katmoor (katmoor) wrote in ru_polit,
katmoor
katmoor
ru_polit

О печальной участи семейств предателей

Любопытный документ о том как немцы обращались с эвакуированными в Германию семьями своих власовских изменников

Копия Выдержка из донесения полковника Буняченко генералу добровольческих формирований, г-ну генералу кав[алерии] Кёстрингу

Сообщаю, что согласно приказу г-на генерала и в соответствии с предписаниями я, как связной между военнослужащими РОА, находящимися на службе в вермахте, и членами их семей в период с 22 по 23 августа 1944 г. посетил пересыльный лагерь в Пархиме (земля Мекленбург), где находятся члены семей военнослужащих РОА.



В ходе бесед с эвакуированными и на основе личных наблюдений я установил следующее:
1. В лагере находятся 477 человек, из них 170 детей, 278 женщин и 29 непригодных к воинской службе мужчин. Все они являются членами семей военнослужащих РОА. Из 170 указанных детей 78 младенцев в возрасте до 2 лет, а также 60 женщин в положении.
Начальник эшелона: штандартенфюрер Хиллер. Сопровождение и Отдел Ic: баронесса д-р фон Немкин (Reichsdeutscherin)II

2. ……………………. III 3. Сразу же по прибытии 17 августа 1944 г. в 2 часа эшелон был взят под охрану частями вермахта. На следующий день людям запретили набирать воду, но позже после вмешательства начальника транспорта разрешили [делать это] коротко вечером. Вечером 17 августа два представителя районного руководства, а также лагерное командование пересыльного лагеря Пархим приказало женщинам освободить вагоны и перебраться в пересыльный лагерь, в недезинфицированные бараки, в которых до этого царили сыпной тиф, скарлатина и другие инфекционные заболевания.
В бараках, как в дезинфицированной, так и в недезинфицированной части лагеря, очень много клопов, вшей и прочих паразитов и везде ужасная грязь. Из-за этого эвакуированные попросили оставить их в поезде и отказывались выходить [из него].
После этого – 17 августа около 21 ч. – появился руководитель района г-н Виттенбург и приказал людям выходить и переселяться в бараки. Женщины снова описали руководителю района бараки, [в которых они должны были быть] размещены и которые их ждали, и отказывались выходить и дальше. В ответ на это полиции был отдан приказ, применяя оружие и силу, принудительно освободить вагоны. Из-за клацанья оружейными затворами среди женщин начались беспорядки, некоторые бежали оттуда, чтобы спастись от выстрелов
. Приказа открыть огонь не давали.
По свидетельствам некоторых женщин, *руководитель района Виттенбург*I лично вместе с полицией направился к вагонам, избивал женщин и вышвыривал детей из вагонов
II. Были избиты следующие жены офицеров и солдат РОА: Горячева, Батура, Пирогова, Шахина, Высоцкая, Баранова, Панкова, Гурьева, Лабинцева, Курочкина, Котова. Мужья этих женщин находятся на фронте на участке Брест. Жена добровольца Назаренко за два часа до этих событий родила ребенка и была силой выдворена из вагона.
Распоряжения руководителя района Виттенбурга и его подчиненных былиисполнены иреализованы неукоснительно.
Эвакуированных переселили в грязные бараки, полные клопов и вшей. После разгрузки вагоны стояли пустыми еще 17–22 августа, из чего следует заключить, что женщин можно было бы оставить в вагонах до окончательной дезинфекции бараков. После переселения в бараки были избиты еще 4 женщины.
4. На следующий день, 18 августа, начальник лагеря Хольцрихтер приказал конфисковать все еще имеющееся [у привезенных в лагерь] продовольствие. Речь шла в данном случае о том продовольствии, которое было сэкономлено до прибытия транспорта в Пархим 17 августа, а не о продовольствии, полученном уже в самом Пархиме. В эшелоне выдавали продукты лишь до 15 августа. Это было воровство у женщин и детей.

18 августа начальник лагеря Хольцрихтер конфисковал письма, которые женщины написали своим мужьям, и передал эти письма уголовной полиции. В присутствии начальника эшелона Хиллера и баронессы д-ра фон Немкин начальник лагеря Хольцрихтер заявил, что конфискация писем последовала по той причине, что женщины якобы сообщили своим мужьям о том, как с ними обращаются. До 23 августа эти письма женщинам возвращены не были. Пища в лагере очень плохая, а ее приготовление противоречит всем санитарным предписаниям.

5. Начальник эшелона, штандартенфюрер Хиллер, а также сопровождавшая [его] баронесса д-р фон Немкин 18 августа утром были арестованы начальником лагеря Хольцрихтером. Приказ об их аресте был отменен после прибытияштандартенфюрера фон Ханенфельдта и лейтенанта Буша, [командированных] ген[ералом] добров[ольческих] форм[ирований]. Во время ареста баронессы д-ра фон Немкин, их опекунши, *начальник лагерного Отдела по использованию рабочей силы302 г-н Френцель*I заявил женщинам эвакуационного лагеря, что ее (баронессу фон Немкин) повесят на глазах всего лагеря, чтобы женщины стали после этого послушнымиII.

6. У эвакуированных имеются 14 коров, которые по приказу начальника лагеря Хольцрихтера должны быть проданы по 40 (сорок) рейхсмарок за каждую. Это привело бы к тому, что 170 детей остались бы без молока.

7. Польский персонал на кухне и лагерные охранники (гражданские) и так и эдак говорили женщинам, что они могут ехать в Москву, если им здесь не нравится, кроме того, их никто не просил воевать вместе с немцами.(редкий случай когда поляки оказались правы к.м.)

Охранник лагеря Бекман стрелял в 10-летнего русского мальчикаI

8. 22 августа в лагере были похоронены 3 человека. На мой вопрос в этой связи о том, насколько смертные случаи частое явление в лагере, мне дали справку, что ежедневно случаются как минимум 1 похороны.


Пархим, 23 августа 1944 г. подпись Буняченко


Выдержки из писем женщин их родственникам в национальных батальонах,

Ефрейтору Григорию Бурмистрову, FPI № 57723, от г-жи Фени Починайловой:
«Я еще здорова и жива, но жизнь к …!?II изменилась. Мы, семьи RBAIII, находимся в закрытом лагере для эвакуированных. …сообщи Степанову о нашем несчастье. Мы находимся в Германии, и вам всем должно быть ясно, что с нами произошло. Вы все, наши мужья, братья и отцы, обязаны попытаться выставить требование, чтобы вытащить нас из этого ада, иначе мы не знаем, где мы умрем. …сообщи все моему мужу и остальным… Это последнее письмо, которое всем вам, русским, может открыть глаза. …я нахожусь в заключении…».

ФельдфебелюЮрию Котову, FP № 46243–Е, от Рени Зименко:
«…мы живем в лагерях… извини за мое письмо, но что нам делать, мы не виновны… я думаю, ты не можешь быть доволен нашей жизнью…»

Старшему лейтенанту Анатолию Бондаренко, FP № 56049, от Веры Бондаренко:
«…мы находимся в лагере города Пархим. Слово лагерь должно быть тебе сразу понятно. Ты должен знать, что значит это слово. Отношения, условия жизни и размещение такие, какие ты узнал и прошел в первые месяцы 1941 в Боровухе… Если ты, мой дорогой, имеешь хоть какую-то возможность, спаси нашу жизнь. Я не переношу заборы из колючей проволоки и запоры. Я лишу себя жизни. Очевидно, это вы, наши мужья, добились этого для нас. Спаси меня как можно скорее…». Фельдфебелю Алексею Мартынову, FP № 36989, от Нины: «…условия жизни в лагере ужасные… из лагеря нас посылают к крестьянам и нам нацепляют значки остарбайтеров… если бы ты видел, как нас выгружали. Сначала поезд был оцеплен охраной, мы не могли выйти из поезда… вечером пришла жандармерия и вытолкала нас из вагонов. Не обращали никакого внимания на детей и стариков. Многих женщин избивали… в лагере тоже плохо. Мы сидим за двумя запорами и кормим клопов. В лагере очень многие умирают, сегодня похоронили двоих. Это происходит из-за того, что готовят нечисто, котлы не моют, а остатки разбавляют холодной водой…»

Лейтенанту Алексею Окорокову, FP № 36989, от Сони:
«…я спрашиваю тебя только об одном, за что ты воюешь? …если меня приведут к какому-нибудь хозяину и он будет надо мной издеваться, то я лишу себя жизни…».

Лейтенанту Константину Филатову, FP № 57723–D, от г-жи Филатовой:
«…условия в лагере замечательные, безумная грязь, стаи клопов. На обед дают кольраби с кониной. …я сплю под открытым небом… многие женщины получили пощечины, не принимая во внимание детей и другие обстоятельства, в которых они находятся…».

Унтер-офицеру Ивану Лабоша, FP № 56857–Е, от его жены:
«…сейчас мы находимся в лагере за проволокой в бараках, зараженных клопами…»

. Лейтенанту Александру Гаврилову, FP № 56490 D, от его жены:
«…я вообще больше не понимаю, почему ты связал свою судьбу с моей, или я свою с тобой? Знаю только, что мы, 30–40 человек, живем в одном помещении, и нас пожирают клопы и другие насекомые. Я беспокоюсь за нашего сыночка, который сейчас голодает. То, что нам дают есть, я боюсь давать сыночку, потому что он может заразиться, а молока, чтобы его кормить, у меня больше нет. …нас согнали побоями, угрожая тюрьмой… мы сидим за проволокой …я буду простой работницей со знаком остарбайтера, а твой ребенок отправится в детский приют. Что ты можешь сделать в этой связи? …Спаси своего ребенка… Ты единственная надежда… ты действительно сражался лишь за эти отвратительные бараки? За что твоя семья заслужила находиться там, где находятся пленные и все прочие враги немцев…»


http://archives.ru/library/general-vlasov-istoria-predatelstva-kn1/index.html#692/z


любопытно-не правда ли?

а как по-вашему заслуживали ли эти люди лучшего обращения?

пмсм. эти люди не имели после этого никаких оснований жаловаться на плохое обращение НКВД.

интересно-а нынешние предатели-почему они расчитывают на то что с ними будут обращаться лучше?




Tags: История
promo ru_polit october 2, 01:11 104
Buy for 90 tokens
Дорогие читатели, после прочтения этой статьи, вам, скорей всего, придется провести полную ревизию своих знаний, полученных в школе и высших учебных заведениях, как минимум по таким дисциплинам как - история, география, геология. Итак, поехали. Показываю вам логическую цепочку моих рассуждений и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments