antimarchenk (antimarchenk) wrote in ru_polit,
antimarchenk
antimarchenk
ru_polit

Ловушка "исторического процесса".

Многоуважаемый Дмитрий Бобров считает http://vk.com/dm_bobrov?w=wall54994587_57943/all , что возвращается «матрица совка», то есть в стране культивируется неосоветизм именно со стороны власти. По причине связи этой самой власти с предыдущей правящей номенклатурой СССР.



Данная дискуссия возникла на почве сообщения в паблике «Русский национализм», где лелеются воздушные замки о десоветизации и как обычно о русском национальном государстве: «Когда всё это мракобесие закончится, и над нашей измученной Родиной вновь засияет свет, воспрянувшая Россия будет преемницей именно этого государственного образования - последнего легитимного образования на территории нынешней РФ. Той самой России, которую мы когда-то потеряли...». Вот ссылочка для тех, кто хочет подробнее ознакомиться с содержанием данного поста. http://vk.com/wall311941859_118?w=wall54994587_57752

Я в ответ на данную филлипику светлому будущему высказался весьма скептически в том плане, что не следует смешивать одну эпоху с другой – одну систему с другой: https://vk.com/bo_zadneprovsky?w=wall311941859_118 , что опыт советской пропаганды всего лишь эксплуатируется нынешним режимом, а не является его содержательной основой. Я заявил, что искать возрождение советизма следует не столько в самом режиме, сколько в итогах его реальной экономической политики и отношениях власти и народа. Что угроза не столько в повторении режимом советских образцов популизма, сколько в возможности повторения 1917 года по причине создания этим режимом подобной ситуации.

Мне придётся всё же глубже копнуть данную проблему. И соответственно чётче обозначить свою собственную позицию по затронутым вопросам.

Я не сторонник возрождения СССР. Я за великую национальную Россию. Я считаю, что СССР – это определенный весьма неоднозначный, сверхсложный для окончательных оценок период в истории нашего государства. Под нашим государством я подразумеваю историю России, государства созданного русским народом – это неоспоримый факт. То есть для меня Россия существовала и в период СССР. Соответственно она жила, жил в ней русский народ, практически большинство нас с вами.

Не было такого, что была страна, вдруг исчезла с народом, и потом вдруг опять с народом появилась. Жил и народ и страна, пусть и в виде СССР или РСФСР – кому как удобнее представлять.

Я полагаю, что десоветизация уже состоялась в достаточной мере в 90-е, чтобы репродуцировать её с абсолютно теми же штампами в 10-х годах нынешнего столетия. Настолько уже десоветизировались, насколько это и представить уже сложно. Поймёт это тот, у кого дети в очередь на детский сад записаны годами или кто оплачивает обучение своё или своих детей в колледжах и вузах. Кто видит социальную и экономическую ситуацию в стране, не усомнится в полнейшей десоветизации.

На мой взгляд, вся нынешняя идеологическая полемика сводится к некоему глобальному "историческому процессу". И основным методом в нём соответственно является – сравнительно-исторический метод. Если таковой используется в чистом виде, а это зачастую именно так, то его слабостью является, прежде всего, возможность ангажированной пропагандистской манипуляции историческими фактами. Подмены тезисов, абберации - малое представляют большим, большое малым. При этом оппоненты прямо-таки из кожи вон лезут, чтобы обозначить субъективную эмоциональность для аудитории в своей полемике по этому "историческому процессу". Причём тезисы-то, к которым ведут оппоненты, довольно бесхитростны, демагогичны: вот это правильно, а это неправильно. Рассчитаны на ажиотаж, на бури в стакане, на "бурление экскрементов". Ради популярности тех или иных персонажей в медиасреде.

По сути, нынешняя история сведена к беллетристике. Причём бесповоротно от реальной объективной исторической науки. Это уже даже не исторический роман. Это характеризуется сегодня по чьему-то меткому выражению как "страна с непредсказуемой историей".

Практически мы сегодня можем оперировать фактами современности – того периода, что захватили своей жизнью наши родители, мы сами. То есть речь идёт о таком модном постмодернистском концепте, как постистория. Постистория – это современность. В ней мы можем сами отслеживать факты нашей жизни, жизни страны, мира, можем получить свидетельства от живых людей о том, что было не так давно по историческим меркам.

И, казалось бы, давайте отодвинем историю на задний план и позволим мёртвым хоронить своих мёртвых. Однако же нас беспрестанно возвращают в прошлое всевозможными "историческими процессами". Часто апеллируя к фразе гражданина Пешкова (Горького) о том, что "Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего". И как-то с этим советским штампом соглашаются, и эту матрицу генерировать не то что не отказываются, а даже настаивают на этом. Но с другим набором героев и антигероев. Попросту занимаясь при этом пропагандой своей идеологии.

Так вот, возвращаясь к вышесказанному, придётся постоянно проверять участников полемики на объективность их сравнений. Насколько эти сравнения соответствуют здравому смыслу, насколько они погружены в их идейное мировоззрение. То есть насколько эти сравнения взвешены, уравновешены с точки зрения фактов, аргументов и последовательности событий. Опять же обязательно здесь уже вводить и более сложные элементы анализа, такие как синхрония и диахрония. Без этого сравнительный метод превращает полемику в исторические баталии, пересоленные эмоциями.

Что собственно мы и наблюдали в рамках телешоу «Исторический процесс» с двумя горячими кавказскими мужчинами – Сванидзе и Кургиняном. При этом Сванидзе – потомок профессионального партийного пропагандиста марксизма-ленинизма – стоит на позиции антисоветской. В то же время Кургинян – очевидный по «Сути времени» адепт неомарксизма, то есть критики тоталитаризма (а тоталитаризм это фишка именно Франкфуртской школы) – защищает советизм. И всё это разбавлялось в телеэфире и медиасреде солянкой из империи, советизма, евразийства от Проханова и Дугина. И вся эта «битва экстрасенсов», «политическая чумаковщина» разрывала и разрывает уже многие годы мозги общественному сознанию.

И именно на это и направлен весь нынешний «исторический процесс» - на раскол общественного сознания, на разрыв внутри общества. Что собственно никак нельзя сравнить с советским периодом, где общественное сознание пытались делать одномерным, однозначным.

Нынешний неолиберальный режим сознательно использует историю для отвлечения общества от проблем современности, для раскола социума на непримиримые позиции. При этом выставляя себя за счёт прозаичной демагогии, пусть и чем-то аморфным, но цельным в виде рейтинга Путина. Опять же история используется фактически для уголовного преследования не согласных с политической позицией по тем или иным вопросам. И если в СССР инакомыслие было чётко обозначено и рисовалось грубыми плакатными мазками, то нынешний контекст более размыт, имеет трактовку самую разнообразную, судя по предъявляемым обвинениям. То есть, читая в СССР Солженицына человек точно знал, что он занимается антисоветчиной. Сейчас же человек, делая репост в сети, может вообще не осознавать, что он чего-то там нарушил. Ему не будут объяснять его вину грубыми, но ясными по своей идеологической риторике аргументами. Его будут судить с помощью каких-то невнятных экспертиз, про какие-то намёки, такие как про гамму цветов на логотипе НСИ, или кто-то там услышал не так про еду и Валю, до «степени смешения». Это как раз в современном либеральном стиле – подозревать в нелояльности к окружающим, в ксенофобии – а не фашист ли ты, не антисемит ли, не расист ли, раз посмотрел как-то не так в сторону тех или иных людей, сказал что-то не то.

Опять же претензии в рамках нынешних репрессий вполне себе модерновые: толерантность, мультикультурализм, политкорректность, права человека и т.д. Всё вполне себе в либеральном дискурсе современности. Да, из советской эпохи кое-что проскакивает. Что и не удивительно для страны, вышедшей из этой самой эпохи.

И в связи с этим отмотаем мою мысль чуть назад. Какие же исторические сравнения можно считать не ангажированными, а какие явно пропагандистскими? И тут уже я обращусь непосредственно к тому «историческому процессу», что генерирует исходник нашей полемики.

Я утверждаю, что СССР часть нашей истории, истории России и истории русского народа. Какую аналогию я могу провести в этой связи, обращаясь к истории государства Российского? Например, могу утверждать, что период монгольского ига на Руси – это также часть истории нашего народа и нашего государства. Из которого Россия и её народ вышли со временем и страна преобразилась, изменилась. Однако, тут следует понимать и различия в рамках данной аналогии. Она верна при диахронии, схожесть в том, что Россия была частью чего-то чуждого, иного в своём развитии, но в плане синхронии, то есть событий в рамках каждого отдельного периода, мы найдём очевидные различия данных периодов и событий с ними связанных.

Но тут на горизонте появляется совершенно пропагандистское мифотворчество про некую «историческую Россию». Я, как и большинство граждан России, никогда не сталкивался до последних времён с подобной исторической концепцией. И с чего бы мне с ходу её принимать, как и другим? Но кто-то залил эту «матрицу» и соответственно начинаются холивары по поводу отношения к советскому периоду истории. Сначала появляются на горизонте маниловские страдания по поводу «убиенных младенцев» и с полной дореволюционной и послереволюционной матрицей про тех, кто из крана выпил всю воду. С призывами покаяться и «вынести мумию» со стороны «монархической» общественности.

Далее возникают на сцене нацдемы с полностью антисоветской матрицей с подшивками газет и журналов русских либералов и белоэмигрантов. Мол, это не была страна русских, далее начинаются утверждения, что и русских как нации не существовало в этот период, хотя БСЭ утверждает прямо «русские – нация».

Апофеозом этого является книга Широпаева с ленинским термином «тюрьма народов». Так, где ж эта самая «матрица совка» возвращается-то? Максимально чудовищная трактовка истории России, которая воспроизводит русофобскую парадигму Стоддарда и Розенберга – у Широпаева о делении русских на неких «ордынцев» и «правильных русских». Из этого всего лепятся исторические куличики позабористей: про некую Западную Русь и Орду, про «Вторую Гражданскую», про «Гитлера-освободителя», с просто-таки маниакальной тягой доказать, что генералы вермахта и СС - это ангелы во плоти, а красноармейцы ели детей и насиловали всё что двигалось на территории Европы. Развивается упорно застарелый миф об «азиатчине», особенно усиленно он связывается с большевиками, которые целиком и полностью следовали западной социальной мысли того времени – бабувизм (военный коммунизм), марксизм (революционный социализм) – это всё не в Китае и Индии появилось и пришло сюда, в Россию.

И далее национал-либералы и нацдемы развивали мысль о некоем правильном русском народе и неправильных – «россиянах», «совках», «ордынцах», «новиопах», «ватниках», проводя ложные аналогии между этничностью и гражданской идентичностью, приписывая большинству на основе своих эмпирических наблюдений какие-то черты менталитета и сравнивая их со своей собственной оторванной полностью от широких народных масс позицией. Любимый метод Константина Крылова – выходца из семьи чекистов (он этого не скрывает, кстати) – приписать критикуемому объекту свойства и потом их же с апломбом разоблачить.

Из всего этого позже появляется фракция «непримиримость» и «реванш». Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем «непримиримые реваншисты». В конце концов, правый движ перешёл и на эту дрянь. Посмотрите на Олега Филатчева на РМ 2015 в Люблино, чтобы убедиться в этом. Или на ревущего про Донбасс «хоругвеносца» на РМ 2015 ст. м. «Октябрьское поле». Или почитайте недавние влажные мечты Кирилла Каминца – внука дедушки-коммуниста, который ему ничего не оставил от богатого прадедушки, какая печалька – о расстрелах виртуальных «фанатов Войкова»: прямо по формуле Цицерона – раб мечтает не о свободе, а о своих рабах.


Весь этот безумный экстаз исторического мракобесия и вкупе с упомянутыми паттернами русофобии подаётся от имени русского национализма! Что может лучше работать на нынешний режим? Да эти «матрицы совка» сами восстановятся без всякого вмешательства из Кремля, как некая массовая гигиена к подобного рода размышлениям. Где народные массы зачастую описываются как тупое быдло, и заканчивается это такими явными антинародными явлениями, как «мизантропик» и «пиплхейт» причём в соитии в подобных же оценках народных масс с либералами-оранжистами и представителями разного рода меньшинств.

Если в этом всём и есть «матрица совка» - то это бросание из крайности в крайность, доведение до антагонизма любого явления и события в жизни общества, страны, мира. Что в итоге мы видим из этих измышлений? – Все, кто «совки» – не русские. А то и заявления, что русской нации не существует (Тина Канделаки поставила бы лайк). Какой-нибудь Мамонов «националист – без нации», «идентетист» начинает камлать про «остзейцев», «ингерманландцев» при этом отождествляя опять же себя с русским национализмом. Полнейшая шизофрения. Не буду уже подробно останавливаться на «несвященности территориальной целостности» Крылова под сурдинку «у русских нет субъектности», разного рода «Залесских» и «Московских» республиках того же Широпаева и Лазоренко, и прочих переделов России московскими мечтателями.

Соответственно была и реакция на это всё в виде СССР 2.0 и т.д., где Советский период оправдывается с помощью советского патриотизма и утверждается, что всякий кто антисоветчик – русофоб.

Налицо раскол общества, о котором излагалось выше. Ещё больше раскола в самом национальном движении на основе вот этого весьма умело запущенного «исторического процесса». По его матрице как раз получается всё время раскалывать общество, организации, движения. В итоге мы имеем сниженный до нуля организационный потенциал практически всех слоёв общества и народных масс в целом.

Если за людей, убивших петербуржца Кудряшова, вступиться есть кому, да так, что они фактически остались безнаказанными, то Дину Гарину, сделавшую невинный репост и комментарий об этом событии, некому практически защитить. Убийц легко отмажут, общественного активиста – невозможно. Вот это вот одна из печальных констатаций наших дебатов о разных «матрицах».

Следующий вывод скорее будет адресован непосредственно моему оппоненту по дискуссии Дмитрию Боброву. Большинство его взглядов на современность, на социализм я разделяю полностью. Но «исторический процесс» как раз делает оппонентов там, где должны быть соратники: такова его разрушительная способность.

Многие, если не большинство сторонников непримиримости, реванша, исторической России, Второй Гражданской негативно относятся к социализму вообще. Для части этих людей понятие социализм в любом виде вызывает идиосинкразию. И эта идиосинкразия закладывалась в русский национализм ещё со времен этого несчастного СССР. Можно и раньше взять – Достоевского, например, с его критикой социалистического учения. Хотя начинал он сам, как социалист – петрашевец. Но на современном этапе антисоциалистическую ноту ввёл известный диссидент-учёный Игорь Шафаревич. Его концепцию безмерно и абсолютно разделяет фактически столп современного национального движения А.Н. Севастьянов. Монархисты и национал-консерваторы, такие как Савельев также выражают полную неприязнь этому социально-политическому феномену.

Им не важно, как будет называться социализм – народным, русским, национальным, им не важно, как связан с национальным движением, национальным принципом в истории сам социализм. Они будут увязывать его с большевизмом, с СССР. Все стрелы будут переводить на «совок». В свою очередь их оппоненты до маразма будут изображать «русским национализмом» период Сталина и т.д. Хотя такую оценку порой дают и некоторые западные учёные. То есть чехарда с концепциями немалая. А уж противостояние их ещё больше. Для либералов же, естественно, наши с Дмитрием взгляды и вовсе будут обзываться фашизмом, нацизмом и т.д. Тут уж и спорить нет смысла, вся советская антифашистская пропаганда используется до сих пор. И это опять же не удивительно.

Режим использует любое советское наследие в своих вовсе не советских целях. Также как советские электростанции, советские газо- и нефтепроводы олигархия использует и советскую пропаганду. Да и не советские понятия тоже идут в ход. Вспомнить недавнюю компанию про «русский мир». У нас в России много какие бренды называются «русскими», не имея ничего общего с чем-то русским. Это чистой воды прагматизм, маккиавелизм. Лидер страны прямо заявляет, что экономика была, есть и останется либеральной. Если кто-то штампует майки со Сталиным и надписью СССР на продажу, это ещё не означает, что он «матрицу совка» восстанавливает: ничего личного, просто бизнес.

И вот наши взгляды с Дмитрием зажаты вот в этом узком коридоре «матриц». На основе всего этого и возникает мой демарш против исходной установки, которую поддержал Дмитрий. Стоит ли нам – социалистам, поддерживать концептуальные тезисы фактически наших оппонентов – неважно с какой стороны? Или надо выработать свою позицию: современную, с аналогиями, проведенными уже на основе всей этой «войны тупоконечников и остроконечников»? Поскольку иначе и не назвать все эти «исторические процессы» с участием тех, кто в событиях не участвовал, а является наследниками советской эпохи: дети вчерашних пионеров, комсомольцев, коммунистов. Вот об этом я собственно и выразил своё мнение.

Стоит ли делать выбор там, где его уже не существует? Как, например, в столь любимом у «непримиримых» тесте – «За кого бы вы воевали в 1917 году?». С таким же успехом по аналогии можно выбирать за кого мы в прошлом – за Петра или за царевича Алексея. Это уход от реальности, в которой действующие лица и действующие феномены поменялись значительно.

Опять же стоит очень сильно приглядываться и задумываться, а кто же вводит все эти «исторические процессы» в медиасреду, кто ими управляет.

Теперь же хочу более отстранённо порассуждать про все эти «матрицы». Обратимся к такому инструментальному понятию, как тоталитаризм, который собственно в большой степени продвигался Франкфуртской школой, в отношении, прежде всего, советского строя и фашизма. Хотя понимание о нём возникло раньше и включало в себя все версии диалектических политических феноменов известной триады «постисторика» Фукуямы: коммунизм, либерализм, фашизм (или как вариант коммунизм, либерализм, консерватизм). Иногда их описывают как «мир-системы». Естественно, если углубиться в изучение подобного рода феноменов, то возможны и даже правомерны и другие классификации. Но пока, в данном случае, остановимся на этой троице в качестве примера. В частности в ней либерализм противопоставляется как некое стремление к свободе, а всё остальное – тоталитаризм. Даже предлагалось не раз приравнять коммунизм и фашизм, как близкородственные явления. Ранее советская пропаганда нередко приравнивала капитализм к фашизму. Но всё оказалось не так просто, далеко не так. И наш исторический период как раз ярчайшая иллюстрация того, как либерализм в своих разных плутократических ипостасях, является не менее тоталитарным, чем объекты его критики.

Правда же состоит в том, что любое политическое явление, стремящееся к доминированию можно считать тоталитаризмом, рассматривать как таковой. Обратимся к художественной литературе, которая зачастую ранее науки предвещает и раскрывает многие феномены социально-политической жизни. Первый роман о тотальном обществе появился именно против современной буржуазной экономической системы и назывался он «Железная пята», принадлежал перу самого Джека Лондона. Схож с ним по духу и фильм «Метрополис» Фрица Ланга. Далее в подобном жанре был написан роман шведской писательницы Карин Бойё «Коллокаин», в котором описывалось тотальное общество, схожее с тем, как изображался Третий Рейх. И наконец, наверное, самым знаковым романом-антиутопией, стал знаменитый «1984» Джорджа Оруэлла, где описывается Ангсоц – общество победившего тоталитарного социализма, схожего с советским. В этой связи также можно упомянуть и «Скотный двор» того же Оруэлла, который был на удивление автора подвергнут «внутренней цензуре» со стороны британских издательств. Объяснялась она нежеланием портить отношения с «советами», но по другой версии отказ был по причине того, что в этой притче неприглядно описывалась в целом власть, государство и строй вовсе не «советский». Можно вспомнить также подобного рода более поздние романы, такие как «Фатерлянд» Роберта Харриса, «Человек в высоком замке» Филлипа К. Дика – в них описываются «ужасы фашизма», «Бегущий человек» Стивена Кинга – где «во всей красе» показан уже либеральный мир, можно вспомнить и Уильяма Пирса с его «Дневником Тёрнера». В общем, таких книг не мало на сегодняшний день. И все они детально описывают кошмары того или иного строя из фукуямовской триады. Все три феномена – тоталитарны. Все три – демонизированы более чем основательно. И кажутся очень реалистичными благодаря талантам писателей. Во всех них описываются схожие явления с нашей реальностью, и благодаря писательскому перу, достигается эффект того, что подобный вариант событий весьма вероятный, если «хорошие люди ничего не делают».

Вот степень этой вероятности и соответствия с современностью, с действительностью и приходится определять уже аудитории в данном случае. То же самое происходит и с публицистическими работами, которые создают оценочные концепции-установки уже непосредственно нашей современной жизни.

В этой всей борьбе единств и противоположностей нам и приходится выяснять в какой мере правомерно говорить о той или иной «матрице».

Например, мы видим, как правящий режим годами рассказывает нам о создании «рыночной экономики», сравниваем с тем, что в этом плане творится там, где эта экономика процветает, и возникает у нас когнитивный диссонанс. Ведь мы видим, что это не так. И находятся те, кто говорят нам, что это «неправильный мёд», а вот они хотят «настоящей» рыночной экономики. А здесь она не рыночная и не имеет никакой взаимосвязи с рыночной. Но так ли это? Действительно ли не имеет взаимосвязи? Когда мы видим, как триллионы долларов уходят из страны в страны с развитой рыночной экономикой. Нет ли в этом подвоха во всём? А он естественно есть. И для вас это было бы очевидным на 100% - будь вы левым: марксистом, социал-демократом, троцкистом, сталинистом и т.д. И даже если вы не являетесь левым, то вы всё равно знаете про этот подвох, читали, слушали и соглашаетесь, что что-то не так.

Или когда коммунисты начинают рассказывать, что страну развалили националисты – местечковые и т.д. Что вот де на такой-то конференции поднят был вопрос о несправедливости распределения советского бюджета между республиками и вот де процесс развала СССР закрутился. Но, возникает и тут диссонанс? Откуда взялись-то националисты в СССР? И в какой партии были выступавшие на той конференции? И из какой партии выходцы-реформаторы вроде главного редактора журнала «Коммунист»? Что они отвечают? Что при Хрущеве «проникли» неправильные элементы в партию, а до этого было всё правильно, потому что Сталин всех врагов уничтожил. Но откуда-то проникли… В общем опять сказка про «неправильный мёд» и «неправильных пчёл». Но опять же причём тут национализм? Откуда он взялся? Уж не из политики «коренизации» И.В. Сталина и ленинской национальной политики? И вот этот подвох будет понятен только националистам, так как либералы и коммунисты будут упорно защищать интернационализм, а патриоты-державники своего любимого товарища Сталина.

То же самое мы увидим и в опусах про Локотской самоуправляемый округ, Гитлера-освободителя и т.д. Что Германия была не такая, а ждала трамвая. И тут естественно, когнитивный диссонанс зашкалит до предела. Вот эту «матрицу» приделать не удастся. Факт 27 млн. погибших слишком весомый. Тут факт о 6 млн. не перебить, а кто-то наивно полагает, что можно упразднить факт о 27 млн. Тут и таланта 100 «геббельсов» не хватит, а защитники этой позиции всей кучей и одного-то Геббельса не стоят.

И наконец, возвращаемся к «матрице совка», который, дескать, возрождает нынешний режим. Но с позиций уже 1917 года, «февралистов» ли, «монархистов» ли, «колчаковцев» ли. Для стороннего наблюдателя увидеть взаимосвязь становится сложнее. А уж прочувствовать про «неправильный мёд» ещё сложнее. Старая методология белоэмигрантов уже не работает, не цепляет народ для достаточной самоорганизации.

Поэтому приходится прибегать уже к методологии более современной, заимствованной у либералов в отношении советского строя: про «совков», про чекистский строй, про «вату» - то есть опять про массы.

И соответственно ждать, что в данном случае, когда «непримиримые» называют массы «дебилами», массы «прозреют» и начнут соглашаться, что это так, это значит для них – самим быть дебилами. Да массы так и ответят, что, мол, сам ты такой. Массы – они как женщина, их надо хвалить. Не я придумал. И кто следует этой мудрости, тому они обманываться рады. А «непримиримые» будут и дальше блуждать по дебрям «исторического процесса».

Но самое главное, что я хотел сказать в связи с тезисом о тоталитаризме и политической триаде. Надо понимать мощь этих всех «матриц». Не злиться на них, не охать, мол, какие они злокозненные, а понимать силу каждой. Каждый элемент троицы – и коммунизм, и либерализм, и фашизм несут в себе диалектическую силу, способную двигать народами, формировать личность, целеполагать отдельного человека, группы, организации, государства. И все они борются друг с другом за свой порядок.

Обращаясь к национальному движению, хочу подытожить следующее: вы не понимаете всей той мощи, что двигала этой страной, да и миром целых 73 года. И что эта мощь не умерла и вовсе не восстанавливается режимом, а скорее генерируется против него. Социальный вопрос шагает по стране вновь как мужик с красным флагом на картине Бориса Кустодиева. Вы видите большевика, который вышел из чекистской номенклатуры, но не видите нового, который грядёт крушить.

Вы также не видите и той буржуазно-либеральной мощи, что произрастает из недр гражданского общества, что взращивалась веками, и опрокинуть её удастся ещё не скоро.

Да и свою мощь вы разглядеть не желаете. Между собой вы сеете розни больше, чем прописано в 282 статье. Вы не верите ни в своё движение, как в массовое, в свою партию, вы ждёте как в сказке, что придёт откуда-то вождь или царь, или «заграница нам поможет». Вас оставили бомжевать на помойке «исторических процессов». Свет не засияет, пока вы его не разожжёте.

Великий Франциско Франко, будучи всю жизнь махровым монархистом, боролся на стороне националистов против республиканцев. Он использовал в укреплении своего режима фалангизм Примо де Риверы – одной из форм европейского синдикализма. Далее, он был вынужден, ради сохранения суверенитета Испании пойти и на неолиберальные преобразования под давлением буржуазно-либеральной мощи. Он так и не дожил до восстановления монархии. Хотя монархия в Испании всё-таки восстановилась, и не в последнюю очередь, благодаря Франко. Это говорит об умении действительно мудрого политика маневрировать в этих всех «матрицах». Но главное, он сумел залечить рану национального раскола, он сумел осуществить национальное примирение. Без него, без этого национального примирения – будущее нации невозможно.

Поэтому, если наше национальное движение сможет найти путь к национальному примирению, то завтра принадлежит нам.



Богдан Заднепровский, 2016 год

Subscribe
promo ru_polit april 1, 00:00
Buy for 80 tokens
Что делать, если вы не успели совершить все необходимые для самоизоляции покупки, а в 100 метрах от подъезда не оказалось торгового центра? aliexs рекомендует скоротать время и порадовать себя приятными мелочами на глобальной виртуальной торговой площадке. Нажимая на любую из картинок…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments