uncle_nikk (uncle_nikk) wrote in ru_polit,
uncle_nikk
uncle_nikk
ru_polit

Маленькая Принцесса

Я хотел бы начать так:
"Жил да был Маленький принц. Он жил на планете, которая была чуть
побольше его самого, и ему очень не хватало друга..."

Антуан де Сент-Экзюпери,
"Маленький принц"


В этой сказке нет никакого принца - ни маленького, ни большого, поэтому я начну по-другому.



Свою планету малыш Корби сделал из самой большой тыквы, какую сумел найти. Он густо обмазал ее глиной вперемежку с землей, чтобы создать плодороный слой, посадил первое деревце и сильным броском, подобным тому, как бросает мяч из аута самый лучший футболист в команде, забросил ее прямо на орбиту. Надо сказать, что почти все соседние планеты были созданы похожим образом. Только другие малыши использовали в качестве основы или большой арбуз, или баклажан, а некоторые вообще картофелину, персик, или, например, луковицу.
На этих других планетах, если они были маленькими,как катофелина, малышам было тесновато, если они были сделаны из луковицы - у них щипало глаза, да и не всем малышам нравился запах перезрелой клубнички или бархатистая мягкость спелых персиков.
На тыквенной планете малыша Корби была вполне удобоваримая поверхность, ну и места тоже хватило всем желающим. Конечно, не все малыши захотели поселиться у него, но тем, кто захотел, хватило. И даже еще осталось.

Малыш Корби стал королем своей планеты - ведь не может же быть планеты без короля! Другие малыши и малышки стали называть его Корби Первый, потому что он был самым первым королем своей гостеприимной планеты. Малыши вместе с Корби Первым дружно принялись за работу.
Очень скоро совместными усилиями они заселили и благоустроили королевство. Они разбили тенистые сады, прокопали пруды и каналы, даже построили маленький Гайд-парк и кунсткамеру.
Больше всего малыши любили просторную зеленую лужайку, устланную мягкой травой и всегда залитую ярким летним солнцем. На лужайке малыши и малышки устраивали веселые срачи, во время которых мальчишки часто плевались друг в друга жеваной бумагой и пребольно дергали девочек за косички. Девочки в ответ дразнились и показывали языки. Там всегда было шумно и весело. Так весело, что иногда приходилось даже немного охлаждать пыл особо ретиво веселившихся малышей, отправляя их время от времени на орбиту - полетать вокруг, поостыть и подучить правила. Кто-то из них, может, и обижался, но таких было немного.

Король Корби Первый тоже с радостью принимал участие в веселых срачах, потому что он ведь был таким же малышом, как и все остальные и ему так же, как и другим, нравилось резвиться на зеленой лужайке. Он старался одинаково крепко любить всех малышей и малышек, но однажды ему это не удалось - одного малыша он все-таки разлюбил. Разлюбил он его очень сильно, и с каждым днем разлюблял все больше и больше, все сильнее и сильнее, пока совсем окончательно не разлюбил. Тогда он почему-то решил, что самым лучшим наказанием себе за эту утерю любви к малышу будет взорвать ядро этой тыквенной планеты и разнести ее в пух и прах. Когда малыши об этом узнали, они тут же прозвали его Корби Безумным и попытались, без особой, впрочем, надежды, уберечь полюбившуюся им планету от безумства своего спятившего короля. Больше всех старался малыш по имени Силан, его прозвали так за огромную силу и умение уговаривать.

Но даже Силану едва-едва хватило и того и другого для того, чтобы удержать Корби Безумного от его бредовой затеи.
Поддавшись в минуту просветления уговорам, король снял с себя корону и вручил ее Силану со словами, которых никто, кроме них, не слышал, и тут же отправился восвояси.

Некоторое еще время терзал потом малышей призрак безумного короля, бродивший по тыквенной планете, но скоро про него позабыли.

Новый король, которого сразу прозвали Силан Второй, тоже старался одинаково крепко любить всех малышей и малышек, но любить одних он старался, а любить других у него получалось само. Тогда малыши стали на него обижаться. Одни обижались за то, что не старается, а другие за то, что не получается само. Малыши от обиды принимались шалить пуще прежнего и все чаще и чаще стали отправляться на орбиту.
Сердце Силана наполнялось в эти мнуты печалью и болью, он удалялся в свой королевский замок, где в тиши и уединении проводил долгие скучные дни, слыша, как совсем рядом с ним в пылу очередного веселого срача резвятся другие малыши. За это почти постоянное вынужденное уединение Силана стали называть Силан Тишайший.
Ему очень хотелось туда, где под ярким полуденным солнцем звучал задорный смех малышей, но он боялся, что, если он присоединится к ним, они станут обижаться на него за участие в веселых срачах на чей-нибудь сороне, и не выходил. От этого малыши только еще больше обижались, но почему-то уже друг на друга и принимались шалить и безобразничать пуще прежнего.
Глядя на то, как малыши один за одним отправляются на орбиту и очень грустя от этого, Силан так же тихо и незаметно, как правил, снял с себя королевскую корону и мантию, сложил их в котомку и подбросил эту котомку к порогу маленькой Мили, позвонил в дверь и, не оглядываясь, убежал озорничать с другими мальчишками, потому что больше всего на свете Силан, как и другие мальчишки, любил озорничать.

Так малышка Мили стала Маленькой Принцессой.
Сначала она тоже захотела полюбить всех малышей и малышек, но потом полюбила вместо них только свои придуманные мысли.
Беда почти всех маленьких девочек заключается в том, что они сначала нечаянно придумывают себе мысль, а пом сразу начинают ее усиленно думать. Взрослея, они перестают думать свои придуманные мысли, но Принцесса была еще Маленькой, и придуманную мысль о том, что ей одиноко и страшно, она думать не перестала. Тем более, что Силан, перестав быть королем и превратившись опять в обычного малыша, вовсю веселился с другими мальчишками, гулко барабаня по крыше замка жеваной бумагой, которой они плевались с соседней планеты с помощью длинных коктейльных трубочек.
А Маленькая Принцесса думала, что ей от этого становится все страшнее и страшнее.
Тем временем к хулиганам-мальчишкам на соседнюю планету приземлилось уже довольно много малышей и малышек,слишком уж сильно выброшенных на орбиту. Малыши с удовольствием присоединились к хулиганам и с удвоенным азартом принялись обстреливать королевский замок из разноцветных коктейльных трубочек.
И тогда Маленькая Принцесса придумала еще одну мысль, и это была мысль про любовь и она придумала ее оттого, что думала, что ей страшно.
Она придумала, что малыши с ее планеты охотно полюбят Безумного короля Корби и это была ее последняя мысль в качестве Принцессы. Думать ее она не стала, а если и стала, то делала это не очень долго и совсем не тщательно. Скинув мантию и передав корону Корби Безумному, она надела свое прежнее платье и покинула королевский замок.
Ее ждала залитая солнцем мягкая зеленая лужайка, с которой доносились веселые голоса малышей. Аккомпанировала им уже хорошо забытая мелодия, которую кто-то, пока не очень хорошо видимый за высоким кустом жимолости, наигрывал на стоящем где-то там, в глубине, рояле...

Что же дальше? - спросите вы.
Не знаю, в этой сказке все перепутано.
В ней принцесса, даже не дожидаясь боя часов, скинула с себя бальное платье и облачилась в лохмотья, а добрый фей в голос над этим смеется.
Никто пока не превратился в крысу, но оскалились уже многие.
Планета еще не обернулась тыквой, но ржавые проплешины, сквозь которые пробивается высохшая тыквенная корка,уже видны.
А голос Безумного Короля, второпях натянувшего на себя узенький наряд принцессы, уже гремит по коридорам.
Как его, кстати, будут называть? Думаю, не по номеру - запутались все уже в этих номерах. Скорее всего, Корби Хитрый - не зря же он звал себя Лис Малдер...

Tags: Скрепы
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments