий железных дорог:
1. Участка Хашури-Эестафоне (Сурамский перевал) Закавказской Железной Дороги, протяженностью 68 километров.
2. Участка Кизел-Чусовая Пермской железной дороги, протяженностью 112 километров.
3. Участка Запорожье-Кривой Рог Екатерининской (Приднепровской) железной дороги, протяженностью 202 километра.
Первая запись москвича Николая Леднева, так звали электрофикатора, была сделана 18 марта 1931 года.

26 марта 1933 года.

Сегодня выходной и Никита повёл меня, знакомится с городом. Первым делом мы пошли к гребле Днепрогэса. Должен сказать, что это грандиозное зрелище, даже не верится, что это творение рук человеческих. Вспоминаю слова Максима Горького, сказанные им при открытии электростанции:

«На Днепрогэсе воля и разум трудового народа меняют форму и лицо земли».

Кроме того, плотина электростанции подняла уровень воды в Днепре на тридцать семь с половиною метра, благодаря чему стало возможно пароходство на всем течении реки аж до самого Киева. От подстанции пинии электропередачи понесли электрический ток на наши промышленные предприятия, которые возродят мощь страны. В самом городе Запорожье строится много предприятий промышленности: металлургический завод, самый мощный в Европе алюминиевый комбинат, коксохимический завод и еще другие поменьше. Так что в городе очень много людей в спецовках. Но встречаются и люди очень бедно одетые, которые голодают, просят милостыню, некоторые даже лежат, но на них мало кто обращает внимание, потому как сейчас всем живется тяжело, едва сводят концы с концами.
Конечно, мы не могли не пройти на знаменитый остров Хортица, на котором располагалась Запорожская Сечь. Весь остров мы не осмотрели, ибо он достаточно велик - 12 километров в длину, а площадь острова три тысячи квадратных метров. Здесь жили вольные казаки, которые защищали страну от набегов татар.

31 марта 1933 года.

Строительство тяговой подстанции идет полным ходом. Я освоил новые профессии, приходится работать каменщиком, плотником и даже возчиком, ибо приходится возить материалы с базы на стройплощадку гужевым транспортом. Я научился уже запрягать лошадь в телегу и уже спокойно на ней могу ездить по городу. Правда, с кормом для неё проблема, приходится от своего пайка отрывать хоть кусочек хлеба, ибо если не кормить её, то она не потянет воза с грузом: песком, цементом, кирпичом и другими строительными материалами, с которыми у нас большая напряженка, так как в городе много строек не только промышленных, но строят и жилые дома. У нас тоже возле подстанции строится двухэтажный жилой дом для обслуживающего персонала. Хорошо, что у нас снабженцем работает Михаил Иванович - он умеет добывать материалы буквально из-под земли. Работает мы по-ударному практически от зори до зори, что бы быстрее построить здание подстанции, ибо обещают в середине апреля завозить аппаратуру очень дорогую, которую ведь не оставишь под открытым небом.

4 апреля 1933 года.

Стены уже выгнали, начинаем делать крышу, но тут небольшая запинка, ибо нет леса. Михаил Иванович, что вагоны с лесом уже на подходе, так что темпы у нас немного спали. Нас даже привлекают к другим работам - мы копаем котлованы для опор контактной сети, еще занимаемся самообразованием, а Яков Ильич Буркинов читает нам лекции по высоковольтному оборудовании, которое мы не видели даже в глаза. Он немного старше нас, но все мы его уважительно называем Яков Ильич, ему это даже нравится. Живем мы дружно в общежитии, каждый отвечает за определенный объем работы в нашем быту. Я, например, отвечаю за порядок в комнате, Никита, поскольку он местный, покупает продукты на деньги, которые мы сбрасываемся в общий котел. Яков Ильич куховарит, поскольку у него есть уже опыт и у него это хорошо получается. Особенно, мне нравится борщ, который он приготавливает - в Москве мне не приходилось, есть ничего подобного. Сергей обеспечивает нас дровами.

15 апреля 1933 года.

Вагоны с лесом, которые должны нам прийти с Архангельской области, до сих пор не пришли нам, и потому мы не заканчиваем здание тяговой подстанции, а занимаемся другими работами. Руководство нашей стройки, в связи с тяжелым положением с продовольствием, решило построить небольшой свинарник, что бы обеспечить рабочих мясом и жиром. Мы принимаем в этом прямое участие. Запрягаем свою сивку-бурку и едем в поле собираем камни, копаем глину, на берегу Днепра грузим песок, что бы выгнать стены, ибо, поскольку в плане не было строительства свинарника, то и материалы не отпускаются. Работа идет хорошо, ибо понимаем, что это делается для улучшения питания, так как продукты стоят на базаре очень дорого, а в магазинах ничего нет. Никита, дабы улучшить наше питания полазил по гнездах ворон, и насобирал там их яиц. Предлагал нам еще лягушек в меню, говорил, что они употребляли этот продукт, когда нечего было есть. Но мы отказались от такого предложения, ибо не совсем голодаем, в столовой обедом нас еще кормят, правда, пища желает быть лучше. Вот, когда Яков Ильич приготовит нам обед, то тогда мы едим с большим удовольствием. Кроме того, Яков Ильич предложил нам из очистков картошки посадить огород, на Кавказе они так делали, и получили хороший урожай. В воскресенье мы перекопали грядку возле здания подстанции, а Никита где-то достал семена морковки, свеклы, которые мы посадили там же. Что бы никто не потоптал наш огород, мы оградили его ветками. А вообще-то весна тут уже полностью вступила в свои права. Везде зелень, цветут абрикосы, и вишни.

30 апреля 1933 года.

Сегодня выходной, и мы пошли с удочками на Днепр ловить рыбу. Большую рыбу не поймали, но наловили почти ведро маленькой, которую здесь называют «верховодка». Яков Ильич, конечно, наварил нам такой замечательной ухи, что у нас голова закружилась от запахов, и, конечно, наелись ухи так, что не могли подняться из-за стола. Жизнь показалась нам очень замечательно, тем более что все вокруг цветет и издает приятные запахи. На нашем огороде появились первые ростки картошки, мы им так рады, и бегаем смотреть на эти нежно-зеленые лепестки.
Завтра мы идем на демонстрацию в город. Демонстрация начинается в 9 часов.

2 мая 1933 года.

Были на демонстрации. Тепло. + 18 градусов. Было много людей, представителей от строительных организаций, рабочих новых заводов. Люди все радостные, играет музыка, словно говорят, что мы преодолеем все невзгоды и построим новое счастливое общество. После демонстрации мы пошли во Дворец культуры металлургов, где демонстрировался фильм о гражданской войне, а перед ним показывали документальный фильм о строительстве Днепрогэса. Хорошая эпопея, а мы сейчас продолжаем славные стройки пятилетки. Правда, когда мы возвратились в общежитие, то у нас вышел спор. Яков Ильич доказывал, что вот во времена Нэпа жизнь была намного лучше: в магазинах было всякого товара и не дорого. На зарплату можно было хорошо жить, и даже в рестораны ходить. На пять копеек можно было хлеба купить или два литра молока, а сейчас, в связи с коллективизацией всё так подорожало, что едва сводим концы с концами. Я ему ответил словами Михаила Калинина, которые он на съезде сказал, что в связи с тем, что люди у нас стали жить лучше, у них покупательная способность стала выше, потому и товаров на всех не хватает. Однако Яков Ильич не уступал, а во всем винил насильственную коллективизацию, ибо в крестьянина убили чувство хозяина - все общее, значит, ничье, естественно, и отношение такое людей. Вот ему приходилось наблюдать такую картину: лето, пора собирать урожай, а то ведь осыплется пшеница, то нечего будет собирать, но люди сидят в тени деревьев, играют в карты. Я им говорю, почему они не работают, а они отвечают:

«Зачем убирать - это ведь не наша пшеница».

Если б был хозяин, то такого бы не допустил. Сергей же сказал, что его родителям и при Нэпе жилось не сладко. Да, землю им дали, но какая же это была земля. Одна жорства, которая была непригодна для земледелию, и что они там не садили, то ничего на ней не росло, а лучшие земли захватили те, кто был в родстве с руководством, сваты да кумы - они, конечно, богатели, а остальные должны были идти им в батраки. Разве можно было терпеть такую несправедливость при Советской власти? Так мы и не пришли к единому мнению по поводу аграрной политики партии.

10 мая 1933 года.

Наконец-то пришел лес из Архангельской области. Мы участвовали в разгрузке, и отвозили его в мастерские, где его пилили на доски и балки. Работа закипела, правда, каждый хочет получить лес в первую очередь, поэтому нам приходится вставать пораньше, что бы занять очередь за балками и досками, если приедешь поздно, то уже ничего не получишь.
Тепло, мы уже купались в Днепре. Снова ходили на рыбалку и довольно-таки успешно. Так что мы часто варим уху и можем даже не ходить в столовую на обед.

25 мая 1933 года.

У нас лето в разгаре, купаемся в Днепре и загораем. В воскресенье был дождь с грозой, очень хорошо полил нашу грядку, где радуют нас кусты картофеля, где мы сделали прополку, ибо бурьян стелиться сплошным ковром. Хорошо взошла морковка и свекла, огурцы и помидоры.
К сожалению, работа у нас остановилась, так как металл, проволока, болты, гвозди нам не пришли. Михаил Иванович приходил такой расстроенный, ибо все эти материалы почему-то направили в Крым, и говорит, что это просто вредители хотят сорвать нам все планы. Невольно, тоже так думаем, ибо по плану мы должны запустить электропоезда в декабре этого года, а нам еще никакое оборудование не приходит. Даже говорят, что в Управлении дороги приняли встречный план закончить строительство в октябре этого года. С такими темпами мы навряд ли справимся с поставленной задачей, и это ведь от нас не зависит.

3 июня 1933 года.

Меня с Сергеем посылают, строит тяговую подстанцию на станцию Подстепная. Яков Ильич и Никита остается здесь. Немного жаль, ибо мы уже сдружились, и работа у нас спорилась. Никита купил нам продуктов на первый случай, ибо неизвестно какое будет там снабжение, а в селах, которые находятся рядом, вряд ли что купишь, ибо там люди голодают. Еще он отдает нам свои удочки. Говорит, что рядом там есть небольшая речка, в которой водится рыба.

9 июня 1933 года.

Мы прибыли на новое место. Живем в вагончике. Еще с нами живут двое каменщика, у которых мы с Сергеем работаем подсобниками. Сначала наши инженеры сделали разбивку на местности, и наметили нам контур здания. Для фундамента мы роем траншею. Земля здесь очень жесткая, лопатой не вкопаешь, приходится работать киркой и ломом.
Ходили на речку ловить рыбу. Речка здесь не очень большая, но она протекает между гранитных скал. Наловили рыбы. И улов у нас здесь получше, чем в Днепре, караси грамм на 300, лещи, красноперка. Так что не голодаем.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Владимир Шарик.
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments