tipaeto (tipaeto) wrote in ru_polit,
tipaeto
tipaeto
ru_polit

Category:

За, массоны что убили Павла I

За что убили Павла I

Павел I — тот редкий случай, когда официальный портрет далёк от традиционного парадного портрета, где оригинал стараются хоть

как-то приукрасить. Здесь всё с точностью «до наоборот»: такое впечатление, что над холстом трудился не придворный живописец, а Кукрыниксы. На исковерканном историческом фоне беспощадно подчёркнуты курносый нос, безумный глаз, жёсткий воротник прусского мундира и карикатурная поза маленького человечка, безнадёжно старающегося выглядеть выше ростом.

Не знаю, что напишут в едином учебнике истории об этом императоре, но надеюсь, всё же, напишут честнее, чем дореволюционные справочники, которые даже его убийству посвящали обычно одну, официально одобренную, но лживую строку: «В ночь с 11 на 12 марта 1801 года Павел скоропостижно скончался в выстроенном им Михайловском дворце». Действительно скоропостижно. Действительно скончался. Вот только о том, как «благородные» дворяне зверски избивали сапогами, душили шарфом и били табакеркой в висок своего императора — ни слова.

Герард фон Кюгельген. Портрет Павла I с семьёй. 1800

Кровь Павла I стала последней в эпохе дворцовых переворотов. Несчастного императора презирал екатерининский Петербург, а участники заговора намеренно выставляли его сумасшедшим…
Да и внезапные вспышки гнева, которые действительно были присущи Павлу, редко кто старается объяснить: карикатуру нарисовать легче. Между тем, есть убедительная версия, что это следствие его неудачного отравления. «Когда Павел был ещё великим князем, — утверждает лучший знаток той эпохи историк Шильдер, — он однажды внезапно заболел; по некоторым признакам доктор, который состоял при нём (
лейб-медик Фрейган), угадал, что великому князю дали какого-то яда, и, не теряя времени, тотчас принялся лечить его против отравы. Больной выздоровел, но с этого времени на всю жизнь нервная его система осталась крайне расстроенною: его неукротимые порывы гнева были не что иное, как болезненные припадки». Ясно, как тяжело приходилось окружающим, но стоит пожалеть и самого Павла.

Низов вспыльчивость императора никак не коснулась. Более того, по словам Фонвизина, народ Павла даже любил. И это похоже на правду. Анекдотов о нём ходило немало, но ни один из них злым не назовешь. Например, такой. Желая приучить дворян к умеренности после излишеств царствования Екатерины II, Павел предписал, сколько блюд должен иметь за обедом каждый государственный чиновник и офицер. Встретив одного бедного майора, которому было положено иметь в обед, согласно его званию, три блюда, Павел строго спросил как тот обедал. Находчивый майор доложил, что, как и положено, съел три блюда: курицу плашмя, курицу ребром и курицу боком. Павел расхохотался, в полной мере оценив и юмор майора, и нелепость своего указа. Согласитесь, что и этот «народный Павел», мало чем напоминает его сумрачный официозный образ.

«Павел знал в совершенстве языки: славянский, русский, французский, немецкий, имел некоторые сведения в латинском, был хорошо знаком с историей и математикой; говорил и писал весьма свободно и правильно на упомянутых языках». Чтобы прилично выучить перечисленные выше языки, нужно быть либо способным, либо хотя бы трудолюбивым человеком, но уж точно не туповатым оболтусом, на что откровенно намекает, говоря о Павле, официальная история.
Самые добрые отзывы и в зарубежной прессе. После поездки Павла в Европу — в ту пору все ещё наследника, незаконно лишённого матерью наследства. Газета «Меркур де Франс» пишет: «Русский князь говорит мало, но всегда кстати, без притворства и смущения и не стремясь льстить кому бы то ни было». Самое приятное впечатление Павел произвёл и на литераторов. Кстати, его приездом в Париж удачно воспользовался Бомарше. Благодаря его протекции французский король согласился прослушать чтение пьесы «Женитьба Фигаро». Оба знатных слушателя остались довольны. Так что крестным отцом знаменитого Фигаро является Павел.

Павел даже отдалённо не напоминает того Павла, о котором повествует русская история. Один образован, умён, весел, обладает тонким вкусом, любит Францию. Другой — недалёк, мрачен, злобен, пруссак по натуре. Самую справедливую оценку Павлу дал Василий Ключевский, кстати, обычно весьма строгий к русским государям. Как заметил историк: «Инстинкт порядка, дисциплины и равенства был руководящим побуждением деятельности этого императора, борьба с сословными привилегиями — его главной задачей».

За то, что был коронован

Мать Павла Екатерина II готовила в преемники его сына Александра. Она и воспитывала его сама, и не скрывала намерений ни от внука, ни от своего окружения, поэтому на Павла двор смотрел свысока и с презрением.
Другое дело, что Екатерина - матушка Павла - всячески старалась образ сына очернить, отстраняла его от власти, etc. Делалось это исключительно из-за страха, ведь по закону Императором должен был быть никто иной как Павел, а вовсе не Екатерина. Вот она и придумывала, он не сын Петра III, что он урод... Но и в этом можно найти причину. Такая холодность в их отношениях связанна прежде всего с тем, что с самого рождения Павла Екатерину отстранила от сына императрица Елизавета Петровна. Потому Екатерина не испытывала чувств привязанности к Павлу.

Интересно, что даже вокруг Павла против Екатерины кто-то пытался составить заговор, императрица почти сразу об этом узнала, допросила сына, и он передал ей список замешанных лиц, который она, не читая, выбросила в огонь, так как все знала из других источников.

Ларец для хранения Акта о престолонаследии

Екатерине не хватило буквально нескольких часов, чтобы успеть опубликовать указ об отстранении сына от престола. Она еще дышала, когда Павел обыскал ее рабочий стол и нашел в нем пакет. Госсекретарь Безбородко, ставший впоследствии приближенным Павла, молча указал на камин.

Причиной такого удручающего состояния престолонаследия стал Указ Петра Великого, который позволял монарху не только отдавать предпочтение любому члену семьи перед перворожденным, но и назначать наследником человека, вообще не относящегося к династии, например, приемного сына.

«Российский престол не наследуется, не выбирается, а оккупируется» (Доменико Караччиоли, неаполитанский дипломат). Этим он вызвал, так называемую, «эпоху дворцовых переворотов», последней жертвой которой стал Павел I.

Иоганн Лампи-младший.Конный портрет Павла I с сыновьями Александром и Константином.1802

Будучи Великим князем, он разработал акт о престолонаследии, который обнародовал лично, зачитав 5 апреля 1797 года на коронации. Закон отменял Петровский указ, вводил наследование по закону, «дабы государство не было без наследников, дабы наследник был назначен всегда законом самим, дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать, дабы сохранить право родов в наследствии, не нарушая права естественного, и избежать затруднений при переходе из рода в род».

Указ также установил полусалическую примогенитуру – преимущество в наследовании потомков мужского пола, и запрещал занятие российского престола лицом, не принадлежащим к православной церкви.

Таким образом, сама коронация Павла I стала причиной недовольства и озлобленности мощной екатерининской камарильи, которую новый император не собирался к себе подпускать.

Мартин Фердинанд Квадаль, “Церемония коронации Павла I”

За антианглийскую политику

Как только Павел взошел на престол, он сразу объявил о выходе из антифранцузской коалиции, заявив, что России после десятилетий войны нужен покой. Это, конечно, сильно смешало планы англичан и австрийцев.

Тем не менее, в 1799 году, когда император Франц попросил Павла о помощи, тот послал на помощь армию с Суворовым во главе. Результатом знаменитого похода по Северной Италии и Швейцарии стало то, что в самый нужный момент австрийцы бросили русских. Одновременно Россия приняла участие в походе Англии против Батавской республики (так звались Нидерланды при наполеоновской оккупации) и французских оккупационных войск.

Переход Суворова через Альпы в 1799 году

Англичане под началом герцога Йорка потерпели полнейшее поражение на суше, но уничтожили весь голландский флот. При этом о русских союзниках британцы не думали вовсе: нисколько не позаботились об обмене русских пленных и даже имели наглость попытаться применить остатки русского корпуса против ирландских повстанцев.

Последней каплей в море гнева Павла по отношению к англичанам стала оккупация в сентябре 1800 года острова Мальта, который прежде Бонапарт отобрал у рыцарей ордена святого Иоанна Иерусалимского, после чего, по просьбе рыцарей, Павел стал его гроссмейстером.

Действия англичан подвигли Павла обратить взор на нового монарха Франции. Он вступил в личную и дипломатическую переписку, и личную с Первым Консулом, считая его не порождением революции, а, де факто, императором. Именно из этой переписки родился великий проект Индийского похода.

Павел I в короне и знаках Мальтийского ордена. Художник В.Боровиковский

Английский посол в Санкт-Петербурге, очевидно, был лично замешан на начальном этапе в организации заговора против Павла I, но был выслан задолго от его исполнения. Однако некоторые историки полагают, что Англия все же принимала участие в перевороте.

Сыграло роль «совпадение»: 24 декабря 1800 года было совершено покушение в Париже на Наполеона, и французы считали, что эти события, несомненно, связаны.

За политику в армии

Павел I, будучи ярым поклонником всего прусского, ввел неудобную старомодную форму и муштру. Строгие, неудобные, а главное, бессмысленные заимствованные порядки вызывали раздражение, доходящее до ненависти, практически всего офицерства и дворянства Санкт-Петербурга.

Вахтпарад при императоре Павле I.

Он устраивал ежедневные вахтпарады с участием всех генералов наивысших чинов, в которых сам Павел выступал фельдфебелем. Сбившийся с ноги офицер мог оказаться разжалованным и высланным в Сибирь с немедленным отправлением, не имея возможности взять даже деньги и необходимые вещи. О частоте подобных случаев свидетельствует то, что офицеры стали брать с собой большие суммы денег на случай внезапной ссылки.

Чем же так насолил Павел I дворянскому сословию, да и не только ему, за краткое время своего правления — с ноября 1796 года по март 1801? Надо признать, многим. Приведу лишь несколько примеров. Именно он первым вторгся в запретную даже для государей область взаимоотношений помещика и крепостного. Указ 1797 года зафиксировал норму крестьянского труда в пользу помещика — не более трёх дней в неделю.

Во-вторых, унаследовав пустую казну с огромным внутренним и внешним долгом, Павел предпринял немало усилий, чтобы найти новые источники доходов и остановить инфляцию, но опять при этом наступил на мозоль дворянству. На радость зевакам-«экономистам» император приказал однажды сжечь перед Зимним дворцом свыше пяти миллионов рублей в бумажных ассигнациях, а взамен переплавить в серебряную монету дворцовые сервизы. Обыватель отреагировал, как и положено, по-обывательски: император явно ненормален, кто же жжёт деньги?

РПЦ Павел не угодил своим непривычным для России экуменизмом. Военным — своей реформой. Чтобы представить масштаб потрясения, приведу такой пример. Из 132 офицеров привилегированного екатерининского конно-гвардейского полка к концу царствования Павла, осталось всего двое. Зато подпоручики 1796 года, сделав стремительную карьеру, в 1799 году были уже полковниками. В отставку было отправлено 7 фельдмаршалов, свыше 300 генералов и более двух тысяч штабных офицеров. Однозначно оценить потери и приобретения в ходе столь масштабной чистки трудно. Армию покидали как опытные офицеры, так и многочисленная накипь, гвардейские щеголи и бездельники, которых к концу екатерининской эпохи накопилась масса.

Канцлер Безбородко свидетельствует: «В последние годы царствования Екатерины офицеры (речь, разумеется, идёт о богатой гвардии) ходили в дорогих шубах с муфтами в руках, в сопровождении егерей или „гусар“, в расшитых золотом и серебром фантастических мундирах». И это далеко не единственное свидетельство. «Императорская гвардия, вне всякого сомнения, — наихудшее войско в государстве», — сообщал своему королю в ту пору посол Швеции граф Стендиг. А шведы в этом кое-что смыслили.

И ещё одно. В своей Гатчине Павел занимался не только муштрой, а ля Фридрих Великий, который был тогда в моде во многих европейских странах. Так что, грех простительный. Было, однако, и другое. В конце 18 столетия ведущими русскими полководцами было официально признано, что артиллерия не может играть в войне решающей роли. Между тем, это было опасное заблуждение. Тем более, что во Франции уже блестяще заявил о себе молодой артиллерийский поручик по фамилии Буонапарте. Так вот, именно в Гатчине Павлом была создана та артиллерия (самая современная по тем временам), что совершила свои славные подвиги в 1812 году. К счастью, Александр I в. этом смысле следовал заветам отца.

Если бы французам в Отечественную войну противостояла русская армия с муфтами в руках, но без артиллерии, то мировая история сложилась бы иначе. Вот и выходит: Павел I имеет полное право на реабилитацию

Недовольство в гвардии нововведениями было настолько велико, что перекрывало все достойные военные начинания императора. Так, он ограничил срок службы рекрутов, ввел в обмундирование шинели, ограничил наказания солдат. В итоге, единственным по-настоящему преданным Павлу остался лишь Преображенский полк, который заговорщикам удалось оставить не у дел в ночь убийства.

За сумасшествие

Павел был, несомненно, исходя из современной психиатрии, тяжелым невротиком: вспыльчивым, заносчивым, страдающим от депрессий и панических атак человеком.

Это легко объяснимо событиями детства: смертью сестры Анны, убийством отца, отторжением от матери и многими другими событиями. Все это выразилось позднее в неспособность оценивать межличностные отношения. Он не умел строить партии и выбирать надежных фаворитов.

Смерть Павла I. Гравюра Утвайта, первая половина XIX века.

Например, Павел мог судить о людях только по косвенным замечаниям или письмам, адресованным не ему. Именно этой особенностью Павла воспользовались заговорщики, поднимая по служебной лестнице остзейского дворянина Палена. К тому же, император безоговорочно доверял только своему глупому брадобрею Кутайсову, которого легко использовали все подряд.

Это позволяло заговорщикам, в первую очередь Палену, который контролировал почту и петербургскую полицию, манипулировать Павлом и общественным мнением против Павла, искажая его указы, подначивая его на вздорные решения. В итоге, к развязке событий весь Петербург был убежден, что царь сошел с ума, и если что-то не сделать, страну ждет революция.




Павел I. Источник: Public Domain

















Корона, изготовленная к посвящению Павла I в Великие магистры Мальтийского ордена. 1798 г
Корона, изготовленная к посвящению Павла I в Великие магистры Мальтийского ордена. 1798 г. Фото: wikipedia.org




Командорский крест ордена Св. Иоанна Иерусалимского
Командорский крест ордена Св. Иоанна Иерусалимского. Фото: wikipedia.org




Специальной прокламацией российскому Сенату было велено в императорский титул включить и звание Великого магистра. Единственное, что позволил монарх Сенату, это выбрать соответствующее место в титуле «по его благоусмотрению». Первоначально звание Великого магистра оказалось в самом верху длинного списка, но затем, крепко подумав, Сенат решился всё же переместить его вниз. Таким образом, в те времена официальный императорский титул начинался привычными для русского слуха словами «Мы, Павел Первый, Император и Самодержец Всероссийский…», а  заканчивался удивительным текстом «…Великий магистр Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского и прочая, и прочая, и прочая». Мальтийский крест  официально включили в российский государственный герб и государственную печать. А главной наградой для русских военных на время стал католический Мальтийский крест. Его удостоился и Суворов.

Весь этот абсурд, официально одобренный Петербургом, вызвал, понятное дело, в католическом и православном мире неимоверное смятение. Как на это отреагировало православное духовенство, думаю, объяснять не стоит. Но и Ватикан был ошарашен не менее. То, что он выступил за смещение Гомпеша, вовсе не означало автоматического согласия папы на избрание новым гроссмейстером православного Павла. Да и рыцарем женатый Павел просто никак не мог быть по уставу ордена. Иначе говоря, при всей предрасположенности Пия к Павлу I и при всём желании Ватикана влиять на события в России, признать православного императора гроссмейстером католического ордена понтифик, разумеется, не мог.  (Среди прочих мотивов немалую роль играла, безусловно, личная признательность папы к Павлу I, предложившему ему убежище в России в марте 1798 года, после оккупации Наполеоном северных итальянских княжеств.) Учитывая деликатность ситуации, Ватикан начал маневрировать, не говоря по сути вопроса, несмотря на постоянные требования Павла, ни твёрдого да, ни категорического нет.

Исторический казус, когда гроссмейстером католического ордена стал православный монарх, завершился лишь со смертью Павла. Думается, что известие о кончине русского императора в Ватикане встретили со смешанным чувством искреннего огорчения и естественного облегчения. Римский первосвященник потерял  надёжного, но беспокойного партнёра. 9 февраля 1803 года папа дал наконец своё официальное согласие на отставку Гомпеша и на избрание Великим магистром Жана-Батиста Томмази.

Иначе говоря, де-юре Павел I так и не был признан Ватиканом гроссмейстером ордена. А следующий государь — Александр I — тут же снял с российского орла явно лишнее украшение.





Назвать Павла уродом можно с большой натяжкой. Да он был некрасив, но и не уродлив. А уж моральным уродом он никогда не был. Тут Вы заблуждаетесь. Он получил превосходное европейское образование и быль одним из самых просвещенных людей своего времени. Будучи еще Великим Князем Павел побывал в Европе и оставил о себе лишь очень хорошее и благожелательное впечатление.

В гибели Павла виноват только он сам. Будучи идеалистом, в достаточной мере далеким от жизни он не мог вести нужную тогда Росси политику. Он строил свой, ведомый только ему идеальный мир, "чудесный город"...

Подавляющее большинство людей рассматривфют события как единичные действия отдельных людей.
К Сталину это может быть отнесено % на 50. К Гитлеру % на 30. К Чингиз-хану -- на 80%. В остальных случаях - история развивается под действием кланов, сообществ, классов.
его страдаем сейчас и будем страдать дальше независимо от того, кто ты - словянин или нет. (см Бильдербергский Клуб)

По дороге в апартаменты императора кто-то из офицеров наткнулся на лакея и ударил его тростью по голове. Лакей поднял крик. Павел, услышав шум, поднятый заговорщиками, попытался скрыться через двери, которые вели в покои императрицы, но они оказались запертыми. Тогда он бросился к окну и спрятался за занавеской. Заговорщики, не найдя императора в постели, на мгновение растерялись. Им показалось, что заговор раскрыт и что это ловушка. Но граф Пален, самый хладнокровный из них, приблизился к постели и, потрогав простыни рукой, воскликнул: "Гнездо еще тепло, птица не может быть далеко". Заговорщики обыскали комнату и обнаружили спрятавшегося императора. Павел стоял беззащитный в ночной рубашке перед заговорщиками, в руках которых сверкали шпаги. Кто-то из присутствующих сказал:

- Государь, вы перестали царствовать. Император - Александр. По приказу императора мы вас арестуем.

Павел повернулся к Зубову и сказал ему: - Что вы делаете, Платон Александрович? В это время в комнату вошел офицер и шепнул Зубову на ухо, что его присутствие необходимо внизу, где опасались гвардии. Зубов ушел, но вместо него вошли еще заговорщики.

- Вы арестованы, ваше величество,- повторил кто-то.

- Арестован, что это значит - арестован? - в каком-то оцепенении спросил император.

Один из офицеров с ненавистью отвечал ему:

- Еще четыре года тому назад с тобой следовало бы покончить!
На это Павел возразил:

- Что я сделал?

Платон Зубов отвечал, что деспотизм его сделался настолько тяжелым для нации, что они пришли требовать его отречения от престола.

В описании дальнейших событий мемуаристы расходятся. Один пишет, что император "вступил с Зубовым в спор, который длился около получаса и который, в конце концов, принял бурный характер. В это время те из заговорщиков, которые слишком много выпили шампанского, стали выражать нетерпение, тогда как император, в свою очередь, говорил все громче и начал сильно жестикулировать.

В это время шталмейстер граф Николай Зубов, человек громадного проста и необыкновенной силы, будучи совершенно пьян, ударил Павла по руке и сказал: "Что ты так кричишь!"

При этом оскорблении император с негодованием оттолкнул левую руку Зубова, на что последний, сжимая в кулаке массивную золотую табакерку, со всего размаху нанес правою рукою удар в левый висок императора, вследствие чего тот без чувств повалился на пол. В ту же минуту француз-камердинер Зубова вскочил с ногами на живот императора, а Скарятин, офицер Измайловского полка, сняв висевший над кроватью шарф императора, задушил его им. (Другие очевидцы говорят, что Павел пробовал освободиться, и Бенигсен дважды повторил ему: "Оставайтесь спокойным, ваше величество, дело идет о вашей жизни!" Однако спустя немного времени сам же Бенигсен снял шарф и подал его князю Яшвилю. Подполковник Яшвиль, которого Павел однажды во время парада ударил палкой, накинул на шею императора шарф и принялся его душить.)

На основании другой версии, Зубов, будучи сильно пьян, будто бы запустил пальцы в табакерку, которую Павел держал в руках. Тогда император первый ударил Зубова и, таким образом, сам начал ссору. Зубов будто бы выхватил табакерку из рук императора и сильным ударом сшиб его с ног. Но это едва ли правдоподобно, если принять во внимание, что Павел выскочил прямо из кровати и хотел скрыться. Как бы то ни было, несомненно то, что табакерка играла в этом событии известную роль".

Еще один мемуарист описывает сцену смерти так: удар табакеркой был "сигналом, по которому князь Яшвиль, Татаринов, Гарданов и Скарятин яростно бросились на него [императора], вырвали из его рук шпагу; началась с ним отчаянная борьба, Павел был крепок и силен; его повалили на пол, били, топтали ногами, шпажным эфесом проломили ему голову и, наконец, задавили шарфом Скарятина".

Оставшуюся часть ночи лейб-медик Вилие обрабатывал изуродованный труп Павла, чтобы наутро его можно было показать войскам в доказательство его естественной смерти. Но, несмотря на все старания и тщательный грим, на лице императора были видны синие и черные пятна. Когда он лежал в гробу, его треугольная шляпа была надвинута на лоб так, чтобы скрыть, насколько возможно, левый глаз и зашибленный висок.

Комната в Михайловском замке, где был убит Павел I. Интерьер изменился.

Современники Павла рассказывали, что император предчувствовал свою гибель:
С. М. Голицын в своих мемуарах описал последний вечер императора и его мрачные предчувствия: «Ужин, как обыкновенно, кончился в половине десятого. Заведено было, что все выходили в другую комнату и прощались с государем, который в 10 часов бывал уже в постели. В этот вечер он также вышел в другую комнату, но ни с кем не простился и сказал только: «Чему быть, тому не миновать». Вот какое предчувствие имел император Павел».

По рассказу неизвестного очевидца: «После ужина император взглянул на себя в зеркало, имевшее недостаток и делавшее лица кривыми. Он посмеялся над этим и сказал мне: «Посмотрите, какое смешное зеркало; я вижу себя в нём с шеей на сторону».Это было за полтора часа до его кончины». Заговорщики сначала оглушили Павла ударом табакерки, а потом задушили поясом.




Платон Зубов - фаворит Екатерины Великой, при правлении Павла утратил свои привилегии.


Николай Зубов, зять Суворова, помог брату отомстить




Авантюристка и шпионка Ольга Жеребцова, сестра братьев Зубовых



Иван Муравьев-Апостол с дочерью, отец знаменитого декабриста. Семья потомственных заговорщиков.






Парадный портрет Павла. Костюм императора дополняет широкий пояс. Предположительно, таким поясом Павел был задушен.




Табакерка Зубова



Граф Пален, сообщивший Александру о смерти отца



Молодой Александр I


Вдова императора в траурном платье








Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments