Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

Из переписки с политзэком Ильёй Романовым


Акция в Нижнем Новгороде 3 июля 2016 года в защиту политзаключённых, в том числе Ильи Романова

Напомню: Илья Эдуардович Романов — российский гражданин, левый журналист и бывший украинский политзаключённый (провёл 10 лет за решёткой в 2002-2012 годах за "сепаратизм" — участие в отряде "одесских комсомольцев", которые боролись за отделение Причерноморья от Украины и создание Причерноморской Советской республики). А ныне, с 2013 года, увы — вновь политзаключённый, уже российский. Причины его посадки, впрочем, ясны: борцы против буржуев нигде в бывшем СССР не пользуются любовью власть имущих, всюду их ждут наручники и решётки...

В июле, когда у Ильи Романова был день рождения, я написал ему в поздравительной открытке, что он по отсиженному сроку "превзошёл уже всех большевиков-зэков и всех диссидентов-зэков". "Впереди у Вас, — заметил я, — кажется, только рекорды Огюста Бланки и народовольцев, но не уверен, что стоит их побивать. Желаю столетие революции встретить на свободе!"

Отвечая на это, Илья Романов написал в письме от 19 августа с. г.:
"...А вот Вы мне предсказали в открытке "рекорд" Огюста Бланки. Он оттарабанил в общей сложности около тридцатника. Но раньше ведь всё было малость не так, как у нас. Жестокий тиран Луи Филипп, когда был раскрыт заговор "Общества семей" в целях его вооружённого свержения, влепил главным заговорщикам ужасные сроки: Барбес получил год тюрьмы, а Бланки — так цельных два года! (Из пороховой мастерской заговорщиков выгребли около 70 кило пороха — а он вывозился оттуда каждую ночь!). Отсидели же руководители заговора и вовсе ужас: по пять с половиной месяцев! Потом Луи Филипп, по случаю женитьбы сына, объявил амнистию. Оказавшись на свободе, Барбес и Бланки немедля взялись за новый заговор, и через три года устроили в Париже мятеж, закончившийся провалом. На этот раз оба получили смертный приговор, который им Луи Филипп заменил на пожизненное заключение. Но по прошествии четырёх с половиной лет, узнав о тяжёлой болезни Бланки, король подписал ему помилование (которое тот, правда, принять отказался, но всё равно был переведён из тюрьмы в больницу, где и лежал года два). При всём при том, Луи Филипп, — рекордсмен по числу совершённых на него покушений, у которого чуть не каждый год происходили мятежи, — исхитрился править целых 18 лет! Кстати, заменивший его во главе страны человек, Луи Бонапарт, — тоже у него сидел на пожизненном. Но по отбытии 6 лет Бонапарта как-то послали во двор тюрьмы таскать какие-то доски. В процессе перетаскивания будущий глава Второй Империи заметил, что ворота тюрьмы открыты и никто их не охраняет. Не будь дурак, взял да убежал в эти ворота!
Тут можно отметить, что правление орлеанистов — это эпоха после "трёх славных дней", когда настало "царство банкиров". У нас в будущем, надо полагать, тоже следует ожидать "царства банкиров"; но это будущее скорее далёкое, чем близкое. (Первое "царство банкиров" у нас, как и во Франции, было при "ельцинской Директории"). Кстати, раньше, помню, я Вам писал, что Реставрация Бурбонов производит впечатление случайного (на первый взгляд) события. Таким же случайным (по сути дела) событием выглядят, на первый взгляд, и "Три славных дня". Главную роль в них сыграло то, что Карл X "ордонансами" запретил множество газет, вследствие чего остались без заработка многочисленные рабочие типографий. При этом, что именно нужно делать после взятия Парижа в свои руки — никто не знал. (Бальзак назвал данные события "июльской неразберихой")... При режиме Полной Реставрации (Карл X) не существовало никаких организаций "несогласных". Хотя, вернее, там поначалу было тайное общество "карбонариев" ("угольщиков", - видимо, по аналогии с "каменщиками"), но карбонарии включали в себя людей самых разных взглядов, которые быстро перессорились, и общество по факту перестало существовать. Поэтому оппозиции не было никакой, если не считать нескольких сравнительно оппозиционных изданий ("Глоб", "Насиональ"), — как у нас с "дозволения свыше" существуют "Новое время", "Новая газета".
А вот что за случай произошёл с неделю назад в Москве (какого никак не могло бы произойти при Луи Филиппе). Зашли моя тёща и тесть (которые, впрочем, являются таковыми скорее номинально, т.к. последние лет 18 я с ними практически и не общался) в почтовое отделение возле своего дома в Чертаново, а хотели всего-то отправить мне в лагерь почтовый перевод в полторы тысячи рублей. Сотрудник почты сказал, что немедля отправить не получится — "надо связаться с начальством", — и попросил подождать. Через время подъехала полиция из ОВД "Чертаново-Центральное", тёщу с тестем "повязали" и доставили в ОВД, где полтора часа допрашивали на предмет "финансирования ими терроризма", вымогая, в том числе, телефоны и данные других моих родственников. К слову, о тёще и тесте: они никогда ни в какой "политике" не участвовали и не интересовались: "не состояли, не были, не числились". Щипцова Г. А. — в прошлом частный нотариус, но из-за тяжёлой болезни уж много лет не работает; она, кстати, дочь бывшего зампредседателя Верховного Суда РФ Анатолия Меркушова (покойного). Косцов А. В. — автор многочисленных учебных пособий по овладению новыми компьютерными технологиями... Подобного ещё не было — в Москве, по крайней мере. [...]
Дело в том, что вот при Луи Филиппе, особенно же ближе к середине 1840-х годов, по всякому случаю, подобному вышеописанному, либеральная пресса поднимала крик. А у нас сейчас подобным случаем либеральную прессу, пожалуй, и не заинтересуешь... Если московские интеллигенты ждут "подписания ордонансов", — я уж не знаю, какие ещё могут быть подписаны "ордонансы". Давно все подписаны."
Tags: История, Россия, Франция
Subscribe
Buy for 80 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments