Александр Майсурян (maysuryan) wrote in ru_polit,
Александр Майсурян
maysuryan
ru_polit

100 лет Революции. "Побрякушки орденов поступят в тигель"


Орден Красного Знамени при ношении на розетке, орден РСФСР и СССР

После рассказа в данном соо о френче Керенского, его "женском платье", а также о кепке и бревне c субботника Владимира Ильича в виртуальный музей революции стоит, вероятно, поместить вполне традиционный для обычных музеев предмет.
Орден Красного Знамени, самый первый и долгое время — высший орден новой революционной власти.
Вообще, Октябрьская революция начала с того, что отменила все ордена, медали и прочие награды прошлого царского режима. Советская "История дипломатии" в 1945 году описывала следующий выразительный случай. Посол Испании в конце 1917 года оказал некоторую любезность молодой Советской республике. "Накануне его отъезда из Петрограда в Наркоминдел явился секретарь испанского посольства и намекнул, что за такую услугу... обычно полагается орден. Сотрудники Наркоминдела подошли к шкафу, вытащили кучу орденов... и высыпали на стол. "Выбирайте любой", — заявили они испанскому дипломату. Поражённый испанец ретировался".
Однако прошёл год, и уже в сентябре 1918 года красная республика получила свой первый орден. Одним из его создателей следует считать "вождя Красной Армии" Льва Троцкого. Он настаивал на учреждении нового ордена, когда в печати ещё кипели горячие споры на тему о том, а нужны ли вообще революции ордена. Сама потребность в награждениях присутствовала, вопрос был в том, можно ли идти ей навстречу, и как именно. Как вспоминал позднее писатель Варлам Шаламов, "в начале гражданской войны, когда ещё у советской власти не было ни орденов, ни прочих знаков отличия, когда в восемнадцатом Подвойский выступал в печати за введение орденов, а его крыли за "отрыжку царизма", — на фронте за боевые заслуги награждали и без орденов именным оружием или гитарами, балалайками".
Наконец, в январе 1919 года наркомвоенмор получил первую партию орденов "Красного Знамени" для награждений. И был ими страшно разочарован. О чём немедленно телеграфировал в центр: "Орден Красного Знамени невозможен, слишком груб и снабжён таким механизмом для прикрепления на одежду, что носить его практически невозможно. Выдавать его не буду, ибо вызовет общее разочарование. Настаиваю на прекращении выделки и передаче сего дела военному ведомству. Орден ждут несколько месяцев, а получили бляху носильщика, только менее удобную. Знак должен быть в три-четыре раза меньше и сделан из лучшего материала… Предреввоенсовета Троцкий".
Тут же по прямому проводу написал об этом и в другую кремлёвскую инстанцию:
"Считаю совершенно недопустимым небрежность в изготовлении ордена Красного Знамени… Все ждут, а мы неспособны изготовить орден. Рассуждать о том, насколько серебряные обойдутся дороже, — смешно. Дело идёт о грошах. Необходимо знак сделать в три раза меньше. Ободок позолотить. Работу сделать более изящной…"
Троцкий заботился и о том, чтобы награждения не были слишком массовыми, чтобы не обесценить новый орден. Когда в январе 1920 года для Конармии попросили 300 орденов, он написал в ответ: "Слишком много! Штук 50–75 можно выслать".
А само отношение к орденам в те годы оставалось сложным, неоднозначным. Писатель Анатолий Кузнецов вспоминал рассказ своего отца Василия, бывшего красногвардейца: "А меня представили к ордену Красного Знамени... А мы в то время гор-рячие были, непримиримые. Это были самые первые ордена, только ввели... Мы шумим: при царе были ордена, а теперь опять эти висюльки? Мы не за висюльки воюем. Я взял и отказался".


Василий Блюхер, первый кавалер ордена Красного Знамени, пятикратно награждённый этим орденом

Первым кавалером ордена Красного Знамени стал Василий Блюхер, позднее маршал Советского Союза, ставший в те годы единственным обладателем пяти (!) таких наград. Любопытно отметить, что позднее, когда на рубеже 20-х и 30-х годов московские меньшевики обсуждали возможность формирования правительства (тогда им казалось, что власть вот-вот сама упадёт к ним прямо в руки), то они именно в Блюхере видели идеального кандидата в "советские Бонапарты". Видимо, в силу его исключительных военных заслуг. Так слава полководца и оказанный почёт сыграли с маршалом дурную шутку, а в конце 30-х годов не спасли его от ареста и смерти в тюремной камере...


Орден Красного Знамени есть на одной из фотографий Махно, вошёл в некоторые его изображения и кинообраз

Согласно известной исторической легенде, Нестору Ивановичу Махно был вручён орден Красного Знамени за номером четыре. Правда, документальных подтверждений этого предания нет, кроме свидетельства жены Н. И. Махно Г. А. Кузьменко журналисту и писателю Семанову:
«Нестор был действительно награждён орденом Красного Знамени, когда это случилось, я не помню, но орден помню очень хорошо, он был на длинном винте, его полагалось носить, проколов верхнюю одежду, но Нестор не надевал его никогда. Хранился он у меня, а во время бегства побросали все вещи, видимо, среди них и орден». "Не надевал никогда" — неточно, есть, как минимум, одна фотография Нестора Ивановича с орденом на груди.
А это анекдот о пятом кавалере ордена, левом эсере Юрии Саблине. «Сидят три приятеля: некий революционер Саблин, награждённый орденом Красного Знамени № 5, Владимир Маяковский и Велимир Хлебников. Каждый говорит о себе. Саблин: „Таких, как я, в стране — пять!“. Маяковский: „Таких, как я, — один!“. Хлебников: „Таких, как я, — вообще нет!“».
В. И. Ленин никогда орденов не носил, но после своей смерти неожиданно оказался "орденоносцем". Что запечатлено в стихотворении Веры Инбер "Пять ночей и дней (На смерть Ленина)":
И потекли людские толпы,
Неся знамена впереди,
Чтобы взглянуть на профиль жёлтый
И красный орден на груди.

Действительно, к одежде Ленина в гробу был приколот орден Красного Знамени. Но это был не его орден, а награда управделами Совнаркома Николая Горбунова. 22 января 1924 года в Горках Горбунов снял с груди свой орден и приколол его к френчу Ленина, где орден и оставался до 1943 года. А тогда с Владимира Ильича сняли и френч (переодев в пиджак и галстук), и орден...
К 30-м годам Советское государство, начавшее с полного упразднения орденов и медалей, уже имело весьма разветвлённую и обширную наградную систему. А родоначальник первого советского ордена Л. Троцкий, ставший лидером левой оппозиции, с нескрываемым раздражением писал о возможной победе своих соратников: "Чины будут немедленно отменены, побрякушки орденов поступят в тигель".
Парадокс? Пожалуй... Ну, а если рассмотреть вопрос по существу: нужны ли революции ордена? — то придётся признать, что ордена, пусть и под "красными" названиями, конечно, не были чем-то новым и революционным. Нет, они явились из старого мира, того самого, который революционеры хотели, согласно своему гимну, "разрыть до основанья". В чём-то они помогали революции, но в чём-то изнутри и отменяли её. И ведь не случайно создатель первого красного ордена к 30-м годам вернулся к той позиции, с которой революция и начинала в Октябре 1917-го: "побрякушки орденов поступят в тигель".
Tags: История, Коммунизм, Россия, СССР
Subscribe
promo ru_polit july 5, 22:33 60
Buy for 80 tokens
В сообществе публикуются посты, содержащие уникальный контент общественно-политической тематики. 1. Кат. До ката допускается размещать не более 15 строк текста и не более одного фото или одного видео. Размещение шокирующего контента допускается только под спойлером и с обязательным…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments